Светлый темный

Размер шрифта: - +

Глава 3.

Светлые - не светлые…

 

 

                Утро показалось мне восхитительным, хотя я и чувствовал, что это не утро.

Или все же работает такой принцип: « Когда проснулся, тогда и утро?».

Нет, не нужно менять реальность и привычное течение вещей.

Все же придется признать, что я нагло проспал весь день, а потом и вечер, а потом и ночи большую часть захватил на отдых…

Не буду больше повторять бессонные ночи, а то так жить нельзя. Вот проснулся я, когда у меня утро, а у всех глубокая ночь, голодный я проснулся значит, а все спят. И повар спит. А кушать-то как хочеться…

                Думаете, раз я темный, то нагло пошел, ограбил закрытую на замок тяжеленной дубовой дверью кухню…

Думаете, что я такой безпринципный?

Да, я не такой!  Просто проверил пошел, а вдруг, кто не спит внизу, а особенно на кухне…

Дверь непробиваемую осмотрел, погрустил в гордом одиночестве, и уселся ждать утра за столом …  

Должна же быть у них совесть или интуиция хотя бы, чтобы придти пораньше и покормить меня, такого доброго и милого. Не темного, запомните, сейчас не темного, а такого себе не понятного, но ничуть не страшного. Даже, скорее всего, светлого!

Сидел, я значит за столом, в нетерпеливом ожидании, а тут дверь открывается и … Нет, мне не могло так не подфартить…

- Везенье мое, где ты?

- Да, вы правильно догадались, светлый, который ОНО, вошел.

                Я когда-то видел статуи в одном городке. Теперь знаю, как их делают. Вводят в шок кого-то, и они застывают. Вот как этот светлый застыл, и на меня вылупился. Все же лицо у него не для статуи. Такое неприятное, изумленное, странное, и дикое стало – глаза выпучены, рот открыт, поза странная, в полушаге застывшая…

                Только дверь помогла ему придти в себя, хлопнув его по его заду, и затолкав это внутрь. Да так, что он чуть этим своим странным лицом не полетел вперед. Устоял.

- Все же, как они статуи заставляют не размораживаться?

Этот вон отошел быстро, и уже ко мне направился со странной решимостью. Вряд ли с благодарностью.

Но плюсы, в том, что повстретились мы ночью  – людей же вокруг нет. А этот еще раненый был, так что справлюсь с ним одним, если что. Подожду пока драпать. Все равно он на пути к вожделенной двери стоит, да и сумку бросать свою не хочется…

Жертва моего лекарского таланта выглядел неплохо, так что я поставил себе плюсик, и приготовился выслушивать ущербного и отбиваться.

Кто их знает этих светлых, что у них на уме?

- Представляете, эти светлые вообще с головой не дружат! Он ко мне обниматься полез! Ко мне, к темному! Ну ладно просто темному, а то ж к темному, которого он почти сжег. И это про нас говорят, что темные – это зло и неадекваты… Куда нам до светлых!           

Но шокировал он меня этим полностью. Даже я, при всей своей быстрой реакции, и склонности к молненосным и решительным действиям, застыл.

К тому же, как человек, который детство мало помнит, людей почти не видел, а тут обнимается впервые за 10 лет с начала изгнания из человеческого общества, могу сказать только одно: «Ладно пусть обнимает, это приятно».

- Может он меня не ассоциировал с тем темным, которого он сжечь пытался, а соотнес только с тем, не темным, что лечил его, а?

Оторвавшись от меня светлый, который ОНО, рассмотрел меня внимательно, и решительно уселся за мой стол. Предчувствуя, что приятные обнимашки мне больше не перепадут, а дождаться утра и поесть все равно не дадут, я начал задумываться о том, что пуститься путь  - это лучшее из возможного. А коняшку сбыть можно и в другом селе…

Тут и светлый закончил разглядывания, и решил со мной пообщаться.

- Здравствуй, мой старый враг!- начал он.

Значит узнал…

- Представьте, он меня сжечь хотел, а  враг я. Что за неадекватность?

Но я, как парень воспитанный… Да, именно что воспитанный - волей, лесом, и дорогой, но воспитанный, поэтому также поздоровался, но всего лишь кивком в ответ.

Сидим, молчим.

Вижу, что светлого на слова пробивает, а он их в себя заталкивает, и только рот, как рыба раскрывает, но молчит. Собирается с духом значит.

Сижу, жду.

- Благодарность мою прими и долг жизнь – озвучил светлый, окончательно лишив меня понимания в какой я реальности. Потому что светлые не чтут долгов перед темными, и единственное, что от светлых можно дождаться темному – это смерть. А тут такое.

Я, конечно же, волей воспитанный, но даже у меня базовые понятия есть, и я знаю, что такое долг жизни. Это ритуал на крови, что делает людей связанными. Да, для исполнения этого ритуала нужно сохранить жизнь спасшего тебя. И следят за этим ритуалом высшие силы. Серьезно все. На магии завязано.

Светлый сейчас мне предложил провести такой вот ритуал.

Мне, темному предложил.

Светлый!

Не знаю только зачем, я же выполнил обязанности обычного лекаря, и ничего геройского и особенного не совершил. Так что сидел я в полном недоумении, чем и воспользовался этот пакостник, проткнув мне и себе руку, и соединив их, говоря слова заветные.

Все, связанные. И раны заросли моментально, подтверждая, что клятва одобрена высшими силами…

- То есть, как это, я повязан со светлым, начало доходить до меня. - Паникуя, я дернулся было, чтобы выбежать на улицу, но резко остановился, осознав, что связанные не потеряют друг друга, что сразу же сделало бессмысленным мой побег.



Олеся Калинская

Отредактировано: 27.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги