Прояви свой боевой раскрас

Размер шрифта: - +

Глава 35. Она увидит. (POV Джон)

Я уже несколько минут сидел в комнате Норы.

В прошлые посещения я рассматривал её вещи: рисунки, книги, игрушки. Я подержал в руках почти все её карандаши для рисования, полежал на кровати, посмотрел фотографии, но… Но я так и не понял её.

Я не понял её мыслей.

Я не понял её чувств и ощущений.

Лишь это мне было нужно. Только это.

*    *    *

Сейчас я пытался сложить в голове всё, что знал о Норе. Я пытался составить список.

Её родители погибли.

На ней испытали прототип.

У неё нет друзей.

Её обманывали.

Её использовали.

Нора великолепно рисовала.

Она никогда не сдавалась.

У неё был пёс.

Она любила Маркеса.

На этом список закончился.

Как она могла после всего, что с ней случилось, оставаться такой?

Как она могла быть такой непосредственной?

Как она могла быть такой эмоциональной?

Как она могла быть такой чувствительной?

Как она могла быть такой дерзкой?

Чёрт возьми, как она могла сочетать всё это в себе?

И как она мне могла нравится?

Я не знал.

Я перекатывал между пальцами карандаш. Она им рисовала тогда, когда я сидел с ней в этой комнате.

Обычный простой карандаш. Он был очень хорошо заточен. Немного обгрызен.

Я улыбнулся: в этом была вся Нора.

*    *    *

В годы моего обучения в институте, на меня не раз заглядывались девчонки.

Они смотрели, но я их не замечал. Для меня это было не важно. Все эти девушки казались мне ненужными, как дым от сигарет. Но, если говорить про сигареты, им это нравилось. Нравилось, как я рассказывал самые очевидные факты про звёзды, затягиваясь очередной сигпретой.

Ну, смотрели, ну и что? Ну, нравилось, ну и что?

Лишь Мартин всё замечал. И, конечно же, не собирался молчать. Он постоянно говорил об этом.

- Друг, ты видел, как на тебя Молли смотрела? – в который раз завёл разговор Марти.

Я закатил глаза.

- И что? – я пытался учить математику.

- Это значит целую кучу полезных и очень приятных вещей! – воскликнул сосед. – Ты хоть представляешь, какие у неё шары. Она определённо горяча и очень хороша собой. Давай, друг, это не так сложно. Просто подходишь и цепляешь…

- Марти, я готовлюсь к экзамену, - строго прервал его я.

- И что? – парень улыбался во всё лицо. – Одно другому не мешает.

- Мне не интересно слушать про шары Молли, - подвёл итог я.

- Прям вообще не интересно? – переспросил он.

Я гневно на него воззрился, на что друг опустил глаза. Повисла недолгая тишина.

- Ты, кхм… - начал Мартин. – Ну…

Я оторвался от учебника и взглянул на него.

- Говори быстрее, - попросил я.

Я видел по его лицу, что он тщательно подбирал слова. Первый раз за всё время нашего знакомства, сосед не мог найти, что сказать.

- Ну ты не парень? – пролепетал Марти.

Я от шока даже учебник отложил в сторону.

- Что? – мой голос звучал жёстко. – Повтори!

Марти испуганно смотрел на меня.

- Ну я просто подумал, что раз тебе не интересны девушки…

- Ты нормальный? – спросил я.

Марти кивнул и продолжил.

- Ну, тебя бы никто не унижал, - его рот не закрывался ни на секунду. – Ну и я бы тебя понял…

- Марти, остановись, - прорычал я. – Я нормальный, видишь?

Мартин кивнул.

- Я натурал. Запомнил? Просто отношения помешают моей учёбе.

Он третий раз кивнул.

Повисло недолгое молчание.

- А что, со стороны выглядит так, будто я того…?

Марти покачал головой.

- Разве что чуть-чуть, когда расчёской причёсываешься…

*    *    *

Я стоял в своей комнате и подрисовывал флуоресцентной краской звёзды. Это, пожалуй, единственное, что я мог нарисовать. Ну, как нарисовать. Расчертить линейкой и рассчитать примерное расстояние от каждой звезды.

А Нора могла бы превратить тут всё в шедевр.

Опять. Мысли. О. Ней.

Я закрыл тюбик с краской и сел на кровать.

Как мог перемениться мои взгляды? Ведь несколько месяцев назад я рассказывал Мартину о том, что мне не интересны отношения, а тут…

Я дышал ей. Я изменился.

Только эти две вещи теперь нужно было знать обо мне.

*    *    *

Сейчас я решился на невозможное. Ну, на самом деле, я до сих пор сомневался в своём решении, но делать было нечего.

Я шёл рисовать флуоресцентной краской послание на полу в комнате Норы.

Я сошёл с ума.

Это было настоящим безумие.

Совсем маленьким.

Оно ничего бы не изменило, но, я надеялся, должно было хоть немного радовать глаз.

Я аккуратно открыл дверь в её комнату и прошёл к самому тёмному уголку. Там я присел на колени и начал выводить неимоверно банальную фразу.

Очень-очень банальную фразу. Если бы её увидел Мартин, то он бы не упустил возможности пошутить над этим. Он бы спросил, когда это я стал таким жутким романтиком. Именно жутким.

«В темноте твои глаза сияют ярче звёзд.»



Аксинья Смирнова

Отредактировано: 12.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги