{random}

Размер шрифта: - +

Часть 1

Человек бежал вперёд, что было сил. Воздух, наполненный влажной прохладой, казалось, обжигал лёгкие, которые и так работали на пределе возможностей. Чтобы легче было бежать, человек выбросил всё, что могло ему помешать – длинный меч вместе с ножнами, кинжал, тяжёлую заплечную сумку, и все поясные сумки, оставив лишь короткий меч, который был сейчас почти бесполезен, но действовал всё же немного успокаивающее.

            Сырой, промозглый, холодный туман, непроглядной пеленой накрывал всё вокруг. Человек бежал вперёд, выбирая направление почти инстинктивно – город был где-то в той стороне, а то и дело попадающаяся под ноги утоптанная земля полузаброшенной дороги говорила мужчине о том, что в условиях, когда не видно почти ничего, направление он выбрал верное.
            Бежать! Бежать, не останавливаясь! Главное – не забирать ближе к лесу, иначе – смерть!

            Где-то позади и чуть левее стали слышны тяжёлый топот и сопение, будто бы кто-то догонял мужчину. Человек, уже задыхаясь, всё же ускорил свой бег. «Нет, они не должны меня поймать! Нужно во что бы то ни стало добраться до Нифльхорна, и рассказать о том, что Лес опять проснулся!»

            Топот сзади приближался. Но тут, за спиной у человека, кто-то резко вскрикнул, да так, что у мужчины прибавилось седины в волосах, и тяжёлый топот так же резко стих. Возможно, это были эти мерзкие существа из леса – тогда хорошо, что они отстали. А возможно, судя по крику, это был кто-то из своих. А скорее всего, так и было. И если ОНИ поймали его, то участи пленённого не позавидуешь.

            Справа, из серой мглы тумана, вдруг вынырнул какой-то тёмный, неясный силуэт, и вскинул руки, будто бы пытаясь схватить его. Чисто инстинктивно, на ходу, мужчина рубанул мечом по этим рукам, кинув быстрый взгляд в сторону этой фигуры. Буквально секунды человеку хватило на то, чтобы разглядеть, что у этой фигуры было лицо его матери, умершей десять лет назад.

            «Нет, это не может быть она! – подумал человек, оставляя позади себя завывающую от боли фигуры. – Это морок!»

            К крикам боли за спиной прибавился ещё и топот – тот, или то, кто получил мечом по рукам, явно горел желанием поквитаться. Говорят, что зачастую страх придаёт сил, но человеку, сделавшему это, он никак не помог – тот и так бежал уже на пределе своих сил и возможностей. Где-то впереди, сквозь сырую мглу тумана, стали мелькать едва-едва пробивающиеся лучики солнца. Это придало человеку сил – осталось ещё чуть-чуть поднажать, и он выберется отсюда!

            Вдруг, прямо перед человеком, с резкостью, которой позавидовали бы лучшие мастера стрельбы из лука, из тумана возникла ещё одна фигура. От неожиданности мужчина попытался затормозить, но не смог – он поскользнулся на сырой траве, да ещё и споткнулся обо что-то, и, пролетев сквозь призрачный силуэт, вылетел из тумана, рухнув во влажную придорожную зелень, лишь только каким-то чудом не угодив лицом в какой-то трухлявый пень.

            Тут же сзади раздались мягкие, едва слышные шаги, будто шёл кто-то необутый. Мужчина резко обернулся, вскинув руку с мечом, и увидел, как из стены белёсой мглы в нескольких метрах от него, выступила фигура уже тронутой возрастом, но всё ещё высокой и стройной женщины с лицом его матери. Платье на ней, да и сама она, казалось, были словно сотканы из тумана – дул лёгкий южный ветерок, и фигура будто бы колыхалась на ветру. Человек хотел было вскочить, и ринуться подальше от этого места, благо город был уже, фактически, недалеко, но не смог – при появлении этого серого силуэта, который был так похож на живого человека, его сковал холод, а рука с зажатым в ней оружием, безвольно упала.

            - Сыно-о-ок… - то ли прошептала, то ли прошипела женщина, протягивая к воину свои руки.

            Тот заскрипел зубами от злобы и невозможности что-либо сделать, убежать, или как-то защитить себя. А фигура всё приближалась медленными шагами хищника, который предвкушает пиршество, которое никто не сможет прервать. И вместе с ней приближалась и какая-то дремота, которая словно убаюкивала и укачивала, погружая в сон, будто бы говоря – «Не беги никуда, успокойся. Ляг здесь, отдохни, ведь ты так устал…»

            Человек мотнул головой, пытаясь отогнать это наваждение. Но это у него едва ли получилось хоть сколько-то удачно – дремота только ещё больше накатила, подчиняя себе его разум.

            Тем временем фигура подошла совсем близко, и склонилась над мужчиной, пытливо вглядываясь в него. Нежные, милые, приятные черты лица его матери, которая так трагично погибла десять лет назад. Она, словно помолодевшая, прямо такая, какой он её помнил в детстве, стояла сейчас над ним, и мило улыбалась. Вот только глаза… Такие же, как и были у матери. Но глубокие, мрачные, и бездонные, как самый жуткий омут. И холодные, словно дыхание горного ледника. И чем дольше человек смотрел в эти глаза, не в силах отвести взгляд, тем больше тело его сковывал холод, делая невозможным не то чтобы пошевелить рукой или ногой, но даже закрыть глаза.



Василий Шевчик

#12707 в Фэнтези

В тексте есть: боевик

Отредактировано: 05.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться