Проклятая дочь

Размер шрифта: - +

Глава 6

Каждая девушка мечтает о бале. Красивое платье в светлых тонах, великолепная прическа, море огней, вихри танца, очарование влюбленности и, конечно же, кавалер с титулом «сир Само Совершенство».

Наверное, я неправильная девушка. Кавалеров у меня два, причем оба далеки от необходимого титула, хотя и герцоги. Танцы я не особо люблю, по крайней мере, бальные. Прическа у меня почти простая – распущенные волосы, украшенные лишь нитями с маленькими алмазами, а это считается признаком распущенности. Специально, чтоб «папочке» икалось. Влюбленной я себя не считаю, да и вообще, предвкушаю не волшебную ночь, а кровавый вечер разборок с аристократами-крокодилами.

Ну и, конечно же, завершающий штрих – платье. Во-первых, оно состоит из полупрозрачного шелка, который обычно пускают только на белье для куртизанок (несколько слоев, но все равно неприлично). Но на Архипелаге все летние платья шьют из этого материала, так что можно сказать, что я следую традициям своей «родины». Во-вторых, оно длинной до колена, что является нарушением всех канонов. В-третьих, оно на бретельках и без рукавов, хотя юбка (точнее задняя ее часть), как и положено, спадает до самого пола. В-четвертых, если приглядеться к серебряному шитью на лифе, то можно разглядеть герб рода моего «папочки». И самая важная деталь – оно черное! А черный цвет – цвет проклятых и преступников, осужденных на изгнание.

Оглядев себя в зеркало, я осталась довольна. Вызывающее платье, вульгарная прическа, сапоги в стиле «Мери Сью», то есть длинной до колена и на высокой шпильке, и, самое главное, наглая ехидная рожа. И что со мной случилось? До знакомства с Ретом и Рисом была ведь пай девочкой – не пила, по тавернам не шлялась, аристократов до инфаркта не доводила. Эх, видела бы это мама – выпорола бы, как пить дать.

Развить мысль о наказании мне не дал громкий стук.

- Да иду я, иду! Не выламывайте мне двери!

Поправив в последний раз свой наряд и прическу, я распахнула дверь. Парни смерили меня заинтересованными взглядами, моментально отметив степень прозрачности юбки – силуэты ножек просматривались на свету отчетливо.

- Сестренка, не хочу показаться ханжой, но ты ничего не забыла одеть? Платье, например, - «прозрачно» намекнул брат.

- Все как и задумано. Ну что, вы со мной или трусливо прячетесь по кустам?

Парни тяжело вздохнули, но все же потащились со мной, понимая, что отступать уже поздно. А то ведь обоих заклеймлю трусами. Да и не в их характере оставлять девушку одну среди своры шакалов.

Поэтому мои кавалеры лишь грустно вздохнули и дали согласие на путь со мной к Университету. Но прочитать лекцию о правилах поведения они все же не забыли.

- Мальчики, я не собираюсь сегодня следовать дурацким правилам, - заявила я уже в гардеробе. – Я собираюсь сегодня всех доводить до инфаркта.

С этими словами я скинула с себя плащ и… гардеробщик, споткнулся обо что-то, ударился лбом о вешалку и упал в обморок.

- Я знала, что выгляжу сногсшибательно, - неуверенно протянула я, глядя на распростертое тело.

Парни, до этой фразы стоявшие в ступоре, расхохотались до слез. Они не могли остановиться и почти падали, не в силах удержать равновесия.

- Кончайте ржать, как мерины, и примите подобающий вид. Гости уже собрались, пора им показать главную зверушку нынешнего зоопарка.

Расправив плечи и подхватив парней, я уверенно двинулась вперед, когда меня грубо остановил Рис. Шумно поведя носом, он вдруг спросил:

- У тебя духи на основе гномьей самогонки?

Невинно похлопать глазками не получилось. Поэтому пришлось покаяться, что перед выходом я приняла на грудь пятьдесят (три раза по пятьдесят, если по-секрету) грамм эликсира храбрости. Сомнения, конечно, как рукой сняло, но есть и неприятные последствия. Например, похмелье наутро. А уж в случае передозировки даже подумать страшно, что случиться.

Зал поразил меня своим великолепием – тысячи свечей, полупрозрачные воздушные драпировки, сверкающий мрамор и кружащиеся в прекрасном вальсе пары. И прям как в сказке про пастушку ставшую принцессой – все замерли, стоило мне появиться. Одно но – взгляды не восхищенные, а возмущенные.

- Улыбайтесь, мальчики, на нас все смотрят, - прошипела я сквозь зубы, демонстрируя самую ослепительную улыбку.

В очередной раз пожалев о своем решении выпендриться, я гордо задрала подбородок и направилась вперед, собираясь закончить представление в кратчайшие сроки – познакомиться с герцогами, выразить почтении ректору и все, домой.

Первым на моем пути оказался ректор. Прилизанный, одетый в парадную мантию, он внушал бы уважение. Внушал бы, если бы перед глазами не вставала картинка с книжкой про Мери Сью. А так я лишь отметила титанический труд драконши.

- Сир Ректор, - все же присела я в реверансе перед ним, не желая позорить свою семью еще больше. Итак от мамы достанется когда он про наряд узнает, пусть хоть на манеры нареканий не будет.

- О, а вот и моя любимая ученица! – преувеличенно-радостно встрепенулся он и кинулся мне навстречу. – Мистрис Эрриха, я просто обязан представить вас всем. И, конечно же, мы начнем с почтеннейших семейств ваших напарников.

Оттеснив Рета и Риса, он подхватил меня под локоть и потащил, хотя я и пыталась сопротивляться. Напарники, тактично отстав, принялись обсуждать… девушек! А еще женщин считают сплетницами! Да эти двое за пять минут перемыли косточки почти всем, причем у одной ноги, кривые, у другой изо рта плохо пахнет, а у третьей не постель, а проходной двор!

Я настолько увлеклась прослушиванием достоинств и недостатков некоей виконтессы, что совсем не заметила окончания краткого променада.

- Герцог дель Рейхс, позвольте представить вам мою новую ученицу, мистрис Эрриху Тиллиэр. Она обладает даром поглотителя и подает большие надежды.



Галина Краснова

Отредактировано: 26.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться