Повраги, или Дружба в силу обстоятельств

Размер шрифта: - +

16 глава

16 глава

Ночь, квартира, демон, кейс, рыцарь, облом.

Примерно так все произошло, если вдаваться в лирику. В середине ночи, когда по логике повражки должны спать, Кай вернулся домой. Однако проникнуть в квартиру через окно Нинель он не рискнул. Девушка раскинулась на кровати звездой и бормотала во сне, беспокойно поворачивая голову то влево, то вправо — ей снился кошмар. В его комнате спал Адонис. Его тоже желательно было не будить. Пришлось залезать через балкон, осторожно взламывая форточку. Черт пролез, а дипломат нет.

— Ну, е-мое!  — выругался бес и с противным скрипом открыл центральное окно. Он вспомнил как выбил это окно, когда убежал из дома. Вставлял его обратно рыцарь.

Хвост продолжал вилять на улице дипломатом, в то время как демон наблюдал за этим безобразием, находясь внутри. Длина пятой конечности позволила получить ценный груз, передав чемоданчик в руку, высунутую наружу. Закрытие окна повторило соло скрипучей рамы. Наделав столько шума, Кай не удивился, наткнувшись на выходе из балкона на серо-зеленого Адониса. Рыцарь прожигал его взглядом параноика, лучше врача говорящего: «Он идет на поправку!»

 

Адонис проснулся час назад. Усталость и общая болезненность не отпустили его на короткую прогулку по нужде сразу. Пришлось смотреть в потолок в ожидании прихода сил. Затем несколько минут сидеть, наблюдая тени на стенах. В таких условиях приходили не самые радужные мысли. Нинель рассказала, в каком он пребывал состоянии, и удивилась резким улучшением. Именно тогда она предположила виновника подобного чуда. В отличии от принцессы, смутившейся и укорившей себя за холодность к демону, рыцарь сатанел от незнания дальнейшей судьбы. Может, у него душу похитили и сделали рабом. Хотя нет, это реалии веры этого мира. Но вдруг в бреду он заключил с тьмой контракт, какой он в таком случае герой?

Живой.

 По заверениям принцессы, рогатый сидел в углу и помогал. Он сам был сильно ранен, но ушел лишь когда миновал кризис.

После нагрузки себя не самыми приятными мыслями, Адонису удалось встать и не торопясь пойти по знакомому маршруту. Именно тут его настиг неприятный звук с балкона. Ругань. Еще один скрип. И вот в комнату вошел «а мы вас только вспоминали».

В глаза сразу бросился кейс и джинсы. Рыцаря немного застопорило. Он не смог сразу решить к чему придраться. К джинсам, из-за которых Кай с виду терял килограммов десять и выглядел еще более человечно. Или к краденому дипломату.  Решил поощрить неожиданную придурь — надеть штаны на волосатый зад — и прицепиться лишь к дипломату. 

 — Откуда взял? — как мог строго спросил герой ослабленным голосом.

— Откуда взял, там уже нет. И вообще, ничего не скажу, пока не услышу правдоподобную версию твоего эгоистичного и тупого поведения! — зло оскалился демон. — Не пойдет он в больницу, видите ли!

Адонис сделал кислую мину и развернулся, собираясь дойти-таки до вожделенного места облегчения. Но путь преградил шлагбаум — нога Кая. Демон оттопырил ее, уперев в край прохода, стоило ему обогнать поврага.

— Не пропущу, пока не расскажешь.

— Пусти, — скривился Адонис.

— Пока не рас...

— Пусти в туалет, идиот!

— Так не интересно, — осклабился бес, — будешь отнекиваться, тянуть время, уйдешь от ответа дракой. Говори сейчас, пока приперло.

— Скотина! Собака! Гад ползучий! Ублюдок! Выродок!

— Да-да, я и сам могу подкинуть пару описательных и неприятных, — гаденько ухмыльнулся черт, не собираясь пропускать ослабленного врага.

— А черт с тобой! Титан!

Воспользовавшись внезапным ступором с ликом удивления на лице поврага, Адонис отпихнул его и пробрался в заветную комнату. А Кай продолжил изображать из себя живое удивление в проходе коридора. Стоило рыцарю выйти из туалета, как к нему прицепились с новой силой.

— Кто? Постой! Я не могу переварить подобное! Это невозможно! — взволнованно восклицал Кай.

— Не чистокровный конечно. То ли прадед, то ли прапрадед. — Адонис говорил спокойно и немного смущенно. Нельзя сказать, будто он гордился подобным родством. Рыцарь держал это в секрете и старался не распространяться. — В общем, даже не знаю, как звали нечеловеческого родственника. Но вся моя семья была сильной и высокой. Я даже мелкий. До двух метром не вымахал, по сравнению с дедом. Вот он еще на них походил. И ростом – два с половиной метров. И лицом суровее. А как слово поперек, так считай, душа из тела улетела. Агрессивные они – титаны.

— Куда уж суровее? А агрессивнее куда? Блин! Правда что ли? Ты в родстве с пятиметровой дурой, передвигающей горы? — демон не справлялся с удивлением и прыгал возле живого представителя расы гор поднебесной.  

— А ты думал, я силу накачал?                 

— Я даже о таком не думал. А теперь думаю, и никак не могу представить процесс скрещивания твоих родственников. — Демон будто взял в каждую руку по предмету, невидимых глазу, и попытался их вставить друг в друга. — Реально, как? Как после такого выжить!?

Адонис упал на стул. Попытался отстраниться от пораженного новостью беса и поесть холодного супа. Отвлечься от реальности ему не дали. Долго игнорировать скачущего рядом и машущего хвостом демона оказалось выше сил.

— Ты, и потомок титана!

— А ты демон, и что?

— Как что? Ты же дурак! Герман еще в первое обследование сказал: от людей один я отличаюсь. А раз такой дотошливый  препаратор до твоей, не человеческой части, не докопался, то уж рядовые врачи тем более нихрена не поняли бы!  Выходит, зря я пушистые штанишки потерял. — Огорченно похлопал по джинсам бес.



Елена Троицкая

Отредактировано: 26.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться