Сияние истинной магии

Размер шрифта: - +

1

Громкий рев будильника вырвал Эльрика из мира дремы. Просыпаясь, он пытался удержать сон в памяти. Вспомнить, что снилось. Несомненно, что-то странное и необычное, но вот что он не мог вспомнить и еще этот будильник врывался в мысли, рассеивая остатки сна.

Это кваканье безумно раздражало, но лишь оно одно могло его, любившего поспать, разбудить ранним утром. Конечно, в магазине были будильники с менее раздражающими звуками. Но ни кукареканье петуха, ни трели птиц, ни журчание воды не могли поднять его с утра. Хотя, по поводу последнего звука были некоторые сомнения. Вот оно бы смогло, но был шанс, что он всё же не проснется, а конфуза в кровати не хотелось. Поэтому при выборе будильника Эльрик остановился на этом жабоподобном чудовище. Хозяин лавки был безумно рад продать его и даже сделал небольшую скидку. И вот теперь каждое утро сопровождалось громким кваканьем, перерастающим в рев.

Эльрик дотянулся рукой до стула и выключил стоявший на нем будильник. В комнате было довольно прохладно, и выбираться из-под одеяла не хотелось. Понимая, что если еще немного поваляется в кровати, то непременно уснет, он сбросил одеяло на пол. Прохладный воздух комнаты окутал тело, пробуждая, заставляя двигаться, чтобы согреться. Он приподнялся и сел на кровати. Проспать сегодня было нельзя, каникулы закончились, и наступил новый учебный семестр.

Каникулы закончились, как же быстро пролетели эти две недели. Две недели покоя, когда все вокруг разъехались по домам на праздники. И на территории университета остались лишь единицы, таких же, как он, тех кому некуда было ехать и для кого Университет стал родным домом. Их было немного, но они составляли определенное сообщество. Сообщество любителей покоя и тишины. Главным правилом было не мешать другим, но при этом любой из них был готов помочь остальным, если нужно. Каждый занимался своим любимым делом: кто-то читал, кто-то музицировал, кто-то просто гулял по пустым аллеям университета. Но была у них одна традиция — любые праздники они встречали вместе. Будь то Равноденствие или Новый год, День Рассвета или День Первых бурь. Они всегда собирались своей компанией. Кто-то приносил еду, кто-то вино и они садились у камина и беседовали или просто слушали музыку. Вот и вчера отмечали последний день каникул, и теперь эта вечеринка бурно давала о себе знать.

Поднявшись с кровати, он бросил взгляд в окно, вчерашняя метель окутала все белым пушком снега, а утреннее солнце, едва появившееся над горизонтом, сейчас играло и искрилось на снегу яркими отблесками.

Легкое дуновение воздуха заставило поежиться, а выпитое вчера пиво недвусмысленно намекнуло о необходимости двигаться в определенном направлении.

Предаваясь утреннему омовению, он с сожалением вспоминал о закончившемся отдыхе и с досадой думал о начавшихся занятиях. Как-то быстро пролетели эти две недели, и вроде столько всего запланировал, а сделал всего ничего. И вот уже надо снова вливаться в учебный ритм, ходить на лекции и практические занятия. Радовало одно, что семестр продлится три месяца, а потом снова каникулы.

Одевшись, Эльрик вышел в коридор и спустился по лестнице на первый этаж. Его комната находилась на четвертом этаже общежития, во флигеле. Такое местоположение, с одной стороны, было удобным для него, так как обеспечивало тишиной и уединением. Соседей рядом не было, флигель пользовался странной репутацией. Но с другой стороны при желании перекусить, приходилось каждый раз спускаться вниз, что для него, человека слегка ленивого, но любившего хорошо поесть, было невыносимо тяжело. Вот и сейчас эти печальные мысли вились в его голове во время спуска.

По счастливому стечению обстоятельств в кухне никого не было, и он смог насладиться завтраком в одиночестве. Допивая чашку кофе, Эльрик бросил взгляд на часы, висевшие на стене кухни, и осознал, что надо поторопиться, иначе опоздает на занятия. Его факультет не пользовался особой популярностью ни у студентов, ни у преподавателей. Поэтому общежитие располагалось вдали от основной части университета, «на обочине жизни», как любил говорить мэтр Себастьян. И это тоже несло свои плюсы и минусы. Плюс состоял в том, что в этой глуши было тихо и спокойно, а сад, окружавший общежитие, обладал первобытным очарованием, чем и был прекрасен, на взгляд Эльрика. По всему университету парки, сады и даже клумбы были посажены и пострижены согласно установленному порядку. Вдохновителем его был декан факультета природной магии, решивший, что на территории университета нет место хаосу. Поэтому все деревья и кусты вокруг были одинаково подстрижены, клумбы имели одинаковые размеры, да и цветы в них, почему-то, пахли так же одинаково. И следить за этим «порядком» вменялось в обязанности каждому учащемуся факультета. Но к счастью, такой порядок поддерживался лишь в основной части университета, а вдали от главных зданий некоторые парки так и не были «упорядочены», то ли от нерадивости студентов, то ли от попустительства преподавателей. Хотя, на взгляд Эльрика, их не трогали по одной простой причине — они попросту никому были неинтересны, так как были далеко от «высоких» взглядов и принадлежали не самым популярным факультетам.

Cад, который окружал общежитие их факультета не казался заброшенным, студенты сами следили за его состоянием. И выглядел он естественнее других, так что даже птицы здесь пели живее и радостнее. Эльрику очень нравилось бродить по саду и часами сидеть с книгой на траве под раскидистым деревом.

И сйчас стоя на крыльце Эльрик огляделся вокруг и блаженно потянулся. Он посмотрел вокруг, сад был покрыт снегом и в некоторых местах сугробы достигали ему до пояса. От дверей общежития в разные стороны были проторены тропинки, переплетающиеся в причудливую сеть, опутывающую сад. Многие из них заканчивались у скамеек или, вытоптанных в снегу, полянок. Была среди них и его нить, тропинка, проторенная до любимого места.



Alex Niko

Отредактировано: 19.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги