Повседневная жизнь студента-некроманта

Размер шрифта: - +

Глава тринадцатая

Занятия по физической подготовке проводились в дневное время. Стадион был округлой формы и, что еще не маловажно, небольших размеров, а если поточнее – чуть больше, чем спортзал в моем родном мире, возможно теперь уже бывшем. В горах выбирать не приходится. А вы попробуйте отыскать ровную поверхность посреди скал, утесов и прочих выступов? Кроме упомянутого имелось еще два полигона, но там мне побывать не довелось. Я – некромант, а не некромаг, который разбрасывается боевыми заклинаниями, как ребятня в зимнюю пору обстреливает друг друга снежками. Мой удел трупы и тесное взаимодействие с ними. Кладбища под покровом луны, льющей кровавые слезы и мрачные подземелья с гнилью на стенах.

Рассматривая себя в зеркале, я с содроганием ожидала начала занятий. Обладая везением как у утопленницы, надеяться на лучшее просто не имела смысла. Со мной могло произойти все, что угодно, начиная от банального растяжения и заканчивая реанимацией.

Какой идиот решил, что одежда для физических упражнений должна быть облегающей? Кожу обтягивала майка на размер меньше и штаны по щиколотку. Осмотрела себя со всех сторон и изобразила на лице гримасу. Кошмар! Все дефекты на лицо! Втянула живот, но привлекательнее не стала. Тот все равно предательски выпирал. По сравнению с ушастыми газелями, я буду беременной лосихой. Может на ком-то сие тряпье и смотрелось бы сексуально, но только не на девахе сорок восьмого размера. Мученически вздохнув, накинула сверху курточку и выбежала из раздевалки. Деавин уже ждала на улице.

- Двадцать кругов за опоздание! – рявкнул мастер Вэсельттиэн, стоило нам ступить на утоптанное множеством ног поле.

- Но...

- Двадцать пять!

Мы задержались всего на минуту, одну ничтожную минуту. Зачем же сразу зверствовать? Я и десяти-то не осилю, еще на девятом отправлюсь в мир иной.

Злобно зыркнула на чернявого мужчину. Он стоял в центре стадиона, и, казалось, не обращал внимания на холод. Его тонюсенькая рубашка раздувалась под порывами ветра, а оголенные до середины локтя руки, были скрещены на груди. Мое же тело покрылось гусиной кожей, а нос являл собой эскимо.

Гад! Разве нагрузки не увеличивают постепенно, исходя из индивидуальных данных? Не следует подвергать организм большим нагрузкам.

Брошенный на нас взгляд не предвещал ничего хорошего, и мы поспешно присоединились к одногруппникам, которые уже наматывали второй, а то и третий круг. Примерно через пять минут закололо в боку, и я приостановилась, намериваясь отдышаться.

- Ты в порядке? – участливо поинтересовалась подруга. Она без труда могла преодолеть заданное расстояние, но предпочла составить мне компанию.

- Кажись, жива, но ненадолго, – прохрипела я натужно и махнула рукой, призывая двигаться дальше, пока злобный эльф еще парочкой кругов не осчастливил.

На седьмом по счету круге появился солоноватый привкус, на одиннадцатом захотелось, чтобы меня кто-нибудь сожрал, на двадцатом – пасть замертво, что собственно я и сделала. Отклонилась от траектории, забежала за валун, коих по периметру валялось великое множество, и по-тихому схоронилась. Деавин еще что-то мычала вдогонку, но я ее просто-напросто не слушала. Тело ломило, ноги отнимались, легкие ходили ходуном, мозг, размахивая плакатом, требовал отдыха, справедливости и отчего-то мешка денег.

Едва успела перевести дух, как услышала яростное:

- Как это понимать, Старикова? – надо мной повисла хмурая рожа с испепеляющим взглядом. – Я команды разлеживаться не давал. Марш на поле! Еще три круга.

Даже умереть спокойно не дают.

- Да хоть десять, – невольно вырвалось, но исправлять собственную глупость было уже поздно. Нет, эльф не превратился в злобную фурию, он даже бровью не пошевелил, только оскалился во все зубы. – Я это... – напрягла извилины, в намерении реабилитироваться, но не смогла ничего придумать. Красноречие не входило в число моих достоинств. Тем временем мастер сделал пас руками и напротив лица, набухая с каждой секундой, образовалось бесформенное нечто. Секунду спустя у сотканного из клубящихся сгустков тумана заалело три глаза, затем открылась огромная пасть, обнажив впечатлительные зубки. Клубы морозного пара вырвались из глотки, обдавая кожу замогильным холодом. Капельки пота тут же превратились в лед.

«Мамочки!» – завопило мое многострадальное место, предчувствуя скорейшие неприятности.

- Все в угоду дорогих учеников. Пятнадцать кругов, Старикова. Бегом, бегом! И чтобы у тебя больше не возникло желания отлынивать от разминки, я простимулирую твои никчемные мышцы на энергичную работу. – Вэсельттиэн взмахивает рукой, и бесформенное нечто приступает к активным действиям. Коротко взвизгиваю и несусь во весь опор, едва ли не пропахав носом землю. – Незабываем про правильное дыхание, – доносится издевательское вслед.

Воспитательный процесс, чтоб его... Ай, больно-то как!

К началу экстремального забега, где я то и дело спотыкалась, подпрыгивала и визжала, Деавин закончила сою пробежку. Незаметно от преподавателя она показала одобряющий жест и присоединилась к ребятам, вытворяющих нечто на бревне с увесистыми мешками, привязанными на брус. Через некоторое время нетренированный организм снова начал сдавать позиции: ноги заплетались, во рту пересохло, а легкие грозились разорваться из-за нехватки воздуха. Однако в этот раз остановка грозила обморожением конечностей, поэтому я едва ли не ползла дальше, мученически преодолевая дистанцию. Когда с изнуряющей разминкой было покончено, Вэсельттиэн не приметнул сказать очередную гадость, заставившую меня отправиться к одногруппникам, а не разлеживаться мертвой клячей у его ног. Мало приятного слышать гадости в свой адрес, читать во взгляде призрение и желание пнуть никуда не годную тушу сала.



Олеся Пономаренко

Отредактировано: 29.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги