Союз стихий

Размер шрифта: - +

Глава 19. Привал

  У них не было лошадей, а пешком далеко не уйдешь. Аурика в столице отвыкла от пеших прогулок. Она часто останавливалась передохнуть. Элай не возражал, так как сам был слаб. Он не показывал, но ноги едва держали его. Иногда он не понимал, где находится и куда идет, продолжая движение на инстинктах.

    Чуть зашло солнце, Аурика отказалась идти дальше. Они отошли от столицы всего на пару километров. Ее стены еще маячили за спиной. Но Аурика уперлась, как своенравная ослица. Животное хотя бы можно сдвинуть с места, поманив морковкой. Солнечная дрессировке не поддавалась.

    Элай чувствовал себя разбитым. На пререкания требовались силы, которых не было, и он сдался. Выбрал местом для ночлега груду живописных развалин. Когда-то здесь находился постоялый двор, но со временем пришел в упадок, и хозяева бросили дом. Постройку разобрали по кирпичикам. Остался лишь фундамент и кусок северной стены. За ней-то Элай и планировал заночевать.

  — Мы будем спать на земле? — в голосе солнечной сквозил ужас, как будто ей предложили спать в хлеву со скотом.

  — Это отличное место. Ветер не дует, нас не видно с дороги.

    Солнечная поджала губы, но капризничать не стала. Лишь потребовала разжечь костер. Будь воля Элая, он бы обошелся без огня, но Аурика бурно реагировала на отсутствие света. Заставлять коротать ночь в темноте и без того напуганную девушку показалось ему безжалостным.

    Он истратил остатки энергии на собирание хвороста и разведение огня, но сам погреться у пламени не смог – Аурика отказалась приближаться к костру, пока рядом был Элай. Пришлось отойти подальше. Туда, куда свет и тепло огня не доставали. Там ноги отказались его держать, и Элай повалился на землю.

    Аурика встала так, чтобы между ними был костер. Вроде как подчеркнула, что она не с Элаем. Обхватив себя за плечи, она дрожала от холода. Тогда он стянул куртку и бросил Аурике, но девушка ее не накинула, а постелила на землю. Она предпочла мерзнуть, лишь бы не надевать его вещь. Даже куртка Элая была недостойна ее касаться. Что уж говорить о нем самом.  

    Последнее что он запомнил – игру отблесков огня в волосах Аурики. Всполохи желтых и красных искр напомнили солнечных зайчиков из детства. На сердце стало тепло, как тогда. Веки смежились, и Элай отключился, не понимая, что это не сон, а обморок.

   Их разделяло пламя костра. Так она чувствовала себя в безопасности. Может, низший считает ее дурой, но она давно заметила, как он смотрит на нее. Знает она этот взгляд. Многие мужчины смотрели на нее также. Он совсем тронулся умом, если полагает, что она когда-нибудь ответит ему благосклонностью. Да будь он последним мужчиной… Даже думать об этом противно.

    День выдался пасмурным, Аурика получила совсем немного солнечной энергии и была не прочь подкрепиться едой низших. Она громко потребовала ужин. Не получив ответ, бросила в низшего камушек. Никакой реакции. Что-то было не так. Как бы крепко он не спал, на удар камня в грудь должен был среагировать.  

   Мужчина сидел в тени, прислонившись к каменной стене. Голова запрокинулась, руки сложены на груди. Аурика не видела его лица, зато даже в полумраке различила пятно на рубахе в районе живота. Что-то пахнущее железом пропитало ткань.

    Аурика не разбиралась в анатомии низших, но и ее скудных познаний хватило, чтобы понять – он умирает. Та пахнущая железом жидкость – кровь. Он ранен. И довольно серьезно. Если ничего не предпринять, не дотянет до утра.

   Ей виделась в этом высшая справедливость. Виновный в смерти любимого умирает на ее глазах. Подыхает, как бездомная псина, в дорожной пыли. Она мстительно улыбнулась. Даже жаль, что он затих. Она бы послушала его стоны.

    Какое-то время она наблюдала за растущим пятном на рубахе. Низший тяжело дышал, но умирать не торопился. Сильный попался, гад. В конце концов, ей надоела его агония, и она свернулась калачиком на куртке, неприятно пахнущей хозяином. Ничего потерпит. Другой подстилки все равно нет.

   Где-то хрустнула ветка, и дрема мгновенно развеялась. Аурика села, оглянулась, выискивая источник звука, но непривычные к темноте глаза ничего не увидели. Кругом непроглядная тьма. Как же мало света дает огонь! Намного меньше, чем поначалу. Аурика понятия не имела, как поддерживать костер. В Гелиополе, где солнечный свет всегда ласкает кожу, огонь ни к чему.

    Тьма обступала со всех сторон. Подкрадывалась словно хищник к добыче. Вскоре пламя погаснет, и Аурика окажется один на один с ночью. Страшнее этого чудовища она не ведала.

  Элай захрипел, и она едва не завопила, не сразу сообразив, что звуки издает ее спутник. Компания низшего, несмотря на всю неприязнь к нему, теперь казалась ей благом. Но не за горами тот час, когда он покинет земную юдоль и воссоединится со своими богами. Не с кем ей будет разделить эту тьму.  

   Аурика вскочила. Врачевала она еще хуже, чем поддерживала огонь. Раны гелиосов заживляло солнце. Его свет и покой – все, что требовалось жителям Гелиополя, чтобы оправиться от любого недуга. Если солнце не помогало, то ничто уже не могло помочь. Но как лечат раны низшие?



Ольга Герр

Отредактировано: 24.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги