Союз стихий

Размер шрифта: - +

Глава 16. Урок послушания    

   На главной площади собралась толпа. Мужчины, женщины и дети, богатые и бедные, купцы и ремесленники, господа и слуги − все они явились в это раннее утро. Отцы сажали сыновей на плечи, чтобы они видели эшафот. Женщины забирались на низенькие табуретки, сдаваемые в аренду торговцами. Стояли плечом к плечу, в тесноте и духоте. Желающих увидеть казнь было так много, что площадь всех не вмешала. Люди ютились на соседних улицах, выглядывали из окон, забирались на крыши.

    Минуту назад Аурика и Элай распрощались с Джеймсом. Он спешил вернуться на пост, пока его отсутствие не заметили. И теперь Элай уводил девушку подальше от дворца. Он тянул ее за собой вниз по улице. Туда, куда не долетят отголоски криков. Но она, почуяв неладное, заупрямилась. Пренебрегая Элаем, Аурика пошла на голоса зевак.

    − Что происходит? Зачем низшие собрались? − спросила она.

    − Праздник, наверное. В столице вечно что-то празднуют, − Элай говорил беззаботно. − Идемте, госпожа. Лоредан заждался вас.

    С места, где они стояли, эшафот было не разглядеть. Аурика не полезет в толпу, побоится соприкоснуться с низшими. Для нее это мучительно, как для человека ходить по колено в жидкой грязи. А потому Элай не волновался. Он и подумать не мог, что Аурика вопреки убеждениям заговорит с горожанами.

  − Сегодня казнят заговорщика, — ответил близстоящий ремесленник на вопрос Аурики о причинах столпотворения. — Поговаривают, он совершил покушение на первого магистра.

   Элай не сдержал стон. Только истерики ему не хватало. Есть ли в мире что-то хуже женских слез? По разрушительной силе они сравнимы с взводом солдат.   

   Но Аурика не разрыдалась, в который раз его удивив. У хрупкой внешне девушки была непоколебимая воля. Она застыла, обдумывая ответ ремесленника, а затем взглянула на Элая с ненавистью.

  − Ты солгал. Лоредан не в безопасном месте. Он на площади, ожидает казни.

   − Мы опоздали. Ему нельзя было помочь.

   Аурика судорожно вздохнула, словно только что вынырнула с глубины. А затем случилось то, к чему Элай был совершенно не готов: она сорвалась с места, врезалась в толпу и в считанные мгновения скрылась среди зевак.

   Элай погнался за девушкой. Он прорубал себе дорогу локтями и кулаками, но Аурика двигалась быстрее. Худенькая, невысокого роста, она просачивалась между людьми, как вода между камней. Все ближе и ближе к центру площади, где возвышался эшафот, а вокруг стояли с десяток стражей, готовых схватить ее.

    − Аурика! − Элай поразился силе отчаяния в собственном голосе. Если он не успеет, если опоздает, девушку будет не спасти. Ее схватят, возведут на эшафот и лишат жизни у него на глазах. Он ничего не сможет поделать, если только не догонит ее.

   Толпа взорвалась улюлюканьем − на эшафот вывели преступника. Элай сосредоточился на мелькающей в людской массе светловолосой голове, − капюшон упал, выставив на обозрение желтые кудри. Среди серых и коричневых нарядов горожан волосы Аурики сияли как золото среди песчаника.

   Элай протянул руку и почти поймал ее за плащ – пальцы скользнули по ткани, но людское море всколыхнулось, отрезая его от девушки. Оттолкнув с пути очередную преграду, он краем уха услышал, как люди обсуждают предстоящую казнь – Лоредана уже приковали к колесу. Вскоре начнется самое интересное − перебивание костей. Не дай Вел, Аурика это увидит.

   Внезапно сделалось так тихо, будто площадь опустела. Но люди стояли на местах. Просто все одновременно затаили дыхание, а затем выдохнули разом. Что-то хрустнуло, как хрустят, ломаясь, толстые ветви дерева. Вместе с выдохом, пролетевшим над головами подобно океанскому бризу, над толпой пронесся полный страдания крик.

    Элай запретил себе думать о том, что сейчас произошло. Аурика единственная его цель. На его удачу она, наконец, остановилась, согнувшись пополам, словно получила удар под дых. Расстояние между ней и Элаем стремительно сокращалось. Он схватил ее как раз в тот момент, когда она снова чуть не сорвалась с места.

    От солдат их отделяло с десяток шагов. Они могли услышать крики Аурики, и Элай зажал ей рот ладонью. Крепко обхватив девушку за талию, он потащил ее прочь от эшафота, где палач готовился ко второму удару. Она не сводила глаз с распростертого на колесе мужа. В последний миг перед тем как затрещала вторая кость, Элай повернулся спиной к эшафоту и закрыл собой возвышение, чтобы Аурика не видела, как пытают Лоредана.   

   Но она по-прежнему все слышала. Невозможно было оставаться равнодушным к крикам несчастного. По руке Элая, закрывающей Аурике рот, катились слезы.

   Она рванулась изо всех сил, ударив локтем по ране в боку. От боли Элай потерял контроль над телом и ослабил хватку. В глазах потемнело. Аурика ускользала из рук. Еще немного и он потеряет ее навсегда. Собрав остатки сил, Элай удержал девушку. Наплевав на резь в боку, он побрел к выходу с площади, силком волоча солнечную за собой.

    Он привел ее в кабак − единственное место в городе, куда солдаты не совали носы. Здесь они будут в безопасности, пока Аурика приходит в себя. А потом… На этом месте планы Элая обрывались. Он не представлял, что делать дальше, но одно знал твердо: ей нельзя задерживаться в столице. Скоро о побеге станет известно, начнутся поиски. Если ее схватят, то непременно казнят. При воспоминании о последних минутах жизни Лоредана Элая передергивало, хотя он не был впечатлительным. Он скорее собственными руками сломает Аурике шею, чем допустит, чтобы ее пытали на колесе.   



Ольга Герр

Отредактировано: 24.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги