Сумеречный Беглец

Размер шрифта: - +

Глава 4

  
  Поиски неизвестного существа, покинувшего криокамеру, продолжались много часов. Было обследовано каждое помещение, даже самое маленькое. Бортовой компьютер трижды просканировал корабль, но никаких живых организмов, кроме непосредственно экипажа не обнаружил. Означало ли это, что существо не биологического происхождения? Может быть, робот? Но тогда зачем его поместили в криокамеру? Или же "зверюшка" каким-то образом умеет экранироваться? Зачем Заказчик так рисковал, вписывая в документы название краматин? Надеялся, что на "Сумеречном Беглеце" понятия не имеют кто это? Или сам не знал, что представляет из себя рыбина? И возможно ли, что криокамера изначально была пуста, а на корабль ее доставили с единственной целью – под видом доставки груза заманить Грасса в район Полаксус? Чьи крейсера атаковали его звездолет? Пираты? Или Сайс ошибся, и склизоидская принцесса не забыла о своей ненависти? Каждый вопрос, который задавал себе Грасс, не приближал к ответу, а наоборот, порождал новые вопросы.
  В конце концов, сдавшись, капитан позволил членам команды оставить бессмысленные поиски непонятно чего. Очень скоро люди разбрелись по своим каютам, и на корабле воцарилась тишина. Грасс поднялся на самую верхнюю – четвертую – палубу, где располагались его апартаменты. Спать не хотелось из-за беспокоивших мыслей. Необходимо было расслабиться, и помочь в этом мог душ. Наемник сбросил всю свою одежду на огромную кровать и зашел в смежный с комнатой отсек личной гигиены. Прохладная вода действительно сотворила чудо, и мужчина почувствовал, как переживания отступают. Он тряхнул мокрыми волосами, затем провел по ним рукой и потянулся к шкафу с полотенцами.
  - Апчхи! – громко сказало одно из них.
  Грасс, мгновенно среагировав, сорвал полотенце с вешалки, и глаза у него полезли на лоб. На полке с бельем, ошарашено уставившись на наемника, скрючилась девушка. Несколько секунд они молча смотрели друг на друга. Потом до девушки дошло, что мужчина перед ней совершенно голый. Похоже, сообразил это и Грасс. Она зажмурилась и еще прикрыла глаза руками. Он быстро обкрутил полотенце вокруг бедер.
  - Кто ты и что делаешь в моей комнате? – первым отойдя от шока, спросил наемник на общегалактическом языке.
  - Я очнулась в каком-то помещении, лежащая на полу рядом с разбитой криокамерой. Встала и просто пошла, сама не знаю куда. Потом я услышала голоса и испугалась, прижалась к стене и… вдруг оказалась здесь.
  - В бельевом шкафу? – недоверчиво прищурился капитан.
  - Нет же. В комнате. Искала что-нибудь съедобное - жутко хочется есть. А потом я услышала за дверью шаги и спряталась. В шкафу.
  По крайней мере, на два вопроса Грасс получил ответ. Во-первых, в криокамере была эта девушка. Во-вторых, не обнаружили ее, потому что никому не пришло в голову осматривать капитанскую каюту. И это единственное место на корабле, защищенное от сканирования. Стало понятно, как девушка попала сюда. В одной из стен грузового отсека имелся встроенный пневмолифт, о наличии которого знали только капитан и его помощник. Лифт позволял Грассу перемещаться в помещение с грузами прямо из собственной каюты. И обратно.
  Наемник внимательно посмотрел на незваную гостью. Каштановые аккуратно подстриженные волосы чуть прикрывали обнаженные плечи. Большие серо-зеленые глаза смотрели испуганно и… изучающе? Девушка внезапно осознала, что неприлично пялится на практически голого незнакомого мужчину и, покраснев, опустила взгляд. Ситуация была более, чем странная, а возможно, даже опасная. И все-таки капитан невольно улыбнулся.
  - Сделаю вид, что поверил, – сказал он, протягивая незнакомке руку. – Вылезай уже или так и будешь сидеть среди белья? Есть еще хочешь?
  Она радостно закивала, с помощью наемника выбралась из шкафа и стала разглядывать комнату. Первое, что бросилось в глаза – огромная кровать. Еще здесь были стол, четыре стула и диван. Вся мебель выглядела очень изящно и как будто была вырезана из цельного бледно-зеленого камня с желтыми прожилками. А вот что смутило, так это отсутствие окон.
  Пока девушка рассматривала помещение, в которое попала, Грасс активировал передатчик в ухе и связался с корабельным врачом.
  - Тачвиз, жду тебя в моей каюте.
  - Прямо сейчас, капитан? – сонным голосом уточнил медик.
  - Да, но без лишнего шума. И захвати свой чемоданчик.
  - Слушаюсь, капитан, – прозвучал в ухе ответ Тачвиза.
  Наемник отключил связь и повернулся к гостье.
  - Так как говоришь, тебя зовут?
  - Э… я не знаю, - пожала плечиками девушка.
  - То есть как, не знаешь? – не понял мужчина.
  - Нет, ну, не то, что не знаю… скорее всего знаю… но не помню.
  - Ну, хоть что-то ты должна помнить? – насторожился капитан. Расслабленность после душа сняло как рукой.
  Незнакомка покачала в ответ головой.
  - Мои воспоминания начинаются с момента, когда я открыла глаза и увидела себя возле криокамеры. Кстати, где я вообще? И кто ты такой? - незнакомка понемногу начинала приходить в себя.
  Наемник подошел к кровати, дотронулся до стены, которая сразу же стала прозрачной. Девушка машинально взглянула в окно и не увидела ничего кроме черноты.
  - И что это значит? – она перевела взгляд на мужчину, только сейчас заметив, насколько он хорош собой.
  - Ты посреди космоса на грузовом звездолете. На моем звездолете. Так что располагайся, раз уж нам предстоит некоторое время прожить вместе, – от него не скрылся тот факт, что девушка его заинтересованно разглядывала. И этот факт заставил усмехнуться.
  - Что? – испуганно вскрикнула ничего не помнящая гостья. – Как вместе?
  Грасса ее страх определенно развеселил.
  - Извини, но "Сумеречный Беглец" не пассажирский корабль, и свободных кают не предусмотрено. Поэтому ты останешься в моей. И это не обсуждается!
  - Но… ты… я…
  - Никаких "но". Видишь ли, мои ребята редко видят женщин, - он выдержал короткую паузу. – А в мою каюту никто не зайдет без разрешения. Тебе лучше не выходить отсюда ради собственной безопасности. Во всяком случае пока… я не представлю тебя команде.
  В дверь тихонько постучали.
  - Проходи, – разрешил капитан.
  В комнату проскользнул невысокий круглолицый мужчина. Он удивленно посмотрел на девушку в длинном нарядном платье и на капитана в полотенце.
  - Это Тачвиз, – пояснил наемник для своей гостьи, – наш бортовой медик. Он осмотрит тебя и сделает кое-какие анализы. Ничего не бойся! Здесь ты в безопасности. А я схожу принесу тебе что-нибудь поесть.
  С этими словами Грасс схватил с кровати свою одежду и шагнул в отсек личной гигиены. Но уже через мгновение вернулся в комнату, полностью одетый, только волосы по-прежнему оставались влажными. Небрежно бросил на ходу:
  - Тачвиз, меня интересует общее состояние девушки, и проверь, не представляет ли она биологической опасности для команды, – и покинул каюту.
  Как только дверь за капитаном закрылась, девушка немного расслабилась. Доктор почему-то не пугал ее так же сильно, как высокий темноволосый хозяин каюты.
  - Я сейчас вымою руки и осмотрю Вас. Не бойтесь. Ложитесь на кровать.
  - Что? – девушка в ужасе округлила глаза. – Я не лягу в чужую кровать. Это… это не гигиенично. Мало ли чем на ней…
  - По этому поводу можете не переживать, – раздался сквозь шум воды голос медика. – За десять лет Вы первая женщина не только в кровати капитана, но и вообще на корабле. Поэтому выбросьте все глупости из головы и ложитесь.
  - Что-то как-то с трудом верится, – пробормотала себе под нос девушка и, робко стянув платье, уселась на край огромной кровати.
  Тачвиз вернулся в комнату в стерильных перчатках и защитой маске и поставил на кровать чемоданчик, из которого извлек медицинский пистолет и сканер.
  - Ложитесь, очаровательная таинственная гостья. Кстати, платье снимать было не обязательно.
  - Спасибо, что сказали, – съязвила девушка.
  Мужчина улыбнулся и вставил в пистолет маленькую пустую ампулу.
  - Я возьму немного крови на анализ, – прокомментировал он.
  Девушка зажмурилась в ожидании боли.
  - Уже можно открыть глаза, – разрешил доктор, убирая ампулу с кровью в чемоданчик и беря в руки сканер.
  - Мы правда на грузовом корабле? – неожиданно спросила гостья. – И куда вы летите?
  Тачвиз утвердительно кивнул.
  - Ну, в данный момент на Фрост. Знаете, где это?
  - Э… не помню, – приуныла девушка. – Ваш капитан уже пытался задавать вопросы. Только я ничего не помню ни о себе, ни вообще.
  - Интересненько, – оживился доктор, наводя медицинский сканер на голову пациентки, - необычненько. Перевернитесь на живот, пожалуйста. Что последнее Вы помните?
  - Помню, открыла глаза и увидела, что лежу в темноте на полу среди каких-то ящиков, а рядом криокамера разбитая.
  - Криокамера? – удивленно вскинул брови Тачвиз. – Хм, это уже совсем оригинально.
  - Что? – повернула голову незнакомка.
  - Нет-нет, ничего. Вставайте и одевайтесь. Или хотите, чтобы капитан Каракуш увидел Вас полуголой?
  Девушка вспомнила мужчину, прикрытого одним лишь полотенцем, покраснела и стала спешно натягивать платье.
  За этим занятием ее и застал вернувшийся хозяин каюты. В одной руке у него была плетеная корзинка с какими-то хлебцами, в другой тарелка с чем-то мясным. Грасс посмотрел на пунцовую от смущения девушку и улыбнулся одним уголком губ.
  - Вы закончили? – обратился он к доктору.
  - Да, капитан. Я сообщу, когда будут готовы результаты.
  - Хорошо, можешь идти, – наемник глазами показал медику на дверь. – А ты, прекрасная незнакомка, присаживайся за стол и поешь.
  - Не хочу! – заупрямилась девушка.
  - Послушай, меньше всего сейчас в этой спальне нужен истощенный труп. У меня и без тебя проблем хватает, – мужчина раздраженно посмотрел на гостью. В облегающем фигуру, переливающемся всеми цветами радуги платье со шлейфом она выглядела совсем худенькой. – Ешь, я сказал!
  Девушка вздрогнула от резкого голоса, но к столу все же подошла.
  - Значит, ты капитан грузового звездолета? – спросила девушка, усаживаясь и беря из корзинки квадратный хлебец. – И тебя зовут Каракуш?
  - Грасс… Грасс Каракуш, - поправил мужчина. – И да, я капитан, а также владелец грузового звездолета "Сумеречный Беглец".
  - Хм, владелец… то есть ты не бедный? – она перевела взгляд с капитана на кровать, на стол и стул. Они явно обошлись в кругленькую сумму. Если этот странный мужчина не нуждается в деньгах, мысли о том, что это он откуда-то похитил ее ради выкупа, можно отбросить. А именно идея о похищении пришла девушке в голову, как только она очнулась непонятно где. И еще платье... такое точно не станешь одевать каждый день. Следовательно, она попала на корабль прямиком с какого-то торжества. Или просто официального мероприятия.
  - Ну... я доставляю грузы, и за это наниматели платят очень приличные деньги, - подтвердил капитан Каракуш свою материальную состоятельность, - Ты бери мясо. Это тушеные с овощами моллюски. Очень вкусные и питательные. К сожалению, больше на кухне ничего не осталось. Утром повар приготовит что-нибудь свеженькое. Пить хочешь?
  - Не отказалась бы.
  Грасс подошел к кровати и нажал на панели под окном одну из множества кнопок, отличавшихся цветом, размером и формой. На глазах у изумленной девушки прямо из стены возле стола появился шкаф с разными графинами. Капитан подумал, взял один с мутным синеватым напитком и два стакана.
  - На вид не слишком, но на вкус… м-м-м… – причмокнул наемник, придвигая наполненный стакан ближе к гостье.
  Она осторожно коснулась губами невзрачной жидкости.
  - Да, пожалуй, на вкус действительно приятнее, чем на вид.
  - Я же говорил, – улыбнулся капитан. – А знаешь, о чем я подумал?
  - О чем?
  - Если уж тебе предстоит прожить на корабле какое-то время, пока не поймем, как отправить тебя домой, я должен буду как-то обращаться к тебе. Ведь так?
  - В принципе, да, – подтвердила девушка, набивая рот моллюсками.
  - Но ты не помнишь как тебя зовут?
  Она покачала головой.
  - Тогда я, с твоего разрешения, буду называть тебя Гостья. Согласна?
  - Почему бы и нет.
  - Ну, и замечательно. Во время завтрака представлю тебя команде во избежание неприятных казусов.
  - Каких еще казусов? – насторожилась девушка.
  - Я предупреждал, в космосе женщины – редкость. Не хватало еще, чтобы моя команда передралась, пытаясь решить, кому из них ты будешь принадлежать… как добыча.
  - Что?! Я не собираюсь никому принадлежать, - она покраснела, на этот раз от возмущения.
  - Только не на корабле наемников. Поэтому пусть уж знают, что ты - моя Гостья. А следовательно – неприкосновенна.
  - А они… тогда точно меня не тронут?
  - Совершенно точно. Для моих людей мое слово – закон. У тебя еще есть вопросы?
  Девушка задумалась.
  - Считаешь, я когда-нибудь попаду домой? – спросила она, с надеждой глядя на капитана.
  - Обещаю лично доставить тебя домой, как только ты вспомнишь, где он, – не то в шутку, не то всерьез ответил мужчина.
  - А где твой дом, Грасс? – неожиданно задала вопрос Гостья.
  - Здесь, – уверенно ответил Каракуш, надеясь, что девушка не заметила, как он вздрогнул.
  - Нет, я имела в виду, откуда ты? Ну, есть же у тебя дом, семья?
  Капитан рывком поднялся из-за стола.
  - Хватит на сегодня вопросов. Если ты поела, иди отдыхай.
  Девушка невольно бросила испуганный взгляд на кровать. Хоть и очень большая, но одна.
  - А… ты? – робко поинтересовалась Гостья.
  - У меня есть дела. Увидимся утром.
  От капитана не скрылся облегченный вздох, вырвавшийся из груди незнакомки. Он вышел в коридор, заблокировал двери, чтобы девушка не смогла покинуть каюту, и привалился спиной к стене. Мужчину затрясло. Настолько вывел его из равновесия обычный, казалось бы, вопрос. Воспоминания нахлынули ледяной волной, полностью унося в прошлое…

  ...Высокий статный мужчина под руку с красивой темноволосой женщиной стояли на балконе, выходящем в большой, на сколько хватало взора, парк. Хлопнула дверь, и по залу раздались гулкие шаги. Мужчина и женщина обернулись и увидели сына.
  - Мне сказали, вы хотите поговорить со мной, – не считая нужным поприветствовать родителей, произнес молодой человек. – О чем?
  Родители переглянулись.
  - Сынок, – начал мужчина, – послезавтра во Дворце будет большой прием. И как ты понимаешь, твое присутствие обязательно.
  - Зачем? Вы же знаете, светские сборища не для меня. Я на них засыпаю от скуки.
  - Это, как ты выразился, сборище будет особенным. На него приглашены Ларинелла и ее опекун. Тебе придется не только присутствовать, но и уделять максимум внимания принцессе, потому что на этом приеме будет объявлено о вашем обручении.
  - Отец, я никогда не женюсь на ней! – топнул ногой жених поневоле.
  - Сынок, ты помнишь, наш с тобой разговор год назад? Ты ведь обещал, - упрекнул мужчина.
  - Помню ли я? Разумеется, ведь вы ни на минуту не даете забыть, – он сжал кулаки. – И я обещал лишь подумать, а не жениться.
  - Грассиор! – прикрикнул отец. – Не зли меня!
  Женщина, до сих пор хранившая молчание, положила ладонь на грудь мужу.
  - Позволь, Валеар, я поговорю с ним, – и уже обращаясь к сыну продолжила: – Грассиор, сыночек, ты ведь знаешь, кто ты и какая огромная ответственность лежит на тебе. Мы с отцом никогда не скрывали тот факт, что с момента твоего рождения, твоя жизнь не принадлежит тебе. Ты - последний из рода. Ты единственный, кто может восстановить его величие, передав своим детям ген древних предков. А для этого тебе нужно жениться. Ларинелла – лучшая партия, поскольку брак с ней еще и гарантирует мир между Лейтаной и Склизом.
  - Мама, отец, поймите, я хочу жениться на девушке, с которой мы будем любить друг друга так же сильно, как вы. Я хочу гордиться своими детьми и видеть в них частичку себя и частичку любимой. Потому что семья – это навсегда. А как я смогу любить ту, чьи предки уничтожили нашу родную планету и истребили почти весь наш род?
  - Сынок, однажды Ларинелла станет Императрицей, а ее муж - Императором. И ты сейчас должен думать, как будущий Правитель. Не о себе, а о судьбе планеты и людей, зависящих от твоего решения.
  - Ладно! – зло рыкнул молодой человек. – Будь по-вашему, я приду на прием!
  Женщина потянулась обнять сына, но он увернулся и выскочил в комнату, громко хлопнув балконной дверью. Грассиор прислонился к стене. Его раздирала злость на отца за то, что решает его судьбу, руководствуясь лишь политическими и военными интересами. А на интересы и желания сына ему плевать. И был еще страх. Не понятный, ничем не объяснимый страх.
  Стоя за дверью, молодой лейтанец слышал, как отец горестно вздохнул.
  - Вместо того, чтобы возродить, он все погубит. Все, что создавалось и сохранялось нашими предками с таким трудом.
  - Валеар, милый, дай ему время, – женщина погладила мужа по спине, – Вспомни себя в его годы. Ты злился и противился нашей свадьбе точно так же. Вот увидишь, он образумится и исполнит свой долг.
  Мужчина одной рукой обнял жену за талию, другой поправил выбившуюся из ее прически прядь волос. Его Ханисса всегда находила нужные слова, всегда знала, как успокоить.
  - Мне бы твою уверенность, Тайра. Иногда мне кажется, что из-за его упрямства, безответственности и вечных страхов наш род прервется...

  ...Грасс тряхнул волосами, прогоняя тяжелые воспоминания. Неужели, они будут терзать его всю оставшуюся жизнь? Неужели, ему никогда больше не побывать на Лейтане и не увидеть родителей? Неужели, он – капитан Каракуш – бесстрашный наемник каждый раз будет вздрагивать, услышав простые слова "дом" и "семья"?
  Надо взять себя в руки, занять себя каким-то делом, чтобы отвлечься и не думать о том, о чем думать сейчас не время.
  Грасс прошагал в конец коридора, где располагался командный отсек. Сегодня дежурил молодой пилот Мугн, а обязательным на время ночной вахты, представителем руководящего состава был Сайс. Помощник капитана обернулся на звук отъезжающей двери. Ночью она всегда блокировалась из соображений безопасности. Открыть ее изнутри могли сами дежурившие, а снаружи - лишь капитан.
  - Тебе чего не спится? – удивился Сайс и, увидев тревогу в каре-желтых глазах друга, добавил: - Есть проблемы?
  - Я нашел краматина, – уставившись в одну точку где-то на экране, ответил Каракуш.
  - Чего? – не понял Сайс. – Какого еще краматина?
  Они же вроде выяснили, что океанской рыбины на борту не могло быть. Она просто-напросто не поместилась бы.
  - Того самого, которого мы должны были передать людям Мазетта, – капитан оторвался от бессмысленного разглядывания экрана.
  - И где же ты его нашел? – в голосе помощника послышались нотки сомнения.
  - Не его, а ее. В своей каюте, в шкафу с полотенцами.
  Сайс посмотрел на капитана, как на сумасшедшего. Тот в свою очередь бросил взгляд на пилота. Мугн сосредоточенно корректировал курс звездолета в соответствии с навигационной картой, составленной Гриакасом…
  Каракуш знал о каждом члене своей команды абсолютно все, начиная с момента рождения и до настоящего времени. Мугн, например, был из бедной марсианской семьи. Настолько бедной, что родители, не имея возможности прокормить сына, отдали его прислужником в Гильдию мелиораторов. Там его научили читать и писать. Однажды главу Гильдии пригласили для консультации фермеры с Фобоса. И мужчина взял с собой мальчишку. Так Мугн впервые в жизни побывал на корабле и увидел космос. С того самого момента мечта стать пилотом не давала ему покоя. Он несколько раз пытался сбежать из Гильдии, чтобы записаться в школу пилотов, но его каждый раз возвращали обратно. Это продолжалось снова и снова до тех пор, пока Глава не пообещал отправить мальчика на учебу, когда тот достигнет совершеннолетия. В итоге Мугн, окончив школу с отличием, начал искать работу. Но, увы, молодой пилот-выпускник, не имеющий полетных часов, пусть даже и отличник, никому не требовался. И лишь Грассу Каракушу, как раз набиравшему команду "Сумеречного Беглеца", целеустремленный парнишка пришелся по душе…
  - В каком смысле ее? – вывел капитана из задумчивости голос Сайса.
  - В прямом, – наемник заговорил на родном языке, зная, что его поймет только друг детства. – Груз, который мы должны были передать на "Звезду" – девушка.
  Сайс оторопел. Частично от неожиданности подобного заявления, а частично от того, с каким спокойствием капитан сообщил новость.
  - То есть ты хочешь сказать, в твоей кровати сейчас спит девушка? – помощник тоже перешел на лейтанский. – Э… меня это начинает волновать. А тебя – нет?
  - Меня сейчас больше волнует, кто она. Только ли еще одна рабыня, предназначенная для гарема Мазетта? И связано ли нападение крейсеров с ней или уничтожить все-таки хотели нас?
  - А ты пытался выяснить это у самой девушки?
  - Она утверждает, что ничего не помнит. Не знаю, насколько ей можно верить. Тачвиз провел осмотр и сделал анализы. Надеюсь, утром узнаю результат. Пришлось закрыть незнакомку у себя в каюте ради ее безопасности, пока не выясним, кто она такая и как оказалась в криокамере. Перед завтраком объявлю сбор и представлю девушку команде, как мою гостью.
  - Ох, не нравится мне все это. Нахлебаемся мы проблем с твоей гостьей по самые...
  - Не впервой, – отмахнулся Грасс. – После Фроста отправимся на ближайшую пересадочную станцию и оставим девушку там. Дальше – как хочет. Я ей не нянька.
  - Ага, оставим, - иронично скривил губы Сайс, - если она еще до Фроста не убьет нас всех и не захватит корабль.
  - Она? – капитан скептически усмехнулся, вспомнив худенькую невысокую девушку. – Уверен, она ничего нам не сделает.
  - Да-а-а? – протянул мужчина, выразительно вскинув брови вверх. - И откуда такая уверенность?
  Капитан посмотрел на слишком серьезное выражение лица друга и тихонько засмеялся.
  - Увидишь ее и сам все поймешь.
  Глаза помощника сузились, и он предостерег друга детства:
  - Осторожнее, Грасс, не влюбись в нее.
  Но Каракуш только фыркнул на это заявление.
  - Если хочешь, иди к себе. Я все равно останусь здесь до утра, - спустя некоторое время добавил он уже на общегалактическом языке.
  - Да, пожалуй, так и сделаю. Приятной ночи, капитан, - помощник встал с капитанского кресла, шутливо поклонился и, повернувшись спиной, таинственным голосом произнес: - Буду с нетерпением ждать завтрака.
  - Не сомневаюсь, - удобно устаиваясь в кресле, буркнул Грасс вслед исчезнувшей за дверью спине Сайса.

  ***

  Огромный зал освещали изящные резные кристаллы в золоченых оправах, висевшие под самым потолком прямо в воздухе. Стены украшали гирлянды из живых цветов, наполнявшие помещение сладковатым пьянящим ароматом. Высокие окна были распахнуты, и теплый ветерок временами врывался внутрь и трепал белоснежные шторы. В зале было много людей, одни стояли, другие сидели – в зависимости от социального статуса. Где-то наверху в специальной ложе располагались музыканты.
  Из разных концов зала вышли молодой черноволосый мужчина и хрупкая девушка. Дойдя до центра, они остановились друг напротив друга. Молодой человек с любопытством посмотрел на девушку. Ему хотелось увидеть ее лицо, скрытое под маской. Но закон планеты Склиз запрещал женщинам императорской семьи показывать свои лица посторонним. "Какой глупый закон," – подумал мужчина и подал девушке руку. Она едва коснулась его ладони своими пальцами, как зазвучала музыка. Мужчина чуть приобнял ее за талию, и они закружили по залу в танце. В каждом его движении и во взгляде сквозило отчаяние. В угоду родителям и по политическим соображениям он вынужден связать свою жизнь с той, которую не любит. Почему с ним так поступают? Ведь брак у лейтанцев – один на всю жизнь… Молодой мужчина попытался заглянуть в прорези маски, чтобы увидеть глаза своей невесты. Но девушка, легкая и воздушная в длинном летящем платье, упорно избегала взгляда карих глаз. Она ненавидела родственников, толкавших ее на этот брак из-за одного лишь желания избавиться от нее, как от потенциальной претендентки на Императорский трон. И никому нет дела, что у нее есть Сыбари… ее верный страж… хранитель всех ее тайн… ее единственная любовь.
  Когда оркестр закончил играть, пара остановилась как раз в центре зала. Впереди был последний, завершающий свадебную церемонию обряд, принятый на Лейтане.
  Все, кому посчастливилось присутствовать в зале, замерли и старались не дышать. В абсолютной тишине послышались шаги, и скоро все увидели высокого мужчину в парадном мундире. Он, отчеканивая каждый шаг, приблизился к молодым. В руках у него было золоченое блюдо, накрытое крышкой. Жених и невеста поклонились подошедшему мужчине.
  - Как Глава Правящей Семьи, - торжественно произнес он, - я прошу молодых завершить обряд бракосочетания, согласно древнему обычаю лейтанцев, без которого ваш союз не может считаться законным.
  Девушка впервые за все время вскинула голову и обратилась к Правителю:
  - Позвольте, сперва я сделаю подарок жениху? – громко, чтобы все слышали, произнесла она. И это скорее была констатация факта, нежели вопрос или просьба.
  И не дожидаясь разрешения, она подала кому-то знак рукой. По залу прокатился легкий шепот. Видана ли подобная дерзость – прервать церемонию и перебить самого Правителя?!
  К невесте подскочил ее телохранитель Сыбари, и с поклоном протянул шкатулку. Девушка приняла из его рук подарок и жестом приказала исчезнуть. Она поднесла шкатулку поближе к жениху и откинула крышку. Молодой человек увидел на расшитой подушечке аграф (брошь для скрепления плаща на плече, украшенная драгоценными камнями – прим. автора).
  - Одень, пожалуйста, - попросила девушка так тихо, чтобы ее слышал только жених.
  Он, улыбнувшись, кивнул. И, выполняя просьбу невесты, прикрепил подарок к парадному плащу рядом с уже имеющейся рубиновой заколкой.
  Глава Правящей Семьи, до этого напряженный, едва заметно выдохнул. Он протянул молодым золоченое блюдо. Жених дотронулся до крышки, чуть приподнял ее и сразу же уронил на место. Вмиг ставшие безвольными ноги подкосились, и он рухнул на холодный выложенный мозаикой пол. В зале кто-то ойкнул. Правитель, выронив блюдо, бросился к жениху. Для молодого человека разом пропали все звуки, кроме биения собственного сердца, с каждым ударом замедлявшего бег. Он чувствовал, как быстро силы покидают его холодеющее тело. Еще пару мгновений и сердце полностью остановится. Именно так убивает яд склизоидов. Он не видел ни склонившихся над ним родителей, ни врача… лишь свою невесту.
  - За что, Ларинелла? – беззвучно зашевелил он белеющими губами.
  Девушка склонилась к нему совсем низко, со стороны казалось, что она целует жениха.
  - Прости. Ничего личного, но я не могу быть твоей женой, Грассиор, - равнодушно шепнула она в ответ...

  ...Капитан вздрогнул во сне и очнулся от чьего-то прикосновения. Реакция была молниеносной.
  - Полегче, Грасс! Ты сломаешь мне руку! – взвыл от боли помощник капитана.
  - Извини, - наемник разжал пальцы, освобождая запястье друга. – Сработала привычка быть начеку. Еще и сон приснился.
  - Хм, я так и понял по твоим стонам. Она хоть красотка?
  - Кто? – бровь Каракуша нервно дернулась.
  - Та, кто заставила тебя стонать во сне, - с пошловатой ухмылкой пояснил Сайс, - да еще так громко… Надеюсь, это была не твоя гостья?
  Гостья! Как он мог забыть о ней?! Нужно идти разбудить девушку.
  - А где все? – спросил капитан вместо ответа, только сейчас сообразив, что они с Сайсом в отсеке одни, а кораблем управляет автопилот.
  - Ты вроде хотел кое-кого представить команде? Я приказал людям собраться через полчаса в столовой, так что поспеши. А то, знаешь ли, кушать хочется.
  - Тогда прекращай болтать и выполняй свой же приказ, - Грасс указал другу на дверь. – А я переговорю с Тачвизом и пойду за Гостьей.
  - Ты так и не ответил, что тебе снилось, - осторожно упрекнул помощник, на секунду задержавшись в дверном проеме, но и на этот раз не был удостоен ответа.
  Покинув командный отсек, мужчины разошлись в разных направлениях. Сайс направился к лифту, ему предстояло спуститься на второй этаж, где находилась столовая. А капитан бесшумно шел по коридору к своей каюте. Он активировал передатчик и дождался, когда медик ответит.
  - Доброе утро, капитан! – бодро прозвучало в ухе мужчины.
  - Что можешь сказать о девушке? - опуская приветственные речи, в лоб задал вопрос Грасс.
  - Ну-у-у, - протянул Тачвиз, заставляя капитана застыть на месте. – Она определенно представитель гуманоидной формы жизни…
  - Тьфу! Ты думал, я ее за растение принял? – чертыхнулся наемник.
  - Простите, капитан! Я просто излагаю факты, - надулся врач. - В общем, она человек. С какой именно планеты не скажу – сканер выдал список из пятидесяти восьми возможных. Каких-либо инфекций, паразитов, вирусов… одним словом, того, что представляло бы угрозу, я не выявил. Также не обнаружено физических повреждений, отклонений или особенностей. Что касается потери памяти… Вы ведь не могли не заметить…
  - Разумеется, - нетерпеливо перебил Грасс словоохотливого доктора. - Так что там с памятью?
  Все в команде "Сумеречного Беглеца" превосходно знали, Тачвиз – человек сверх меры общительный. Но стоило ему заговорить о том, что касалось работы, он превращался в зануду.
  - Похоже, девушка, не обманывает. Судя по цвету некоторых участков мозга на сканере, вполне вероятно, что она может не помнить определенного промежутка своей жизни. Предполагаю, что это последствие криозаморозки… э… точнее слишком резкого выхода из состояния стазиса вследствие поломки криокамеры. Но безусловно явление это временное. Память может вернуться сегодня, а может через год, словом, в любой момент. Кроме того я…
  - Короче, Тачвиз! – не выдержав, рявкнул Каракуш, дабы остановить бесконечный поток слов, льющийся из передатчика.
  Медик протяжно вздохнул.
  - Короче, с ней все в порядке, и она не опасна.
  - Это я и хотел услышать, – расслабился капитан и, быстро разъединив связь, пошел дальше по коридору в свою каюту.
  Возле двери он остановился, задумался и постучал, шепотом выругавшись при этом по-лейтански. Дожили! Вынужден стучать прежде, чем зайти в собственную комнату.
  Он подождал еще несколько секунд, потом разблокировал дверь. По его мнению, этого времени девушке должно было хватить, чтобы накинуть на себя платье. Если, конечно, она привыкла спать голой. Подобная мысль заставила улыбнуться. Хотя Грасс не мог объяснить, откуда у него возникли столь странные для лейтанца мысли.
  Кровать была аккуратно собрана, а комната пуста. Наемник уже приготовился всерьез размышлять, могла ли Гостья проходить сквозь стены и таким образом покинуть заблокированное помещение. Но в следующее мгновение девушка, умытая, причесанная и посвежевшая вышла из отсека личной гигиены.
  - Доброе утро, капитан Грасс Каракуш, – поздоровалась она, мило улыбаясь.
  - Уже встала? – зачем-то спросил он, хотя ответ был очевиден. И, желая исправиться, добавил: – Выглядишь намного лучше.
  - Спасибо, - кивнула девушка и показала на свои волосы. – Воспользовалась твоей расческой. Не возражаешь?
  Возражать он не стал, просто протянул ей руку.
  - Идем в столовую. Позавтракаешь, заодно познакомлю тебя с командой. А после, если захочешь, покажу корабль.
  Немного поколебавшись, девушка, наконец, решилась и вложила руку в раскрытую ладонь мужчины.
  В столовой члены экипажа, перебивая друг друга, высказывали предположения причин объявленного общего сбора – первого за прошедшие десять лет. Что такое из ряда вон выходящее должно было случиться? Не участвовал в обсуждениях только Тачвиз. Он первый увидел вновь прибывших и поздоровался легким наклоном головы.
  Вторым был Сайс. Сложив руки на груди и вытянув ноги в проход, он угрюмо молчал, уставившись в тарелку. Потом словно почувствовав на себе взгляд, поднял голову и увидел друга и вцепившуюся ему в руку девушку. Грасс приветственно кивнул помощнику.
  - Всем доброе утро, - громко сказал он, перекрывая своим голосом гул в столовой.
  Тишина воцарилась мгновенно. До этого не заметившие капитана наемники с удивлением смотрели на него и с интересом на его спутницу. Каракуш дал своим людям время на удовлетворение любопытства, затем продолжил:
  - Я хочу представить вам мою личную гостью, - обратился он к команде, интонацией выделив слово "личную". - Некоторое время она будет находиться на корабле. Любое проявление неуважения к ней, будет расцениваться как неуважение ко мне и сурово наказываться.
  Гостья недоуменно воззрилась на мужчину. Он что, на самом деле готов из-за нее наказать кого-то из команды? Или он говорил несерьезно, и это какая-то игра? А Грасс и сам не знал ответ. Он заранее подготовил длинную речь с подробным рассказом о потерявшей память незнакомке, попавшей на корабль в криокамере под видом груза. Но когда увидел, с каким интересом присутствующие в столовой мужчины разглядывают девушку, с губ сорвались совершенно другие слова.
  Крепко держа спутницу за руку, он подвел ее к сидящему за общим столом медику.
  - Судового врача Тачвиза ты уже знаешь, - сказал он гостье и шагнул к следующему члену команды. – Наш повар Йоши Шигамоту, - еще шаг. – Остерли – старший пилот…
  Девушка послушно следовала за капитаном и вежливо кивала и улыбалась тем, кого он представлял. Каждое имя она мысленно повторяла, стараясь запомнить.
  Когда за общим столом не осталось никого, с кем не познакомилась бы таинственная гостья, капитан привел ее к отдельно стоявшему столику, прокомментировав:
  - Это Сайс – мой помощник и друг. Мы знакомы с детства. Можешь полностью доверять ему.
  - Я думал, буду первым, с кем ты познакомишь свою гостью, - проворчал помощник.
  Каракуш нахмурил лоб, не ответив на замечание друга, и отпустил руку девушки.
  - Присаживайся. Я принесу завтрак. Пить будешь?
  Она пожала плечами.
  - На твой выбор.
  Сайс, прищурив глаза, смотрел на друга и его гостью. Он еще ни разу не видел, чтобы Грасс проявлял подобную заботу.
  - Захвати и мне что-нибудь выпить, - он многозначительно глянул на друга и, копируя девушку, дернул плечами, - на твой выбор.
  Каракуш недовольно зыркнул на помощника, но промолчал.
  - Ваш капитан такой странный, - задумчиво глядя вслед мужчине, сказала девушка. – Он совсем не похож на других наемников.
  Сайс недоверчиво оглядел незнакомку с ног до головы и не без иронии поинтересовался.
  - А ты повидала в своей жизни много наемников?
  - Ну, - замялась гостья, - я не помню. Может быть. По крайней мере, мне так кажется.
  Помощник не без сарказма хмыкнул.
  - Ну, да. Ты же вообще ничего не помнишь, - он хотел сказать еще что-то, но не успел. Вернулся Грасс.
  - Ну, что успели познакомиться? – бодро разгружая поднос с едой и напитками, спросил капитан шутливым тоном, и только Сайс, знавший его много лет, разглядел в глазах тревогу. Для Грасса всегда было важно мнение друга, почти старшего брата.
  - Да, немного, - помощник заговорил по-лейтански: – Она считает тебя странным для наемника.
  Грасс посмотрел на девушку, пытающуюся поймать щипцами мясо и, кажется, ни на кого не обращавшую внимания, и улыбнулся.
  - Ты ведь так же считаешь? – вместо ответа спросил он, тоже перейдя на родной язык.
  - Я не считаю тебя странным, Грасс. Я считаю, что тебе просто нечего делать среди наемников. Твое место…
  - Молчи, Сайс, пока не сказал ничего лишнего.
  Мужчина махнул рукой.
  - Боишься, что твоя гостья знает лейтанский?
  - Нет, боюсь, что если мы продолжим в том же духе, то впервые поссоримся.
  Помощник бросил на капитана изумленный взгляд.
  - Ты серьезно, Грасс? Из-за девчонки, которую совсем не знаешь, ты готов поссориться с тем, кого знаешь с пеленок?
  - При чем здесь она?
  - Да ты сам на себя стал не похож, с того момента, как появилась эта… гостья. Носишься с ней. Смотришь на нее как… - Сайс осекся. – Ты вообще видел свои глаза, когда она рядом?
  - Довольно! – капитан, шарахнул по столу ладонью с такой силой, что подпрыгнула посуда, и рывком поднялся из-за стола.
  От грохота все в столовой на миг замерли, а потом дружно уткнулись в свои тарелки, боясь смотреть в сторону капитанского стола. За десять лет никто еще не видел Каракуша, ругающегося с помощником.
  Капитан холодно посмотрел на отставившую пустой стакан девушку.
  - Если больше ничего не хочешь, могу показать корабль, как и обещал, - это было похоже скорее на приказ, чем на предложение.
  Она молча кивнула и вышла из-за стола.
  - А куда убрать посуду? – вопрос застал капитана врасплох.
  - Никуда. Дежурный уберет, - и он, полностью игнорируя Сайса, направился к выходу, - Гостья, ты идешь?
  Она растерянно взглянула на помощника капитана, виновато улыбнулась, и уже почти в дверях догнала Грасса.
  



Ирина Горячева

Отредактировано: 16.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги