Рипейский солнцеворот

Размер шрифта: - +

Глава 16. Оазис Горный Щит

Вторая  часть

Глава 16. Оазис Горный  Щит

Форпостом защиты села в реале был восточный пятиугольник, расположенный между улицами Красноар-мейской, Зеленой, Мелиораторов. Форпост выделялся тремя бастионами по краям этих улиц, окружен был прочнейшим бетонным ограждением с контрфорсами в лучших традициях строительства крепостей. Задуман и исполнен был докой в области замкостроения и фортификации. Для завершающего штриха не достаёт лишь водной преграды по периметру, но это легко исправимо, стоит лишь на миг заменить дорожное полотно улиц водными каналами, подобными улицам-каналам Васильевского острова в Питере имперском, в Санкт-Петербурге. Создатель сельской крепости в тамошнем архиве и обнаружил планировку фортификационного сооружения, что некогда охраняло квадратуру села Горный Щит и селян. Крепость здесь, в селении, уже была. Раньше. Название носила Верхний Уктус.           

Собственно замок представляет собою пятиугольную в плане высокую башню с толстенными стенами. Все внешние поверхности башни блистали сложной формы ячейками, изготовленными по специальной технологии для уголковых отражателей из нержавеющей стали. Подобные ячеистые структуры отражали девяносто процентов лучистой энергии, направленной на них. Открытые поверхности башни-замка, направленные на Екатеринбург, нынче выглядели как заготовки для вафель, которые хозяйка передержала в вафельнице. Поверхности эти были почерневшими, сплошь состояли из многочисленных углов, граней, рёбер и призрачно мерцали в ночь полнолуния, не в силах позабыть яростные лучи кошмара апокалипсиса. Высилась эта Чёрная Жемчужина в головоломном изгибе улицы Красноармейской, занимая четвёртый внутренний угол периметра крепости. Пятый угол ограждения крепости занимали ворота, отмеченные двумя башенками, торчащими  над стенами периметра.

Под навороченной замком-башней были оборудованы бункер и подземный гараж, о наполнении полок в которых оставалось лишь догадываться, но судя по внешнему облику замка, в его подземельях  содержалось знатное количество военной и гражданской техники. Для тамошних предпринимателей подобная техника уже третье десятилетие была доступна без регистрации и демонстрации охотничьего билета персонам, как бы не любителям денег. Время возведения замка совпало с массовой модой на строи-тельство вместительных подземных бункеров под затейливыми домами, окруженными глухими кирпичными заборами. Озабоченные, дородные лица являлись из самых разных мест и, демонстрируя пачки бабла, т.е. денег, требовали у местных властей земельные наделы и бумаги с разрешениями закопаться в Рипейских горах. В тех требованиях часто звучало название «Гора Магнитная». Уважающие себя люди единолично или коллективно бросились строить бункеры в массиве холмов Уральских гор. При этом назначение и раздача земельных наделов не афишировались – бункеры оборудовались тайно, в безлунные ночи. Не всем из устроителей тайн бункерной жизни повезло, не все сохранили своё лицо и свои жизни. Увы…

Когда Федотов Константин объявится в селе, он однозначно и безошибочно определит, под каким жилищем глубоко закопан бункер со стратегическим наполнением. В селе бункеры несомненно оборудовались осознанно. Пока же новосёлы селения смело предположили о наличии глубинных построений под сельским клубом, под пятиугольной башней и под фешенебельным архитектурным ренессансом с собачьими будками, что теснились на западной оконечности территории форта.

К моменту прибытия партий беженцев из погибшей в атомном угаре столицы Урала по периметру села высился забор, изобретательно воздвигнутый из подручных материалов. Материалов, в основном, местного производства со строительных предприятий, а также доставленные по железной дороге, ветка которой плавно закруглялась от проходящей мимо магистрали и исчезала под заборной границей той же западной оконе-чности Горного Щита. Изобретательно и даже изыскано смотрелась граница села, отрисованная вдоль тракта. В качестве базиса того забора использовались бетонные ряды фундаментных блоков, на которых уверенно были настелены в три слоя бетонные плиты, предназначенные для перекрытий в строительстве. Поверх бетонных плит возлежали металлические изыски автопрома, завезенные  с различных материков До Катастрофы два: ряды автомобилей сплошь с «кенгурятниками» вперемешку с бетонными кубами, уложенными под моторными отсеками автомашин.  Внедорожники с «кенгурятниками» лежали колёсами вверх. Этот ряд престижных внедорожников  покрывали более ажурные автомобили типа «Ламборджини» со снятыми колесами. Подколесные ниши были зацеплены с колесами автомашин нижнего ряда, образуя замковое соединение. Проходящий рядом тракт стал тогда поставщиком элементов для устроителей автомобильного варианта забора вдоль него, то есть тракта. Движение по асфальту было капитально застопорено проникающими нейтронами и прочими барионами с незначительной светимостью. Пробка – десять балов по столичной шкале, на десятилетия вперёд. Автожелезо ничего не стоило и присутствовало в изобилии, которое и не снилось белоленточным ”комунякам”.

Остальные стороны периметра вокруг села выкладывались из банальных бетонных заготовок, которые вмиг потеряли свою стоимость и стали для всех тоже доступными. Кроме указанной выше башни-замка в защитный периметр вмонтированы были и другие оборонительные сооружения в количестве семи, через определенные озаборенные промежутки. Каждая башня имела собственную прибашенную площадь, продуманно огороженную, что превращало каждый такой комплекс в бастион. Труднодоступный бастион. Умелое распределение воинов с автоматами, пулемётами или же тактическими арбалетами по всем восьми бастионам села делало возможным перекрестный огонь или же болтометание в случае использования обученных стрелков-фанатов. Какое-то время периметр с бастионами должен был защищать жителей села, делая возможным факт укрытия оставшихся в живых в подготовленных заранее бункерах. Были ли готовы к такому повороту событий устроители глубинных бункеров  – не известно. В душах селян звучали теплые слова благодарности в адрес состоятельных покупателей сельских земельных участков и устроителей столь знакомой жителям станций подземной перемоги. Звучали нынче, не во времена обустройства бункеров. Удивительно, как догадались состоятельные строители модных, тайных сооружений? Что толкнуло их на такой шаг – работу на потомков? Дар предвидения? Чудеса!



Булат Фанавин

Отредактировано: 03.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги