Счастье вдруг

Размер шрифта: - +

Глава 9

Глава 9

 

- Валет!

- А мы червями...

- Пики десять!

- А мы... червями.

Если бы кто-нибудь заглянул в этом миг в землянку, его глазам предстала бы забавная картина: двое рядовых - один с перевязанной рукой, другой с синяком на челюсти, один Старший Сержант - с выражением недоумения на лошадином лице, и человек неопределенного звания, без фуражки и с одним погоном - сидят кружком вокруг снарядного ящика и хлопают замызганными картишками, издавая порою странные, бессвязные звуки:

- А мы вот так!

- А подавитесь?!

- А не подавимся! И так! И еще вот так!

Вообще-то, говоря Сержанту "карты" я имел в виду совсем другое.  А именно: те старомодные листы желтой промасленной бумаги, со всякими закорючками, цветными стрелками, короткими надписями "азимут такой-то" и "отметка такая-то", что принято носить в  планшетах.  Но когда он отрицательно пожал плечами (ну да, ну Сержант, но откуда у меня карта? - я ж не офицер покамест... и слава богу, что не офицер...), вперед вылез Первый. Радостно осклабился и вынул из кармана штанов раскрашенную колоду.  Той рукой, что счастливо избежала удара прикладом.

А жаль...

В смысле - жаль, что избежала.

Потому что я в карты с собственными подчиненными не играю. Никогда.

Из принципа.

- Вольтом его, вольтом, суку !.. - Сержант делает зверское лицо и увлекшийся солдат вспоминает кто - он, и кто - я.

- Простите, сэр.  Я... А-а, э-э?

- Трефовая дама, солдат.

Теперь вы понимаете, что я имею в  виду?  Я устал, переволновался, в меня сегодня стреляли, кидали ножи, били стволом по ребрам, и пытались взять на лесть.  Но я держался.  Грехэм назвал меня идиотом, я заблудился в позициях собственных войск, дождь, вызванный скорее всего моим всегдашним везением, грозил превратить наши позиции в яму для Женской Грязевой Борьбы (вид спорта у карликов, я пару раз видел - меня чуть не стошнило), а я сижу и играю.  Вот так.  Знай наших.

- Вега, мать твою, бейся!

Вега, Вега Гарсиа - так зовут нашего Сержанта - сидит с таким выражением лица, будто надкусил лимон и не может решить, выплюнуть его или еще немного погодить - может,  станет слаще?  Вызвано данное состояние Сержанта моим неадекватным поведением.  "Старшие офицеры никогда не пьют вместе с подчиненными, и уж тем более никогда не играют вместе с ними в карты. Это раз!  Если старший офицер делает какую-либо из данных вещей - или хотя бы даже допускает мысль об этом! - он вряд ли поднимется в звании выше лейтенанта.  Это два!  Если старший офицер считает для себя возможным наплевать на первые два правила - он или дурак или достиг звания, позволяющего плевать на любые правила без неприятных для себя последствий. Это три!"  На дурака я вроде не походил - а для достигшего высочайшего звания офицера вел себя слишком странно.  И выглядел... Короче, ТАК высшие офицеры обычно не выглядят.  В грязной шинели и без фуражки.  С шапкой некогда белых волос и царапиной на щеке. С одним непередаваемого цвета погоном...

На правом плече.

Как для орденской ленты...

- А я!  А я... А я - козырной десяткой!

Он думает, что выиграл...  Наивный карлийский юноша!

- Туз. - сказал я. - Пиковый туз... Ты проиграл, солдат.  Я - выиграл.

В карты мне, как ни странно, везет.  Наверно потому, что жутко не везет моим соперникам.

- А мы тебя... царем треф!  Давай, Вега, отбивайся!

Молчание.  Гарсиа держит в руках полколоды и у него лицо человека, дважды наступившего на одни и те же грабли.

- Ага !  Не можешь?!

Сержант остался в дураках.  Потому что моим партнерам не везет еще больше, чем соперникам.

- Тусуй, Вега! - кричит Второй, и смеется.  И я смеюсь вместе с ними, салажатами недавнего призыва, зная, что возможно завтра никого из нас уже не будет в живых.

На войне как на войне...

Здесь нет заговоренных.

...За час до восхода, прожевывая на ходу полусырую краюху серого хлеба (Сержант расщедрился), я отправился к "гнезду".  Солнце еще не встало, все вокруг тонуло в вязком предрассветном тумане - ни зги не видно, но больше ждать я не мог.  Хватит.  Надоело. 

Куда идти, показал мне Сержант.  Сначала я намеривался воспользоваться траншеей, как путеводной нитью, но взглянув, во что она превратилась - отказался от дурацкой затеи.  Траншеи больше не было.  Была грязь, жирными отвалами задушившая творение рук человеческих...

"Река в той стороне." - Сержант  махнул рукой.

И вот я шел. Под ногами булькало, чавкало, хлюпало - в зависимости от настроения - а впереди мрачно загорался восход.  Сквозь  тучи, пеленой застилавшие горизонт, проглядывало солнце...



Вячеслав Доронин

Отредактировано: 15.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги