Создатели

Размер шрифта: - +

Эпизод 84

Через окно Костя наблюдал, как к дому подходила Лоти, на плече болтыхалась стариковская сумка. Девочка торопилась, оглядываясь по сторонам, она увеличила шаг и перебежала дорогу. Перед тем как нырнуть во двор, Лоти подняла голову вверх. Костя решил, что девочка почувствовала взгляд и посмотрела в окно, но ее взор последовал за плывущими по небу облаками.

Парень улыбнулся, он всегда был рад появлению этой не по возрасту серьезной и еще по-детски наивной девочки. Что бы ни происходило в этом или любом другом мире, рыжие косички всегда будут вызывать у него улыбку.  Лоти стала его другом, несмотря на то, что он пришелец и в итоге разрушил всю ее жизнь, впустив в стариковский мир хаос. Она ничего не скрывала и не играла с ним ни минуты, так казалось Косте. В этой девочке он видел что-то чистое и совершенное. «Хаос не может ее поглотить, ведь никакая идея междумирья не в силах с ней тягаться», - думал парень, провожая взглядом хрупкую фигурку до входа во двор.

- Старик передал еще один черновик? – спросил Костя, когда девочка поднялась.

- Нет, - ответила Лоти, покосившись на сумку. - Где Путешественник? – небрежно спросила она.

- Спит в моей комнате… Что тогда в сумке? И зачем нужно было ходит к Старику?

- Я выполняю свою обычную работу, - сухо произнесла Лоти, снова покосившись на сумку. - А ты слишком подозрительный.

Рыжеволосая девочка ушла в кабинет Старика и на кухню вернулась лишь через минут двадцать, когда проснулся Путешественник.  На улицу было безопасно выходить только Лоти, потому двое пришельцев из других миров затаились в стариковской квартире, пытаясь найти слабые идеи для разрыва пространства.

Лоти по-хозяйски надела фартук и принялась за готовку. Путешественник сосредоточенно производил какие-то записи на листах, что ему выделила девочка. По словам мужчины, он следовал привычному плану, вновь взявшись за анализ совершенного стариковского мира. Костя поначалу пытался помочь, выдвигая различные идеи, но лишь раздражал этим друга, и вынужден был оставить попытки помочь, не мешая Путешественнику заниматься своим делом.

Костя покинул кухню и, стараясь не привлекать внимание шумом, прошмыгнул в кабинет. Под зажженной лампой посередине стола лежала огромная папка, видимо, Лоти впопыхах не убрала за собой. Потому как стоило Косте подойти ближе, он понял, что это. Увесистый рукописный том был подшит к картону с закладками и пометками, со знакомыми словами и образами. Стариковская книга лежала перед Костей во всей красе, и, пробежавшись пальцем по краю листов, парень понял, как много им было упущено, какую малую часть истории он прочел. Большая часть бумажной стопки была перекинута на левую сторону, а справа лежало всего три-четыре листа, поверх которых был прикреплен зеленый стикер. Почерк совпадал с черновиком, и Костя сделал предположение, что данное указание написано самим создателем. Зеленая бумажка гласила: «Последняя глава. Не допускается к прочтению».

- Вот почему Лоти не отдала мне черновик, - пробубнил себе под нос Костя, - Старик ей запретил.

Парень провел пальцами по рельефу рукописи, поймав себя на мысли, что Старику все же удалось дописать свой роман, что история его королевы окончена. Но тут же вспомнил, что создатель заложил цикличность в новый мир, делая его идеальным. И история медноволосой девушки с ароматом черничного варенья будет непрерывно повторяться.

Лоти не успела подшить новые страницы, и Костя испытал чувство благоговения, перед тем как взять в руки последнюю главу. Он оторвал стикер и, смяв его, отбросил в сторону.

 

Тьма накрыла Королевский Форт. Беззвездная ночь ползла по улицам города, но жителям было не до сна. Многие начали стекаться в смотровой зал, ведь на закате звенели колокола, сообщающие о том, что королева совсем скоро родит наследницу. В бойницах зажглись огни.

Рыжеволосая девушка лежала на пьедестале, так походившем на брачное ложе. Она натянула тонкое одеяло под горло, чтобы как можно сильнее оградиться от внешнего мира. С очередным приливом боли, находящей на живот волнами, девушка сжала до хруста  ткань в кулаках и повернулась набок.

Королева подняла взгляд на медленно заполняющиеся горожанами балконы. Их сонные унылые лица наводили медноволосую девушку на мысль, что народ загоняют на традиционные зрелища палками, дабы королевские особы не расслаблялись. У изголовья сцены, как и всегда, расположились женщины из Совета, они активно обсуждали последние новости, не обращая никакого внимания на почитаемую фигуру в центре зала. Лишь один человек внимательно следил за каждым движением рыжеволосой девушки, но не по причине обеспокоенности или волнения. Оценивающий профессиональный взгляд женщины-врача не сходил с Королевы, как это и было положено.

Девушка провела рукой по животу, ребенок давно не толкался, что волновало Королеву сейчас больше всего. Сколько бы ни учили воспитанниц в академии, теоретические знания никогда не сравнятся с реальной практикой. У нее было много времени подготовиться к родам, несмотря на заботы об управлении государством, встречах с народом и совещаниях с Советом. Королева дознавалась до каждой мелочи, но никто так и не смог передать весь ужас, который ждет ее впереди.

Чуть ли не самой важной задачей королевы считается продолжение рода. По закону после смерти королевы трон занимает ее старшая дочь, называемая королевой-наследницей. И по значимости появление на свет наследницы трона сравнимо с выборами самой королевы. Так и заведено, что на трон садятся королевы, поочередно выбранные народом и Великой Богиней.



Алёна Темникова

Отредактировано: 28.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться