Повелительница ветра

Размер шрифта: - +

*** (Обновлено вечер 5.04)

-- Ханна, очнись! Ханна…

До боли знакомый голос, такой тихий и нетерпеливый. Он раздавался совсем близко, но ощущения, словно доносится издалека. Я постаралась вспомнить, кому же он может принадлежать, но так и не смогла. Голова раскалывалась.

-- Да очнись ты! – и более ласковое: -- Пожалуйста.

Фран! Я наконец-то вспомнила! Это моментально пробудило меня. Стряхнула с себя мутную пелену и решительно открыла глаза. Лицо юноши оказалось столь близко, что можно было почувствовать вкус его дыхания. И в отличие от недавнего волчьего смрада – все было не так и ужасно, я бы даже сказала, приятно…

Именно мыль о волках и испуганные серые глаза Франа заставили меня все вспомнить.

-- С тобой все хорошо? – обеспокоенно прошептал он.

Я прислушалась к своим ощущениям. Голова все еще болела, но уже не столь сильно. Попыталась пошевелиться, но поняла, что не могу – я крепко связана. Но когда успели? Последнее, что я помню голос наставника…

-- Тебя ударили палкой по голове, -- недовольно пояснил Фран, словно догадываясь о моих мыслях. Я видела, что он зол, но в то же время и раздражен еще тем, что не может ничего сделать.

Теперь понятно, откуда эта ноющая боль!

-- Ничего, крови уже нет – все присохло, -- «обрадовал» меня маг воздуха. Я недовольно на него посмотрела, и постаралась занять сидячее положение. Кое-как Фран помог мне. Без рук и со связанными ногами это было делать крайне проблематично.

-- Видишь, не я теперь одна постоянно попадаю в переделки? -- не сдержала язвительного упрека, припоминая пепельноволосому его недавние издевки.

Фран только искоса на меня посмотрел и отчего-то коварно усмехнулся. Но я быстро забыла о всяких глупостях, вспоминая, что мы с ним не одни. Кажется, мое восприятие мира постепенно восстанавливалось, да и голова почти уже не болела.

-- Где остальные? – мне не удалось скрыть в голосе тревогу. -- Что с камнями?

-- Крэйф и Ран там, -- кивнул в сторону спящих товарищей пепельноволосый. Они были связаны у соседнего дерева. – А вот камни у них…

Здесь его взгляд метнулся в противоположную сторону. Я увидела, как к нам спиной, у костра, сидела вся пятерка команды с дальнего востока.

-- А что с Сорин? – спросила, стараясь не думать об артефактах. Ведь они достались нам с таким трудом, а теперь их просто нагло выкрали! Мне казалось, что еще немного и я просто позорно расплачусь от всей этой безвыходной ситуации. Я правда уже поверила, что мы победим…

-- Эта гадина сбежала, даже не постаравшись помочь, -- зло выплюнул Фран, в самом деле, плюнув на землю от переполнивших его эмоций, настолько сильно упоминание о шестикурснице вывело мага из себя.

-- Может она вернется…

-- И что? На рассвете они уйдут, бросив нас связанными, не забыв прихватить наши камни.

-- Мы что-то придумаем! – обнадеживающе заверила я, но наткнулась на преграду непонимания и насмешки.

-- Ага, со связанными руками ты сильно наколдуешь?

Я смутилась. Пожалуй, в таком состоянии я могла разве что разговаривать с камнями, но вряд ли бы заставила их сделать что-то полезное для нас. Нужна сила в руках…

-- Ну вот, -- хмуро отозвался Фран, правильно расценив мое замешательство.

Тем временем около костра соперников назревал спор. Двое мужчин о чем-то активно спорили на своем языке. Вскочив на ноги, они уже не пытались вести себя тихо, активно жестикулировали руками. Тот, что был более коренастым, вел себя намного агрессивнее. Он указывал напарнику на нас, что-то громко объясняя.

Я и Фран насторожились. Затрещал костер. Другие члены команды с востока старались не обращать внимания на перебранку товарищей, сосредоточившись на огне.

-- Стоит только развязать путы… -- прошипела я, но напоролась на недовольный взгляд Франа.

-- И что? Хочешь вновь получить по голове деревяшкой? – осадил меня напарник. Я засопела на него.

-- Ничего, я еще устрою тебе, когда мы выберемся! – злостно пригрозила ему.

-- Боюсь спросить, что же? Мы с тобой помолвлены… худшего наказания быть не может.

Я опешила, не сразу осознав его слова. Наверное, во всем была виновата головная боль… в глазах предательски защипало. А от осознания, что все вот так пошло под откос, только сильнее расстроило. Но от жалости к самой себе меня прервали. Неожиданно спор между двумя мужчинами прекратился.

Тот, что был более коренастым, размашистым шагом подошел к нам. В его карих глазах горела ненависть. Он презрительно посмотрел на меня сверху вниз, отчего по моей спине прошлись мурашки. По его решительно настроенному выражению лица, я поняла, что нам не стоит на что-либо надеяться, или даже просить о милости. Я каждой клеточкой ощущала его враждебность. Он помнил мой поступок на пустынном этапе.

Мужчина что-то громко крикнул мне… или нам, но я не разобрала ни слова. Оставалось только вжать голову в плечи от такого бешеного натиска.

-- Эй, веди себя подобающе с девушкой! – грозно отозвался Фран, зло из-под челки метнув взгляд на противника. За что и получил по боку сапогом – смуглый маг не стал церемониться.

Пепельноволосый закашлял, скрутившись от боли.

-- Фран! – ахнула я, не в силах что-то предпринять.

Но за нас вдруг вступился тот, что спорил с коренастым мужчиной. По крайне мере, я так решила по его тону и недовольному лицу, когда он обратился к нашему обидчику. Высказав все, напарник коренастого не спеша подошел к нему. По его морщинкам около глаз и седым волоскам, пробивающимся сквозь головной убор, я предположила, что это наставник восточной команды. Он был не только старше, но, и самое главное, более спокойным. Их учитель внимательно осмотрел нас. Казалось, его карие глаза, как и у собрата, не упустили ни малейшей детали. Присев рядом с нами на корточки, он заговорил на нашем языке:



Валерия Осенняя и Анна Крут

Отредактировано: 06.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться