Соната #1

Размер шрифта: - +

Доминантный ген

— … у кого-нибудь есть вопросы? – я закончил свою речь, переводя преподавательскую панель в режим ожидания. На широком учебном экране отобразилась цепочка ДНК, переливающаяся всеми цветами радуги.

В огромной аудитории Первого Космического Университета тут же раздался перестук клавиш ученических скраеров. На экране попеременно всплывали вопросы, полученные от студентов. Сто пятьдесят восемь. А до конца лекции осталось лишь семь минут.

Устало вздохнув, я оглядел аудиторию. Несколько сотен студентов активно делали вид, что внимательно слушают лекцию. Хотя, быть может, большинство и правда слушали. На многих лицах отражалась искренняя заинтересованность: одни конспектировали на скраерах, другие записывали на старомодные диктофоны, третьи полагались на память или попросту ленились.

Годы проходят, а молодежь не меняется – все та же разномастная толпа со своими ценностями и интересами. Девушка с темно-фиолетовым каре и в яркой зеленой кофточке со скучающим видом теребила браслет, а рядом сидящий парень в выглаженной рубашке пролистывал заметки. За ними разместились две девушки которые, хитро поглядывая на меня, о чем-то шептались. Последние ряды оккупировали активисты спортивной фракции – от них, к счастью, шума мало, как и интереса. Стандартные студенческие психотипы, когда я учился, все было так же.

— Давайте с вами побеседуем. Без технического сопровождения, — я уверенно нажал кнопку выключения общего экрана. Студенты удивленно переглянулись, но последовали моему примеру, отключая технику. Сейчас люди слишком привыкли использовать гаджеты. Многие из них о живом общении с преподавателем знали лишь понаслышке, потому большинство сейчас попросту постесняется высказаться вслух, и не придется разбирать сотню с лишним глупых вопросов. – Кто готов начать?

Парень с первого ряда уверено поднял руку, я кивнул.

— Так как все же работает ген честности? – чуть дрожащим голосом спросил он. Девушка с фиолетовыми волосами громко выдохнула и манерно закатила глаза. Ей богу, я был с ней солидарен – мне пришлось распинаться об этом на протяжении двух часов для того, чтобы повторять снова?!

— Ген воздействует на определенную зону головного мозга, блокируя желание человека соврать.

— Но откуда эта ложь бралась? – недоуменно переспросил парень. В чем-то я даже завидую их неосведомленности, они не застали период политических распрей, общественного лицемерия и семейных ссор. Они живут в утопичном мире, созданном нами — учеными.

— Все начиналось с детской лжи. Ребенок понимал, что у него есть богатый внутренний мир, что его мысли недоступны окружающим, потому начинал врать. Иногда с целью привлечения внимания, иногда по каким-то другим причинам. Зачастую родителей смешили и забавляли подобные попытки, с их стороны это выглядело как поощрение, и неокрепший мозг ребенка получал сигнал о том, что подобное может быть принято позитивно. Дальше вранье носило уже совершенно иной характер и преследовало другие цели, но факт остается фактом… Прошлый мир был построен на лжи. После Третьей мировой войны было принято решение не повторять старых ошибок. Осталось мало людей мы захотели создать совершенно новое человечество. Группа ученых, в том числе ваш покорный слуга, взялась за изучение данного вопроса и попытку внедрения этого гена в цепочку ДНК человека…

Филеотоволосая девушка стремительно подняла руку, я снова кивнул.

— В первых записях говорится, что ген честности мутировал лишь у людей, обладающих доминантным признаком — темными волосами. И лишь многим позже, при скрещивании ДНК, удалось внедрить этот ген остальным. Почему именно темноволосые?

В аудитории повисло молчание. Я и сам на секунду растерялся, подбирая слова для ответа.

— Это одно из наших самых интересных наблюдений, — я позволил себе усмешку. – Первыми тестировались женщины. Благодаря детектору лжи, выяснилось, что брюнетки врут намного реже блондинок. Тот же эксперимент провели и с мужчинами, заметив подобный результат. По нашим расчётам выходило, что более благоприятная среда для внедрения гена именно у людей с доминантным признаком темных волос, — не вовремя прозвучавший звонок прервал мою пламенную речь. – Но после была решена и эта проблема.

Студенты повставали со своих мест, торопясь к выходу. В современном обществе стало не принято задерживаться после пар. Лишь девушка с фиолетовыми волосами задумчиво смотрела, как я собираю учебные материалы, складываю их в портфель. Когда я выходил из аудитории, все еще чувствовал прожигающий спину взгляд.

Это ощущение не покидало, даже когда я уселся в любимом скайфлае. Вставляя карточку доступа, неторопливо набрал необходимую комбинацию цифр и с легкостью оторвался от земли. В небе не было ни облачка, потому я решил взлететь выше обыкновенного.

Зеленая столица… Белокаменные дома окружало множество деревьев, огромное количество лесопарков и скверов выстраивалось в удивительной красоты узоры, которые можно было заметить лишь сверху. Казалось, что один был сделан в форме зайца, другой – в виде черепахи.

После Третьей мировой войны человечество решило исправить множество своих ошибок – начало с озеленения, после занялось и социумом. Вот только свежим воздухом, вкусными фруктами, овощами мы похвастаться можем, а вот честностью… нет. Нет никакого гена честности, это все выдумки нынешнего правительства, чтобы управлять социумом. Так уж вышло, что общество всегда охотней поверит мифу, имеющему научную основу и сказанному важными людьми в белых халатах.

Вера в честность дает многим больше, чем сама честность. Убеждение в том, что тебе не врут, позволяет не замечать собственную ложь либо искренне в нее верить. Общество, построенное на правде, точно такая же ложь, как и ген честности. Рано или поздно все повторится вновь…



Верхова Екатерина

Отредактировано: 28.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги