Разбудить цербера. Книга 1 - Падение

Размер шрифта: - +

19. Социальный миф

Серый язык шоссе, петляя в свете фар, был похож на гигантскую змею. Змея пыталась выскользнуть из-под колес. Индикатор уровня заряда показывал ноль, однако не светился тревожным оранжевым светом. Бен постучал по нему – глухо. Он прекрасно знал: только что, пару минут назад выехал с АЗС. Поломка индикатора, видимо, случилась в пути, Бен даже и не заметил в какой момент. Однако обнулившиеся цифры почему-то начали раздражать. Он еще раз нетерпеливо постучал, скорее машинально, чем действительно веря, что маленькое табло оживет.

- Вот черт!

В свете фар что-то мелькнуло. Взвизгнули шины. Кот. На дороге замер большой рыжий кот, зыркая на водителя большими желтыми глазами.

- А ну пошел с дороги! – опустив стекло, крикнул Бен.

Животное не шевельнулось. То ли оно напугано, то ли…

Бен вышел из машины. Кот не побежал, лишь подобно кролику, что загипнотизирован удавом, следил за человеком.

- Я говорю тебе! Ну-ка! Кыш с дороги! Глупый котяра. Нашел место.

Полуночный путешественник моргнул один глазом, но не сдвинулся с места. Бен заметил ошейник. Он поблескивал в свете фар металлическими пластинками. «Значит, не бездомный, но тогда откуда он взялся? Тут поблизости вроде и домов нет. Хотя откуда мне знать? Да какая разница, - решил Бен, вернувшись в машину. - Может, яркий свет так напугал кота?» Бен выключил фары, посигналил, опять зажег свет. Животное исчезло.

Машина тронулась с места и, проехав пару десятков метров, повела себя странно. В темноте показалось, что дорога, вдруг превратившись в серую скользкую массу, ловко выскользнула из-под колес. Бен даже различил влажное шуршание, точно пресмыкающееся быстро пробирается сквозь густые заросли. В следующее мгновение автомобиль оказался в воздухе. Вылетев в кювет, он перевернулся пару раз и встал на колеса.

Бен с трудом выбрался наружу: дверь заклинило и пришлось вылезть в окно.

Он проверил телефон и собирался позвонить, да так и застыл с трубкой у уха, ибо заметил на обочине человека, молчаливо стоящего и, кажется, сосредоточенно разглядывающего автомобиль. Бен дал отбой и посмотрел на незнакомца. «Лицо, - решил Бен, - где-то я его точно встречал, да, нет сомнений, хотя не может быть, но и силуэт тоже знакомый».

- Простите, вы бы не могли мне помочь?

- А зачем? – спокойно ответил человек, переведя взгляд на авто.

«И голос знаком», - удивился Бен.

Он выбрался на обочину и, оглядываясь, подошел к человеку. «А где его машина?» - мелькнула тревожная мысль.

- Простите, что вы сказали?

- Зачем вам помогать? – спросил незнакомец, отмеряя каждое слово точно на весах.

Бен узнал его. Все сомнения отпали. Это был Габриель.

- Господин Санчес?

- Именно. И я не собираюсь вам помогать, потому что поздно, потому что вы умерли. Вы сломали себе шею. - И Габриель провел указательным пальцем под подбородком.

- Но я жив! – фраза прозвучала неуверенно, отчего больше была похожа на вопрос. Ощущение холода и могильной сырости коснулось сознания. Бен удержался, чтобы вновь не осмотреться. Ему почудилось, что кто-то третий следит за ними по ту сторону жизни. Там, где вечный мрак, там, где смерть, спрятался невидимый наблюдатель, и он правил балом, а Габриель и Бен лишь персонажи драмы.

Санчес расхохотался неестественно. Ничего человеческого не было в этом презрительном смехе. Только холод и смерть.

- Вы, господин Морган, так же живы, как я мертв. Я убил вас. Я подстроил аварию. Неплохой сюжетец я придумал с котом? Да? Мелочь, а забавно. Правда?

- Зачем? – вопрос по инерции. Не хотел Бен задавать его, но он сам слетел с губ.

- О-о. Вы начинаете верить тому, что я сказал? Я чувствую, да, вы верите. Это хорошо. Мне нужен доступ к финансовой системе планеты, а вы, банкиры, или как вы себя называете? Финансисты? – Это слово Санчес будто выплюнул. – Да какая разница! Вы обречены, но зубами вцепились в остатки денег и пытаетесь управлять миром, хотите задержаться в нем, но я каждого, каждого из вас отправлю на тот свет! – В руке Габриеля сверкнул нож с длинным лезвием. – Каждого! – Крик не был похож на человеческий вопль. Звук утробный и грохочущий, похожий на камнепад. Казалось, животное, а не человек изрыгнуло угрозу. Пес, спавший до этого, проснулся, почуяв чужака, вторгшегося на его территорию.

Габриель замахнулся. Морган машинально подставил руку, но Санчес полоснул по ней. Запястье залило кровью.

- Каждого! – Удар наугад в горло. Лезвие скользнуло, срезав кусок кожи. Темный ручеек полился за ворот рубашки. – Всех вас! – Удар в плечо. Бен почувствовал, как оно онемело. – Вы мне мешаете! Я даже не желаю подчинять себе вашу волю! – Удар в левую часть груди – точно в сердце. – Примите, как должное вашу безвременную кончину, господин Морган.

Последняя фраза оказалась нелепой и абсурдной. Габриель, поняв это, вновь расхохотался. Тело убитого скатилось в кювет. Санчес выбросил нож и, хохоча, захлебываясь в истерике, опустился на колени. Он продолжал хохотать, но смех постепенно переродился в лай. Габриель встал на четвереньки и в мгновение превратился в лохматого трехголового пса. Зверь заурчал, принюхался, вылавливая из прохладного воздуха сладковатый запах крови. Зверь бросился на тело.



Евгений Пышкин

Отредактировано: 30.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться