Пьющий души

Размер шрифта: - +

Глава 8

Ночью опять снился брат, он дрался с кем-то невидимым и одержал победу. Настя очень радовалась за него, но все счастье улетучилось, как только она, проснувшись, открыла глаза. Свет резанул болью. Голова тяжелей чугунной гири не желала отрываться от подушки. А во рту разместился местный филиал пустыни Сахара. Ну, здравствуй, страшный зверь - похмелье.

С третьей попытки удалось сфокусировать взгляд на будильнике и путем долгих и сложных вычислений прийти к выводу, что поспать удалось от силы часа четыре. И еще предстояло решить ряд наисложнейших задач. Например: как добраться до холодильника и достать водички, но так, чтобы вообще не двигаться. И почему она так рано проснулась, хотя даже ложиться не собиралась.

Стараясь поменьше двигать головой и вообще не шевелить глазами, Настя медленно перетекла из горизонтального положения в вертикальное. И лишь затем, чтобы вскочить и, зажав рот рукой, скрыться в туалете. На третьем «буээ» дверь комнаты сотряслась от ударов, и девушка поняла, от чего проснулась, но остановиться, чтобы открыть, она не смогла. А когда все содержимое желудка под радостное журчание утекло в неведомые дали, ранний посетитель уже ушел.

«Ну и не больно- то и хотелось», - подумала Настя и включила душ.

Шпильки и невидимки не желали сдаваться без боя, колтуны, в которые превратилась изящная прическа. И устав их уговаривать, девушка засунула голову под почти холодную воду. Сами выплывут. Голова наполнялась легкостью, а боль похмельного синдрома утекала вместе с тоннами лака.

Закончив плескаться и довольно фыркать, Настя обернулась в полотенце. Спать уже не так сильно хотелось, да и общее состояние значительно улучшилось. Так что следует собирать вещички и улепетывать.

В комнату она буквально впорхнула, довольно улыбаясь, и едва не закричала в голос, поняв, что не одна. На кровати, прямо поверх покрывала, закинув руки за голову, расположился Тимур Шмелев – свеженький и бодрый, будто не гулял всю ночь. Волосы убраны под черную бандану, темная кожаная куртка и штаны, ботинки с металлическими носами – весь сегодняшний вид заставил Настю невольно подобраться. Но встретившись с парнем взглядом, она просто застыла. Холод зеленого льда, плескавшийся в его глазах, мог поспорить с высокогорными ледниками.

- Одевайся и пошли, - и голос под стать глазам.

- Куда?

- У тебя две минуты, потом поедешь, как сейчас, - каждое слово острая льдинка.

Не смея больше спрашивать, Настя сгребла вещи и убежала одеваться в ванную. Попросить парня выйти или хотя бы отвернуться, у нее даже мысли не возникло. Меньше чем через минуту, она вернулась в комнату полностью одетая. Только начавшие подсыхать волосы, убрала в хвост, а сверху накинула и затянула капюшон пуховика. Тимур уже ждал в коридоре, нетерпеливо постукивая носком ботинка об пол.

Настя достала ключи и с недоумением уставилась на раскуроченный косяк. Становилось понятно, как Тимур проник к ней в комнату.

- Ты долго не открывала, - раздался за спиной голос взломщика, и у Насти возникла бредовая идея, сорваться с места и убежать прямо сейчас, куда глаза глядят. Этот человек пугал ее все больше. Вот только она понимала, что Тимур бегает быстрее, и поэтому просто вышла следом за ним из общаги.

У входа на этот раз застыл мотоцикл: тяжелый и с низкой посадкой, совсем не похожий на изящный Мишкин. Без лишних слов, Тимур стянул с головы девушки капюшон, нахлобучил шлем и закинул ее на мотоцикл. Взревел мотор, и металлический конь рванул с места, за пару секунд набрав бешеную скорость. Настя вцепилась в Тимура и следующие десять минут молилась, чтобы встречным ветром, из нее не выдуло душу. Езда на мотоцикле всегда ее пугала больше, чем на машине. Миша хотя бы не гонял. Она даже зажмурилась, чтобы не видеть мелькавшие мимо дома и деревья.

Когда мотор смолк, и она смогла открыть глаза, то не сразу поняла, куда ее привезли.

- Что мы делаем у Главной хирургической больницы? – чуть охрипшим от волнения голосом, уточнила она.

- Я просто хотел вместе с тобой навестить друга.

- Твоего друга?

- Ну, - он как- то странно посмотрел на нее, - теперь я начинаю думать, что только моего. Пошли.

Накинув халаты, они поднялись на второй этаж, прошли до конца коридора, открыли дверь палаты. Друг Тимура лежал в окружении мигающих датчиков. Голова и руки почти полностью забинтованы, лишь закрытые глаза и кончики пальцев оставались свободными от повязок. Широкая трубка шла изо рта к аппарату искусственного дыхания. Настю переполнила жалость.

- Кто это?

- Мишка, - тихо-тихо, почти шепотом проговорил Тимур, остановившись за ее спиной.

- Какой Мишка? – пол ощутимо коснулся под ногами, и черный провал колодца безумия раскрылся совсем рядом

- Мой друг Мишка! Зря я попросил его быть твоим парнем!

- Это не может быть он, - Настя зависла на краю, всеми силами цеплялась за зыбкую реальность. – Он меня … мы вчера…это ошибка…

Девушка неосознанно пыталась отступить, но Тимур не дал ей это сделать. Ухватил крепко за плечи, и даже отвернуться не позволял. А глаза сами не желали закрываться. И его слова, полные горечи, лились прямо в уши мелко дрожавшей девушки.

- Ты права. Вчера он проводил тебя, и возвращался обратно к клубу, я его попросил Славку домой отвезти. Да вот не доехал. Стоим мы скромной компанией недалеко от клуба, курим. А чуть дальше по улице там, где пара фонарей не горит, микроавтобус подрезает такси. Из автобуса высыпает человек десять, и пытаются вытащить кого-то из такси. Славка с криком: «Это Мишка», срывается с места. Вся наша дружная компания за ней, еще и охранники клуба увязались следом. Когда добежали, его бесчувственное тело уже грузили в машину. Один из нападавших еще успел крикнуть: «Быстрее, потом про девчонку все скажет». Ну, мы налетели, отбили. Задержать никого не смогли. Ушли гады! На Мишке живого места не было, смотреть на него без содрогания никто не мог. Даже врачи «скорой». Надеюсь, ты счастлива, что из-за тебя мой друг до сих пор в сознание не пришел. Ведь те отморозки, явно тебя искали. Сознайся, это из-за тебя он здесь. Ты виновата. Из-за тебя ему больно.



Алена Маслютик

Отредактировано: 10.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться