Союз стихий

Размер шрифта: - +

Глава 21. Дорога дальняя

   Так продолжаться не могло. Одну ночь они провели на улице, но Аурике, да и Элаю тоже, нужен полноценный отдых. И еда. А для этого требуются деньги, которых нет. Покидая в спешке столицу, он не подумал о средствах. Тогда все его мысли занимало спасение девушки, сейчас же они крутились вокруг хорошо прожаренного куска мяса.

   — Скоро доберемся до деревни. Продадим что-нибудь, — крикнул он. Аурика настояла, чтобы они шли по разные стороны дороги. Глупость, конечно, но он согласился.  — На вырученные деньги заночуем в трактире. 

    — У меня нет ничего на продажу. Все мои драгоценности остались в особняке.  

   Элай замялся. На самом деле, он уже придумал, что продать, но он не знал, как об этом сообщить. Взгляд упал на кольцо Аурики. Даже на расстоянии она догадалась, куда он смотрит, и спрятала руку в складки плаща.

  — И не надейся. Кольцо подарок Лоредана.

  — Но нам необходимо есть, а за еду надо платить.

  — Ты хотел сказать, тебе необходимо есть, — поправила она. — Мне достаточно энергии солнца.

   Элай прикинул можно ли ее уговорить. В случаи продажи кольца, нужда их не коснется. Они будут путешествовать как короли. Спать в лучших номерах, кушать свежую пищу. Купят лошадей и вмиг домчатся до Гелиополя. Элай вздохнул. Увы, им уготован иной путь. Аурика не расстанется с кольцом, если только силой не снять его с пальца, а он этого не сделает.  

    Она не солгала – кольцо подарок мужа. Элай был с Лореданом, когда он купил его. Помогал выбирать. Солнечный долго не мог определиться, тогда Элай посоветовал золотое колечко с переворачивающейся верхушкой: с одной стороны россыпь флеуресов – камней, добываемых в горах Гелиополя, редких и ценных, по стоимости во много раз превосходящих бриллианты. В переводе на всеобщий язык их название означало «дар светила». А с секретной стороны – чернь в виде солнца. Аурика пришла в восторг от подарка и по сей день не догадывалась, кто приложил к нему руку.

    Пожалуй, Элай сам не смог продать кольцо. Но у него имелось кое-что другое. Как не тяжело было разлучаться с кинжалом, который сотни раз спасал ему жизнь и был верным спутником долгие годы, Элай отдал его в первой же деревне. В конце концов, это всего лишь кинжал, пусть он и носил его с детства.

   На вырученные средства сняли комнату в придорожном трактире с двумя кроватями. На отдельные спальни денег не хватило. Еще предстояло оплатить дорогу.  

    На первом этаже трактира была едальня. Темный зал, запыленные с дороги посетители, зато вкусная еда и крепкая брага. Все, как Элай привык. Но для солнечной подобное заведение было в диковинку.

   Они заняли столик в углу, и Элай, наконец, поел. Аурика отказалась даже от апельсинов. Она заметно осунулась, горе подтачивало ее изнутри. Девушка куда меньше спорила, соглашаясь почти со всем, что предлагал Элай. Вот и сейчас сидела напротив с отрешенным видом. Взгляд был прикован к залу, но вряд ли она осознавала, куда смотрит и что видит.

   Хотел бы Элай быть таким же веселым и интересным собеседником, как Лоредан. Тот мог парой слов переменить настроение Аурики, заставить ее улыбнуться. Он даже о погоде говорил так, что заслушаешься. Элай был косноязычным. Он не знал умных слов и не умел подолгу рассуждать на отвлеченные темы.

   С каким удовольствием он бы пообщался с Аурикой. Его интересовали ее пристрастия и суждения. Любая мелочь о ней казалась ему важной. Какой ее любимый цвет? Что вызывает улыбку, а что грусть?

    Пару раз он пытался завести разговор, но все говорил невпопад. То заявил, что Аурике идет новая прическа. В ответ она припечатала его взглядом, из которого было ясно, что она думает о прическе и его комплименте. Потом завел разговор о посетителях трактира. По его мнению, они попали в приличное место, но Аурика думала иначе. В конце концов, он умолк, сделав вид, будто поглощен едой, хотя уже давно не чувствовал вкус мяса.

   Когда подошла очередь браги, к ним за стол присела служанка. Девушки, работающие в трактирах, всегда были благосклонны к Элаю. Вот и сейчас молоденькая подавальщица вовсю строила ему глазки, упорно не замечая, что он не один. Впрочем, солнечная не возражала и как будто вздохнула с облегчением, что кто-то перетянул внимание Элая на себя.

   В другой раз он бы прогнал настырную девчонку. Ноющая рана в боку не настраивала на развлечения, но чем презрительнее поджимались губы солнечной, тем сильнее хотелось доказать ей, что и он может нравиться женщинам. Да, чумазой служанке не сравниться с утонченной дочерью солнца, но она молода и недурна собой, а это уже немало.

   Элай обвил талию девушку и притянул к себе. Изо всех сил он изображал интерес, краем глаза следя за реакцией Аурики. Но той было плевать. Она, подперев щеку рукой, по-прежнему глядела в зал.

   Вскоре он устал от щебета подавальщицы. До чего визгливый у нее голос. То ли дело голос Аурики, похожий на журчание фонтанов Эльфантины. Кожа у служанки загрубела от работы, волосы и платье пропахли дымом. В то время как у Аурики кожа была мягкой точно вельвет, а пахло от нее цветами. Сравнивая девушек, Элай все сильнее разочаровывался в подавальщице. Но чем прекрасней выглядела в его глазах Аурика, тем больше он сомневался, что достоин ее.



Ольга Герр

Отредактировано: 24.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги