Проклятый капитан. Сковать шторм

Размер шрифта: - +

Глава 18. Милость императрицы

Алекс шёл по гулким коридорам крепости вслед за сопровождающим солдатом. Второй держался сзади, а еще в нескольких шагах неподалеку вышагивал молчаливый Служитель. Его спокойствие было по нраву — есть же достойные люди среди этих ищеек в сером.

Интересно, кто-то доложил императрице или она знала о его прибытии с самого начала? И король Элайас… Неприятная мысль о предательстве снова проскользнула в голове. Может, он начал что-то подозревать и потому вместе с Верховным заставил принять Эрика на корабль? Хотели подставить и таким образом избавиться? Нет, вряд ли, это можно было сделать гораздо проще. Слишком сложно. Слишком запутанно. Хотя с Бриньяра станется… хитрый старый паук. Но у короля нет повода сдать Алекса, он явно играет в свою игру и ждёт его возвращения.

Отсюда, из Верндари, до дворца было рукой подать — дальнейший путь они проделали пешком. Приятно было вновь очутиться на свежем воздухе, хоть и моросил мелкий дождь. От сырости резко заныла рана на ноге. Алекс на миг остановился, но идущий следом ивварец жестом дал понять, что прохлаждаться не положено.

Вскоре они уже подходили к белоснежному дворцу высотой в три этажа с колоннадой по всему периметру и тонкими белыми башнями.

Дворец раскинулся длинным полукольцом, повторяя силуэт гор на окраине города. Император Мэйвис в свое время изрядно потратился на строительство этой громадины. Казалось, чтобы обойти его весь уйдет не один день. Окруженный такой же белой невысокой стеной, он выглядел нарядно даже в такую пасмурную погоду. Да, по архитектуре ивварцы дадут сто очков вперед уже устаревшим королевским постройкам.

Алекса повели не через главный вход, а с дальнего торца здания. Стражники у дверей расступились и пропустили, с любопытством разглядывая арестованного. Алекс не стал обращать на них внимания, сосредоточился на подъеме по ступеням. Связанные руки мешали — он чувствовал себя неуклюжим.

Они прошли чередой длинных полутемных коридоров, поднялись ещё по одной лестнице и наконец остановились перед скромными деревянными дверями. При их приближении стражники молча распахнули створки, пропуская внутрь.

Добрался. И она ждёт его. Неужели он ещё способен на волнение? Пытаясь не хромать и не выдавать своего самочувствия после суток в тюрьме, Алекс под конвоем прошёл внутрь и остановился.

Большие окна, почти до самого пола, были приоткрыты — когда двери распахнулись, лёгкий ветер раздул тончайшие шелковые занавеси светло-голубого цвета. Несмотря на сквозняк, комнату наполняли ароматы благовоний и крепкий запах амбры.

Осмотревшись, Алекс заметил знакомый силуэт гибкой женской фигуры у дальнего окна. Талира… Он сощурился: на фоне окна различались только общие черты. Рядом с ней находился кто-то высокий, в длинной накидке; он чуть склонил голову и тихо говорил императрице на ухо. Эти двое стояли спиной и следили за событиями на улице. Перед дворцом на площади раздавался шум и звон.

— Ваше Величество, мы привели задержанного капитана Дельгара, — откашлялся и позволил обратить на себя внимание сопровождающий офицер. Мужчина у окна повернулся. Алекс с неприятным чувством отметил, что это тоже Серый. Кажется, совсем недавно их было не так много в Ивваре, тут царили несколько иные порядки. Берут с них пример?

Талира наконец с живостью обернулась и ответила офицеру кивком.

— Спасибо! Оставьте нас, — она перевела взгляд на веревочные путы и скомандовала: — Да развяжите же ему руки!

Серый хотел что-то возразить, но заколебался, а потом торопливо выполнил приказ, подтолкнул Алекса вперёд и дал знак остальным ивварцам покинуть зал. Как только они ушли, Талира наконец взглянула прямо на него. Алекс потирал затёкшие запястья, но хранил молчание.

В этот раз он снова предстал перед ней в качестве пленного. История повторяется.

 

Мягко шурша чересчур пышным изумрудным платьем, императрица приблизилась и остановилась в нескольких шагах. Хороша!.. Зелёные глаза с поволокой пробежались по его лицу, всматриваясь в каждую черточку.

Она почти не изменилась за прошедший год: всё та же идеальная осанка, обманчивая мягкость в голосе, который при желании мог звучать властно. Чувственные губы с едва уловимой улыбкой, родинка на правой щеке, изогнутые брови, белая кожа — все в ней выдавало принадлежность к древнему ивварскому роду. Разве что платье было гораздо роскошней, а тщательно завитые волосы были уложены в хитрую прическу, и только несколько локонов золотистыми волнами спадали вниз, скользя по тонкой шее. Алекс с трудом оторвал взгляд от знакомых изгибов, от пульсации крошечной венки, которой хотелось коснуться губами… и посмотрел Талире прямо в глаза.

Именно они заманили его в свой омут при первой встрече. Несмотря на всё благородство, смелость или даже дерзость всегда присутствовала в зелёной глубине её взгляда.

Но что-то всё же произошло за этот год — сейчас Талира изучала его серьёзно, так, словно увидела в первый раз. Пока наконец не заговорила на ивварском, который из её уст звучал музыкой:

— Мне очень жаль, капитан, что с вами обошлись столь грубо. Я услышала, что вас взяли без доказательств, из-за какого-то матроса, схваченного на борту. Некоторые подданные порой проявляют излишнее рвение на службе, стремясь заработать награду. Хорошо, что мне сообщили о вашем прибытии и я смогла исправить недоразумение.

Алекс ещё раз вгляделся в её спокойное лицо. Значит, не знала, что его арестовали? Долго же до дворца доходят новости.

— Я бесконечно благодарен Покровителю за вашу милость и доброту, Ваше Величество, — он коротко опустил глаза и поклонился, соблюдая все порядки этикета. Однако краем глаза видел, что Служитель неподалёку не переставал внимательно его рассматривать.

— Это и моя вина, — после короткой паузы вмешался и он. — Я давал указания действовать по усмотрению, но в этот раз Брангар перестарался. Арестовать уважаемого человека из другой страны в подобных обстоятельствах равносильно объявлению войны, а нам бы этого совсем не хотелось.



Евгения Александрова

Отредактировано: 20.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги