Создатели

Размер шрифта: - +

Эпизод 23

Девушка распахнула дверь, еще на улице были слышны тянущиеся тугие аккорды гитары и барабаны, отбивающиеся ритм. Она хорошо знала этот мелодичный с хрипотцой сексуальный голос. В голове так и рисовалась картина сидящего на табуретке парня с гитарой, его лицо закрывали светлые длинные волосы, но игривую смущенную улыбку было все равно видно, будто он поет о чем-то очень личном своим друзьям.

Нона зашла в небольшой бар с одним длинным столом, который тянулся через все помещение, и где-то в углу выступала знакомая группа. Сейчас гитарист играл соло, и девушка даже остановилась, покачав головой в такт. Бар не был забит битком, но все же Нона с трудом нашла свободное место. Она прошла в дальний конец бара и, заказав себе сразу несколько напитков, села на обычную деревянную табуретку, стоящую у стола. За барной стойкой стоял Кладовщик, он здесь давно работал, и, несмотря на свое прозвище, занимался не только бартерным обменом испорченных товаров.

Нона была расстроена из-за Райки, а музыка всегда ее успокаивала и согревала. И девушка не заметила, как прошел час, а вместе с ним две кружки, а, может, пять, а еще несколько рюмочек зеленой жидкости. Но Нона никак не проявляла свою степень опьянения, и, честно говоря, была постоянным посетителем этого заведения.

На промелькнувшую мысль, что пора прогуляться, Нона встала. Правда, вышло так, что ей удалось обмануть себя и окружающих, но вот свои ноги обмануть не получилось. Они предательски подкосились, и Нона шлепнулась спиной на общий стол. Никто не обратил внимания, да и девушка не торопилась вставать. Она медленно с улыбкой потянулась, подтягивая ноги на стол.

С маленькой импровизированной сцены доносились плавные мотивы с резкими нотками:

«Я не такой, как они,

Но я могу притворяться,

Солнце зашло,

Но мне светло,

День подошел к концу,

Но мне весело.

Я думаю, я глуп,

Или, может, я счастлив,

Думаю, я счастлив…»[1]

Прелесть этого одного длинного стола была в том, что он держался на огромных широких деревянных столбах, которые упирались в потолок. Уцепившись за один из таких столбиков, Нона подтянулась и, наконец-то, встала на ноги. Стол был широким, и ей хватило места для маневров, и тот факт, что теперь она стояла прямо на столе среди тарелок и кружек с пивом, ее совсем не волновало. Нона закрыла глаза и с улыбкой вдыхала каждый звук гитары, удар барабанных палочек и плывущие слова.

Перебор струн, еще один, ее аж всю переворачивало. Нона подняла руки вверх, не замечая, как плывет вслед за музыкой, как движутся ее бедра, как бегут мурашки по плечам прямо в голову. На нее стали оборачиваться посетители бара. А Кладовщик лишь ухмыльнулся, продолжая потирать стаканы.

Нона, конечно, была пьяна, но ее совсем не шатало, и со стороны девушку сложно было назвать выпившей. Нона тихо танцевала на столе, не привлекая к себе внимание, но в какой-то момент она открыла глаза, поймав на себе несколько взглядов. Девушка сначала ухмыльнулась, но, в сущности, ей было все равно, она отвернулась, облокотившись на деревянный столб, который практически ее закрывал. Руки плыли в воздухе, задевая растрепанные волосы, колени поочередно проседали, а пальцы приподнимали девушку на носочки.

«Мое сердце разбито,

Но есть немного клея.

Помоги мне вдохнуть

И все исправить с тобой.

Тогда мы будем парить,

Держась за облака.

А потом спустимся.

Это просто похмелье…

Просто похмелье…»[2]

Нона ерошила волосы, приподнимая плечи под тянущий мотив аккордов. Становилось жарковато, и она закатала рукава своей клетчатой рубашки. Перебор струн замедлялся, и песня подходила к концу, пока гитара совсем не затихла. Парень у микрофона поднял взгляд, забирая длинную прядь волнистых волос за ухо.

- Следующее свое исполнение я хочу посветить той скромной девушке в углу, - он улыбнулся, дождавшись, пока Нона не обратит на него внимания, - не надо стесняться.

Парень начал играть, подбирая нужные лады на грифе, вторая гитара включилась в процесс, подстраиваясь под первую, а барабанные палочки по-прежнему отбивали ритм.

«Мне нужен просто друг,

Который сможет выслушать.

Я думаю, ты подходишь для этого.

Понимаешь о чем я?»

Нона была польщена, и это придало ей уверенности, конечно, алкоголь тоже сыграл свою роль. Улыбнувшись, она аккуратно, чтобы не задеть тарелки и кружки у себя под ногами, вышла из-за столба. Нона немного растерялась от взглядов, но плечи и руки неосознанно следовали порыву. С улыбкой на лице Нона закрыла глаза и подняла голову вверх, протягивая руки к потолку, ее бедра слегка раскачивались из стороны в сторону.

«Я воспользуюсь преимуществом,

Пока ты будешь меня осуждать,

Но я не могу видеть тебя каждую ночь бесплатно,

Не могу…»[4]

Нона переставляла ноги, порой задевая пиво и проливая его на стол. Кеды были уже все мокрые, иноски потемнели от перебродившей жидкости. Она стала двигаться более уверенно, посмеиваясь над происходящим. Нона играла, представляя все это очередной забавой. Закинув левую ногу назад, она легким движением стянула пятку кеда и выбросила ногу вперед. Как и было задумано, кед слетел, да так хорошо, что, пролетев через весь стол, угодил прямо в лоб какому-то мужику. Не удержав равновесия от такой неожиданности, он свалился с табуретки, бар разразился гоготом и криками ободрения. Теперь за шоу уже наблюдали все посетители этого скромного заведения.

«Я стою у тебя на пути.

Я надеюсь, у тебя есть на меня время.

Еще я хочу взять твой номер

И пойти с тобой на свидание.»

Сбросив второй кед, Нона полностью погрузилась в танец. Когда она закрывала глаза, ей было наплевать на все эти взгляды и крики «Да!», «Давай!», в какие-то моменты кроме перебора струн она ничего не слышала. Она чувствовала себя легкой и свободной, свет сочился по каждому сосудику, но, возможно, это был алкоголь.



Алёна Темникова

Отредактировано: 28.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться