Прояви свой боевой раскрас

Размер шрифта: - +

Глава 7. Осколки. Осколки. Осколки.

- Ну что, Нора, - тихо проговорил Стамп, устало прикрывая глаза. - С этого момента, - он перевёл взгляд на папки, которые я выбрала. - Эксперимент официально начался. Прими мои поздравления.

В его фразе было столько холода, что я была готова надеть зимние вещи, только бы не чувствовать лёд его слов.

- О, да, - с натянутой улыбкой произнесла я. - Спасибо за поздравления. Это ведь невероятная честь – быть проданной Научному Исследовательскому Институту Пангеи.

Он так посмотрел на меня, что мне сразу стало еще холоднее. Показалось, будто температура в зале упала на несколько градусов. Но ведь такого просто не может быть, ведь так?

- Быть внутри Института – большая честь, - он так уверенно это произнёс, не замечая самосвала сарказма, скрывающегося за моими словами. – А быть частью эксперимента невероятно. Это высшая цель – быть полезным для человечества.

Речь Стампа напоминала заученный текст фанатиков. Будто НИИ для него была какой-то сектой, в которую он с радостью окунулся.

Это меня напрягало, невероятно напрягало. Я довольно хорошо представляла, что убеждённый человек никогда не оставит свою цель, значит он мог сделать мне что угодно, если бы захотел. Я съёжилась. Вот сейчас мне стало по-настоящему страшно. Присутствие в НИИ, выкуп жизни, начало эксперимента и фанатичные речи Стампа стали непосильным испытанием моей смелости.

- До встречи, Нора Борн, - Стамп вдруг поднялся и пошёл к двери. – Увидимся в штабе эксперимента.

- Где? – я попыталась встать с кресла, но почему-то это простое действие сейчас было мне не подвластно.

- Ты всё узнаешь, - с этими слова куратор зашёл в лифт и нажал на какой-то этаж.

- Стойте, - я изо всех сил пыталась встать, чтобы добежать до парня. – Почему вы уезжаете без меня?

Куратор улыбнулся мне хищной улыбкой.

- Всему своё время, дорогая, - на последних словах двери лифта закрылись, и я осталась одна.

Мне наконец-то удалось встать, но это уже ничем мне помочь не могло. Я осталась одна, по крайней мере, одна в сознании.

Все эти тела, которые лежали прямо перед моими глазами внушали недетский страх. Единственным правильным сейчас был лишь поиск выхода, который бы всё равно мне ничего не дал.

Я огляделась: кроме стеклянных комнат ничего больше не было. Хотя, оставался лифт. Но вот в чём штука: он уже уехал со своим пассажиром, так что не факт, что он бы смог вернуться за мной. Я сделала глубокий вдох и плавный выдох. У меня был небольшой выбор: либо я так и оставалась в этой комнате, потихоньку сходя с ума со страха, либо исследовала все пути возможного побега. И, как и ожидалось, выбрала второй вариант.

Я осторожно ступала по невероятно прозрачному полу, который, правда, не просвечивал все до конца, обнажая лишь несколько сантиметров вниз. Мои шаги были слишком громкими в повисшей тишине. Я, будто слон в посудной лавке, шумела так, что, по моим подсчётам, с лёгкостью могла разбудить эти неизвестные тела за стёклами.

До лифтовой площадки мне оставалось лишь пару шагов. Это было невероятно! С таким уровнем охраны, техники и ума персонала не предусмотреть такой лёгкий способ бегства…

- Ай, - я громко вскрикнула, сильно ударившись обо что-то плечом. Я осмотрелась. Вокруг меня ничего и в помине не было. Тогда я сделала ещё дин шаг вперёд. И вот тут боль разлилась почти по всему моему телу, будто я влетела в невидимую стену.

- Что это? – я выставила руки и упёрлась ими в невидимый объект. – Боже…

Я упёрлась руками в настоящую стену. Проблема была лишь в том, что мне её не было видно.

- Вот чёрт, - с этими словами я опустилась на колени на пол. Я подняла глаза: под потолком висели камеры видеонаблюдения. Одна, две, три… Всего двенадцать камер висело в зале, выхватывая каждый миллиметр в свой объектив.

Я должна успокоиться. Должна выровнять дыхание, иначе всё могло перерасти в такую истерику, которая выжжет меня изнутри. Ещё с самого детства я знала, что лучший способ успокоиться - отвлечься. Всё равно на что, главное просто не зацикливаться на своих чувствах и эмоциях.

Чудно. Тогда мне, пожалуй, стоило осмотреться. Как бы ни пугали меня тела за стеклом, любопытство всё же взяло верх над страхом, так что я поднялась с пола и прошла по направлению к ближайшей прозрачной камере.

Люди. Они такие умиротворённые за стеклом, такие спокойные. Будто для них ничего не существует, будто они подчинены лишь себе и свободны. Будто они…

Меня посетила шальная мысль: а что, если эти люди - из моего эксперимента? А что, если фото этих людей были в тех папках, что я недавно рассматривала?

Мне стало невероятно интересно. Настолько, что руки затряслись в предвкушении чего-то большего, чего-то захватываюего.

Я начала обходить комнаты-лучи в поисках знакомых лиц. Энергия переполняла меня, заставляя идти вперёд и искать что-то хоть немного знакомое в людях за стеклом.

Первая комната - лица человека не видно.

Вторая комната - какой-то незнакомый тип.

Третья комната – лица смотрит на стену.

После шестнадцатого луча я уже отчаялась. Невероятно, как так получилось, что ни в одном из шестнадцати мне не было ничего знакомо? Мне осталось всего четыре комнаты до конца, а я так и не узнала ни одного парня с фото. Ни одного.

"Может это потому, что тут парни спят, а на фото улыбаются?" - попыталось утешить меня моё подсознание.

"Может," - согласно кивнула я себе, пытаясь зацепиться за любое объяснение моих неудач.

Но не успела я подойти к семнадцатой как что-то громко заскрипело. Я резко обернулась на звук.

- Черт, - тихо выругалась я.

За моей спиной по одной закрывались прозрачные стены. Было чувство, будто кто-то закрывает занавес. Каждая комната, которую я осмотрела, закрывалась тканевой завесой, за которой ничего не было видно.



Аксинья Смирнова

Отредактировано: 12.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги