Союз стихий

Размер шрифта: - +

Глава 11. Лишь смерть смоет позор

       По натуре она – вольная птица. Ни секунды не может усидеть на месте. Отец шутил, что у нее энергии как у всей его армии вместе взятой. А теперь она − та, кто так любит и ценит свободу, − заперта в четырех стенах. Часы сменялись днями, дни − неделями. Она потеряла счет времени. Она сходила с ума от праздности.

   Дейдра отодвинула занавесь и выглянула в окно. Ночи она коротала, наблюдая за улицей, на которой никогда ничего не происходит. Но это была хоть какая-то иллюзия дела: подглядывать за другими. В такие минуты у нее желудок сводило от зависти, так сильно она желала покинуть ненавистную комнату. Но ее клетка слишком высоко. Рискни прыгнуть и разобьешься насмерть.

   Иногда Дейдра представляла, как делает это. Встает на край подоконника, расправляет руки подобно крыльям. Ветер подхватывает ее и уносит прочь от столицы в северный лес − туда, где ждет отец, где под ногами искрится снег, а над головой черное небо с россыпью звезд, где от холода кровь в венах делается густой как кисель, где северные жители отважны и безрассудны, а честь превыше всего. Ах, мечты. Возвращаться из мира грез в реальность всегда болезненно.

    А тут еще новый надзиратель. Прошлого она задушила веревкой от балдахина. Веревки в тот же день убрали. Но она найдет, чем вооружиться. Ножка от стула в умелых руках смертельное оружие.

    Только Дейдра его не убьет. И не потому, что он ей нравится. Люди для нее на одно лицо, пусть даже у этого волосы, как у ее народа. Она поняла простую вещь: ему на смену придет другой, а за ним еще и еще. Неважно скольких она уничтожит, ей все равно не выбраться. Убийство само по себе никогда ее не привлекало. Хотя она бы не погнушалась перебить всех живущих во дворце, гарантируй их смерть ей свободу.

   − Ты не ела?

   Надзиратель осмотрел поднос с нетронутым куском жаренного мяса, фруктами и кувшином вина. Ее благополучие – его прямая обязанность. Дейдра мстительно улыбнулась. Пусть поволнуется, ему на пользу.

   − Я не голодна, − ответила она подчеркнуто холодно.

   − Что едят снежные? − размышлял он вслух. − Может, еда тебе не подходит?

  − Так и есть, − она ухватилась за эту мысль. − Мы предпочитаем свежее мясо убитых в бою врагов.

   Ей понравилось, как его лицо перекосилось от ужаса и отвращения. Дейдру забавляла эта легенда. Глупые теплокровные полагали, что морейцы поедают захваченных в плен. Морейцы в свою очередь не пытались развеять миф. Он нагонял страх на деревенских жителей. Испуганный враг – половина победы.

   Сразу видно, новый надзиратель из деревенщин, верящих во всякую чепуху. Мореец ни при каких обстоятельствах не станет есть людское мясо. Хотя бы из брезгливости. Люди нужны для работы на ледоломнях. Они рабы, скот, если хотите, но не пища.

   − О свежем мясе забудь, − проворчал надзиратель. — Ты его не получишь.

  − Мне показалось, твой господин ясно выразился: я должна жить любой ценой. Он скорее зарубит одного из своих воинов и подаст мне его на обед, чем допустит мою смерть от голода.

   Надзиратель схватил поднос со стола и, громко топая, скрылся за дверью. Дейдра рассмеялась. Впервые с тех пор, как ее заточили в башне.  

   Но смех оборвался, едва на пороге появился ее поработитель. Слуги звали его первым магистром Валумом, она же за фигуру и запах прозвала его толстым боровом.

   − Говорят, ты отказываешься кушать. Хочешь голодом себя уморить? Не выйдет. Если потребуется, тебя будут кормить насильно.

   Дейдра передернула плечами, вообразив унизительный процесс. Валум оскалился довольный тем, что выпад достиг цели. Он отогнул полу кафтана и что-то вытащил из внутреннего кармана.

    − Я посылал сообщение твоему отцу, − сказал он. − С предложением мирного соглашения. Мои требования просты – он отказывается от своих претензий на север и в обмен получает тебя. Сегодня пришел ответ.

   Магистр помахал конвертом. Она узнала ледяную печать отца. На глаза навернулись слезы. Письмо было родом из-за северного леса. Взять его в руки, прикоснуться к нему – верх блаженства. Все равно что на мгновение перенестись домой.

    − Письмо на языке севера, который я не знаю. А ведь твой отец владеет общим языком. Видимо, здесь тайное послание для тебя.

     Первым ее порывом было вырвать письмо из рук магистра. Он сильнее физически, но она проворней. У нее неплохие шансы заполучить письмо.

  Но Валум разгадал маневр и предупредил:

  − Не вздумай! За дверью мои люди. Они справятся с тобой в два счета, а в наказание я переведу тебя на нижний этаж. Думаешь, здесь плохо? Ты просто не была внизу.  

   Дейдра застыла, отчего стала похожа на скульптуру изо льда.



Ольга Герр

Отредактировано: 24.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги