Повседневная жизнь студента-некроманта

Размер шрифта: - +

Глава восемнадцатая

Кто бы знал, чего мне стоило доковылять до душевой комнаты. Мало того, что ноги не хотели передвигаться, так еще и истерический смех душил. Но стоило заглянуть в зеркало, как улыбка сползла сама собой, преобразовавшись в мрачную гримасу. Вот же страшилище! Бомжихи в подворотне и то, лучше выглядят. Волосы спутаны и торчат в разные стороны. Лицо чумазое с дорожками высохшей крови на щеках, нос красный и опух. Платье лучше пустить на половую тряпку, поскольку, чтобы его реанимировать придется очень сильно постараться: выстирать и отутюжить порядка пяти раз – не меньше. Но хоть одно радует – отсутствие дырок.

Улыбнувшись себе красивой, склонилась над раковиной, намериваясь смыть всю грязь с лица. Конечно, эффективнее было бы принять душ, но боюсь с моей невезучестью, надеяться, что я выйду оттуда целой и невредимой, бессмысленно. Как минимум споткнусь на скользком полу и разобью себе голову. Жаба, безусловно, на многое способна, но сваливать свои беды на лупоглазую земноводную, неправильно и не достойно. Значит, виноват кто-то третий, но вот кто? Не могут шторы сами собой падать, вкупе с гардиной. Ноги без причины не подворачиваются. В остальном же, внимательной надо быть, а не бежать сломя голову. И потом, я не верю в череду случайностей.

Струя воды, ударившая в глаз, подтвердила мои опасения. Хорошо, что в свое время отложила поход к Йонгу на неопределенное время. Очки послужили защитой. Оплевываясь, закрыла кран, который совсем не хотел закрываться, будто заржавел за доли секунды, села на корточки и спрятала лицо в коленях. Умылась, блин! Такими темпами я до комнаты по частям дойду. Расслабиться и попенять судьбу не получилось, уединение нарушил скрип открываемой двери. А я надеялась обойтись без свидетелей. Вот, теперь еще и слава дурная пойдет, сидит бомжиха и сопли роняет.

- Кто тут ревет? Лиза, это ты? – я подняла голову и встретилась взглядом с обеспокоенной Синарин. – Пресвятая Альтерна, ты куда уже успела вляпаться?

- Сама не знаю, – слезы против воли подступили к глазам, грозясь вырваться наружу.

- А ну-ка подожди, – эльфийка без труда подняла меня с колен и посмотрела поверх головы. Я даже оглянулась в надежде понять, что она там интересного узрела. – Кто нацепил на тебя эту гадость?

- Гадость? Какую гадость? Скажи, что это не жирный толстый паук?

- Это хуже, в стократ хуже. Проклятье, отнимающее удачу, звучит просто, но убивает быстрее обыкновенной чумы. Мы его на втором курсе проходили, и тогда же его запретили. Два года назад получается.

- Э-э-э…

- Были случаи летального исхода.

- Ох, ничего себе!

Шутки ради чуть в могилу не отправили. У всего должны быть границы, и, кажется, кто-то ее нарушил.

- Помолчи немного, мне надо сосредоточиться, хочу снять его, – сказала Синарин и вытащила нож, который полагался всем ученикам факультета Темных искусств, начиная со второго курса. Шумно сглотнула, пятясь назад, но вовремя одумалась. Не в моих интересах препятствовать действиям эльфийки. Прикрыла глаза и стала наблюдать из-за полуопущенных ресниц. Хотела и вовсе их прикрыть, но разум заставил смотреть и запоминать, еще пригодится.

Синка произнесла непонятную тарабарщину и полоснула узкую ладошку. Кровь, что выступила из пореза, не долетая до пола, растворилась в воздухе. В то же мгновение я почувствовала облегчение, словно с плеч упала тяжесть. И почему я ее раньше не замечала?

- А без кровопролитий нельзя было обойтись? – не утерпела с вопросом, вместо того, чтобы поблагодарить. Перенервничала, вот и нелюбезная такая.

- Мне работа с проклятиями плохо дается. Чего ты побледнела? Способ действенный, годами проверенный. Разве не ощущаешь прилив энергии?

Неуверенно кивнула. Все же я сегодня знатно полетала. Но и, правда, не стоило пугаться. Синка не первый год учится, как-никак староста этажа. Хорошая она, кто бы что ни говорил. Да, любит читать нотации, от собственного изображения в зеркале не отлипает, поклонников меняет каждую неделю, лишний раз не перетрудится, зато в момент серьезной опасности протянет руку помощи.

- Спасибо! – посмотрела на платочек, которым она перевязала окровавленную ладонь и добавила: – Извини, что причинила беспокойство, теперь долго заживать будет.

- Брось, у меня для подобных случаев целебная мазь есть, приду в комнату и сразу же помажу. Ну что, пошли?

- Куда? В комнату?

- Нет, конечно, к декану, доложить о случившемся, нельзя действия злоумышленников оставить безнаказанными.

Побледнела, потом посерела. Ведь только оттуда недавно пришла и обратно не тянет. Вдруг снова бывшего ректора встречу или декан поймет, кто уши грел под дверью? Нет, ни за что!

- Давай мы не будем вмешивать декана в ученические разборки, ничего же страшного не случилось, значит не надо понапрасну воду мутить. Я сама разберусь, тем более знаю с кого спрашивать, так гуманнее. Не находишь?

Естественно Манька с Лалайрель расстарались и Мирту подослали. Интересно, они втроем придумывали слезливую речь, или это личная инициатива Мирты? Очень проникновенно получилось, любая другая на моем месте может, и повелась бы, например, Деавин. Она охочая до слезливых историй. Вся тумбочка романами о любви забита, когда как вроде бы должно наоборот, судя по ее внешнему виду. Девочка из фильма «Звонок». Ты ж, поди, на новый уровень перешли, гадюки. Тычков в спину им уже недостаточно. Надобно что поизощреннее организовать, но пускай не надеются, я отсиживаться в шкафу, трясясь от страха, не стану. Отвечу на должном уровне.



Олеся Пономаренко

Отредактировано: 29.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги