Связанные обязательством

Размер шрифта: - +

Глава 7. Горькая близость

Сначала Кэсси начала слышать звуки. Вернее полное их отсутствие. Никаких спасительных сирен полицейских машин или «скорой помощи», никаких голосов — ничего. Позже пришло осознание, что ей совсем не холодно, как должно было бы быть, лежи она сейчас на асфальте в переулке. Да и ощущала она под собой нечто более мягкое, чем асфальт. Наконец разобравшись с первыми впечатлениями, она обратила внимание на ноющую боль в правой руке. Голова тоже болела, точнее, словно колокол гудела от низкочастотного шума. Может, поэтому ей было так сложно распознать окружающие её звуки? Стоило Кэсси почувствовать своё тело, вернувшись из невесомого бытия, как она ощутила на себе тяжесть. Тяжесть взгляда. Она была не одна. Поборов сомнения, она всё же открыла глаза, увидев белый потолок комнаты, но не своей — в этом она была уверена. Потом обессиленный, как всё тело, взгляд упал ниже, на окно. На фоне вечерних огней и капель дождя на стекле сидел большой чёрный кот. Он приветливо мяукнул очнувшейся девушке. Кэсси почти улыбнулась милому зверьку, но вспомнила, что это кот Мэтта. Этот парень оказался последним её воспоминанием перед тем, как она потеряла сознание. И последнее, что она видела, как он безжалостно убил человека. Пусть и не самого хорошего и законопослушного, но человека!
       Она мгновенно очнулась, стряхнув остатки сонной туманности в своём сознании. Девушка посмотрела в противоположную сторону, встретившись с сосредоточенным на ней взглядом Мэтта. Абсолютно пустым и ничего не выражающим. От неизвестности становилось ещё страшней. Кэсси постаралась подняться, но рука взвыла от боли, стоило девушки на неё облокотиться. А согнув коленку, Кэсси с досадой увидела, как на ней вновь выступила кровь. Но напуганной девушке было всё равно. Она повторила попытку приподняться и неуклюже забилась в угол, прижавшись к стене. Мэтт сидел напротив неё на потёртом кожаном диване. Помещение было совсем небольшим, и расстояние от кровати до него казалось ничтожно малым. Он сидел, слегка сгорбившись и обвив руки вокруг пояса.
        — Я тебя не трону, Кэссиди, — очень тихим и ровным тоном произнёс Мэтт. Голос его звучал немного сипло.
       Не то чтобы она ему поверила, но тем не менее Кэсси немного расслабилась и осмотрелась вокруг. Она находилась в маленькой, но весьма уютной комнатке. Большое и единственное окно было расположено рядом с двуспальной кроватью, на которой и сидела сейчас Кэсси. С другой стороны кровати стояла прикроватная тумбочка. Сразу за ней — комод с большим плоскоэкранным телевизором на нём. Как раз напротив него располагался достаточно большой для такой комнаты кожаный диван, а перед ним стеклянный журнальный столик. Никаких изысков — только самое необходимое. Кэсси догадалась, что Мэтт привёл её, а если точнее принёс, к себе домой. Значит ли это, что он пришёл не убить, а помочь ей?
       Она вновь посмотрела на парня, но на этот раз уже не испытывая к нему ненависти. Он сидел неподвижно, продолжая держаться за живот, и теперь выглядел очень уязвимым. Хоть Мэтт и старался наполнить свой взгляд привычной хладнокровностью, выходило это у него с трудом.
       — Ты спас меня, — проговорила она, не веря собственным словам.
       — Всего лишь отсрочил неизбежное, — сухо бросил он в ответ.
       Не обращая на это внимания, Кэсси чувствовала благодарность.
       — Спасибо! Я не понимаю, почему ты это сделал, но спасибо.
       — Ты хоть осознаёшь, насколько глупо себя повела, последовав за мной? — Мэтт поднялся с места, что далось ему нелегко. Выпрямившись, он тяжело выдохнул и поморщился от боли. Наконец Кэсси увидела, за что он так старательно держался пока сидел. На серой футболке расползлось бордовое пятно крови. — Ты с самого начала ведёшь себя очень глупо!
       — О, Боже! — Кэсси уже не слушала его, она с ужасом понимала, что Мэтт ранен, и ранен из-за неё. Она слезла с кровати, стараясь перенести весь вес своего тела на здоровую руку, и подбежала к парню, совершенно не думая об опасности.
       Всё могло оказаться ловушкой, спектаклем. Может, всё было подстроено специально, чтобы затащить её к себе домой, где он может сделать с ней всё, что угодно без лишних свидетелей. Но сейчас Кэсси об этом не думала. Она искренне переживала за Мэтта.
       Кэсси подошла к парню и медленно потянула руку к месту ранения. Она неуверенно подняла глаза на Мэтта, словно спрашивая разрешения, но тот смотрел на неё с полным непониманием. Однако Кэсси восприняла это как одобрение. Хотя каким бы ни был его ответ или взгляд, она бы всё равно посчитала своим долгом осмотреть его рану. Кэсси аккуратно подняла футболку, обнажив его торс. Нервное возбуждение мимолётным разрядом пробежалось по её телу и задержалось чуть ниже живота. Она на секунду прикрыла глаза, чтобы перевести дыхание. Открыв их вновь, Кэсси сосредоточилась на ране. Порез был небольшим в длину — около двух дюймов — но очевидно глубоким.
       Ничего не сказав, Кэсси поспешила в ванную комнату. Найти её в столь маленькой квартире не составило никакого труда. Она повернула кран и поднесла к горячей струе повреждённые ладони. Кэсси стиснула зубы от сильного жжения, которое причиняла вода, текущая прямо на ссадины. После этого девушка схватила полотенце, на первый взгляд чистое, и открыла зеркальный шкафчик над раковиной (успев при этом отметить, что выглядит весьма неплохо, если учесть сложившиеся обстоятельства) в поисках антисептика. Полки оказались почти пустыми, и создавалось впечатление, будто сюда уже давно никто не заглядывал. Большинство проверенных Кэсси лекарств оказались просроченными. Вскоре она смогла отыскать пузырёк медицинского спирта и бинт.
       — Что ты делаешь? — В дверях появился Мэтт.
       — Подними футболку, — скомандовала Кэсси, щедро полив полотенце спиртом.
       Вместо того чтобы просто поднять футболку, парень её снял, обнажив своё накаченное тело. Мэтта нельзя было назвать горой мышц, но его тело выглядело довольно рельефно, что не могло не привлечь внимание девушки. Она осматривала парня с немым восторгом, пока не заметила его самодовольной ухмылки. Чувствуя, как начинает краснеть, Кэсси поспешила отвести взгляд. Запретив самой себе думать о подобных вещах, она сосредоточила всё своё внимание на ране Мэтта. Но как только её взгляд упал на место ранения, Кэсси сильно удивилась — казалось, порез стал немного меньше. Девушка нахмурилась, уже готовая начать задумываться и рассуждать, как такое могло случиться, но тут же опомнилась. Не хватало ещё поддаваться сомнительным мыслям.
       — Будет больно, — предупредила она и аккуратно приложила смоченное спиртом полотенце к ране. Спирт пропитал ткань насквозь так, что добрался до её ладони. Руку девушки зажгло: — А-а-ай!
       Грудь Мэтта затряслась, и раздался мягкий смех.
       — Так кому сейчас должно быть больно, тебе или мне?
       Кэсси не удержалась и тоже засмеялась. Она посмотрела на него и увидела перед собой совершенно другого человека. Мэтт улыбался искренне и тепло.
       — А тебе совсем не больно? — Она продолжала стирать запёкшуюся кровь вокруг раны.
       — Боль — это последнее, о чём я сейчас думаю.
       Кэсси украдкой посмотрела на Мэтта, который с интересом наблюдал за её действиями, и снова опустила глаза, чтобы ненароком не увидеть последующую реакцию парня. Она помедлила ещё секунду, а потом задала терзающий её душу вопрос:
       — Ты правда его убил?
       Это просто-напросто не укладывалось у неё в голове, иначе она вряд ли стояла бы сейчас рядом с ним и залечивала его рану. Хотя за всё время их знакомства она не узнала об этом человеке ровным счётом ничего хорошего, но даже это не убивало в ней трепетного тепла.
       — Я много кого убил, — ответил Мэтт таким тоном, будто его спросили «Как дела?». — Или ты о ком-то конкретном?
       Кэсси не хотела верить его словам, наверняка он просто играет на её нервах. Делая вид, что такое спокойное отношение к теме убийств её нисколько не насторожило, она пояснила:
       — Я о том парне в подворотне…
       — Они оба мертвы.
       Сердце забилось о рёбра, готовое выпрыгнуть из её тела, лишь бы покинуть это место, в то время как Кэсси оставалась стоять на опасном от него расстоянии. Закончив с обработкой раны, она потянулась за бинтом.
       — Они ведь были твоими… приятелями, — Кэсси не нашла более подходящего слова. В каких вообще отношениях могут быть люди такого рода деятельности? Она не была об этом осведомлена.
       — Приятелями? — озадаченно переспросил парень.
       — Не включай дурака! Я слышала, о чём вы говорили. Они точно тебя узнали.
       — А, вот ты о чём, — усмехнулся Мэтт. — Они не были моими приятелями. И узнали они не меня, а это тело, — парень ткнул себя в грудь большим пальцем.
       — Очень смешно, — фыркнула Кэсси.
       И всё же что-то заставило её насторожиться. Она не была уверена, что Мэтт пошутил, но что, в таком случае, он имел в виду? Кэсси только открыла рот, чтобы уточнить смысл его фразы, но тут же осеклась. Как бы там ни было, он совершил преступление, а это беспокоило её сейчас больше.
       — А ты не боишься, что тебя может поймать полиция?
       — Не волнуйся за меня, — он расплылся в улыбке. — Об этом я позаботился.
       — Я и не волнуюсь, — пробормотала Кэсси, не поднимая глаз.
       Вспомнив о порезе Мэтта, она отмотала чуть меньше метра медицинского бинта и уже хотела начать делать перевязку, как парень поймал её руку в паре дюймов от своего тела.
       — Не нужно.
       — Но ведь…
       — Не нужно, — повторил он. Мэтт снова стал серьёзным, но голос был тихим, даже слабым.
       Кэсси сдалась и опустила руки, с досадой взглянув на порез парня. На этот раз, она была уверена, что не ошиблась — рана длиной дюйма в два сократилась до одного, оставив после себя светлую полоску молодой кожи. Девушка отшатнулась назад, выронив бинт из рук.
       — Но как? — Она с испугом взглянула на Мэтта, словно на инопланетянина.
       Несмотря на то, что его рана заживала на глазах, выглядел он всё хуже и хуже. Синие глаза словно выцвели, и под ними легла тень. Губы высохли и побледнели, а широкие плечи осунулись.
       Ничего не сказав, он побрёл в комнату.
       — Мэтт! — Кэсси поспешила следом. — Может, отвести тебя в больницу?
       Но он её будто не слышал. Добравшись до кровати, парень опустится на неё и упёрся локтями в колени, обхватив при этом свою голову руками.
       — Сибус, мне срочно нужна Сила! — обратился он неизвестно к кому. Кроме        Кэсси и кота в комнате никого не было. Неужели он говорит это своему питомцу?
       — Мэтт, — Кэсси присела рядом с ним, дрожа от страха. Он вёл себя странно. Более странно, чем обычно. Она совсем не знала, что можно ожидать от этого парня в следующий момент.
       Аккуратно и неуверенно Кэсси положила свою руку на его обнажённое холодное плечо. Её повреждённая кисть была очень горячей, и она резко почувствовала разницу температур.
       — Ты, наверное, потерял много крови… — она хотела вновь предложить отправиться в больницу, но поняла, что обращаться за помощью со шрамом вместо раны, по меньшей мере, странно.
       Кэсси немного оживилась, когда ей в голову пришёл план действий. Девушка встала напротив парня, заставив его поднять свой взгляд.
        — Поступим так: ты сейчас ложись отдыхай, — она слегка подтолкнула Мэтта, и тот послушно лёг на кровать, — а я пойду посмотрю, что можно приготовить поесть. Надеюсь, у тебя не пустой холодильник…
       Девушка так и продолжала тараторить, направляясь в сторону кухни. Страх сменился уверенностью, правда, весьма шаткой. Но всё же ей казалось, что ситуация под контролем, что теперь её очередь помочь парню. Ей овладело странное желание позаботиться о нём. Казалось, она была готова сделать всё, и ужин — это самое малое.
       Кэсси открыла холодильник в поисках продуктов, но с досадой обнаружила, что тот практически пуст. Пять яиц, кусочек сыра, пакет молока и две бутылки пива — всё, что там было. Разочарованно вздохнув, она захлопнула дверцу, и потянулась к нижнему шкафчику. Там она обнаружила лишь один единственный пакет макарон. «Лучше, чем ничего», — подумала Кэсси, но прежде чем начать искать посуду для готовки, она услышала голос Мэтта. Сначала девушка подумала, что он обращается к ней, но вскоре поняла, что парень вновь говорит с неким «Сибусом». Котом, условно решила она.
       — Это наш шанс, Сибус, — говорил Мэтт. — Сделать это здесь будет проще простого.
       «Даже не думай! — резко и угрожающе ответил ему голос. — Наблюдение не закончено. Девчонка нужна мне живой».
       — А мне нужен камень! — Мэтт тяжело вздохнул. Он уже порядком устал от всей этой возни. Сейчас он испытывал немыслимую боль. Он чувствовал, как с каждой минутой тело становится всё слабее. Оно отвергало его.
       Мэтту хотелось поскорее избавиться от девчонки и от этого дискомфорта. Поскорее получить желаемую силу. Однако в глубине души он уже давно принял решение не убивать Кэсси. Его что-то тянуло к ней, пусть он и не хотел этого признавать. Ко всему прочему, девушка по-настоящему удивила его своей добротой по отношению к человеку, который хотел её убить. Ещё никто и никогда не проявлял к нему такую заботу. Даже Адора… Подобное поведение было для него в новинку. Но оно не позволяло ему опуститься до проявления интереса к человеческой девушке.
       «Воспользуйся другим способом. Ты ничего не теряешь».
       — Разбежался! Кто я, по-твоему?! Это унизительно.
       Кэсси удалось расслышать лишь обрывки фраз, и те ей показались совершенно не уместными и странными. Чтобы убедиться в услышанном и увидеть таинственного собеседника, она, поддавшись любопытству, выглянула из кухни, но не обнаружила Мэтта на кровати. Вместо этого он оказался совсем рядом. Парень схватил её за запястья. Кэсси вскрикнула от боли, но Мэтт хладнокровно продолжал сжимать её руки. Он потащил девушку к кровати и повалил на неё. Волосы Кэсси рассыпались на подушке, а кофта немного задралась. Парень прижал запястья девушки над её головой, и навалился сверху так, чтобы та не могла пошевелиться. Его взгляд хищно вспыхнул из последних сил.
       Пока девушка извивалась под весом его тела, Мэтт свободной рукой потянулся к кроватной тумбочке и выдвинул ящик. Вместо журналов, книг и прочей ерунды — как это бывает у нормальных людей — в его ящике лежало оружие. Кэсси успела заметить пистолет сорок пятого калибра (такой вывод она сделала, по просмотренным ею фильмам), рядом валялись патроны и нож, который вскоре оказался в руке Мэтта. И уже через мгновение холодное лезвие прикоснулось к её оголённому животу. Девушка вздрогнула от холода и страха, престав дышать. Ей было не вырваться. И в знак смирения она закрыла глаза в ожидании боли и… смерти. Когда сталь обожгла её тело, и Кэсси почувствовала, как проступает кровь, раздался голос. Спокойный, но властный:
       «Остановись!»
       На одну секунду время будто замедлилось, и вокруг всё замерло. Кэсси медленно открыла глаза, сразу наткнувшись на синюю непроницаемую стену во взгляде Мэтта — он был всё так же близко. Но холод в его глазах начал оттаивать. Взгляд стал мягче и теплее. Теперь он смотрел на девушку совершенно по-другому, словно это был вовсе не Мэтт.
       Кэсси уже подумала, что она начинает сходить с ума, или это просто галлюцинации от недостатка кислорода — ведь дышать, когда на тебе почти двухметровое тело, довольно проблематично.
         — Будь по-твоему, — внезапно сказал Мэтт.
       И вместо того чтобы вонзить нож, парень впился в губы Кэсси, небрежно поцеловав её. Первые три секунды Кэсси старалась сопротивляться, но потом, словно обессилив, прекратила все напрасные попытки. Девушка предалась неизвестным ощущениям, которые прежде ей ни разу не доводилось испытывать. Она чувствовала, как от груди по её горлу поднимается тепло. Не просто какое-то абстрактное понятие, а именно что-то физически существующее, живое и приятное. Её спина выгнулась. Грудь приподнялась над кроватью. Этот странный поцелуй, если можно было так выразиться, продолжался достаточно долго. А когда Мэтт наконец отстранился, в груди девушки осталось лёгкое ощущение пустоты, словно часть её души в буквальном смысле выкачали. Но это не доставило Кэсси никаких неудобств, просто это было ново для её тела и для неё самой.
       В испуге она отползла от парня и забилась в угол, как сделала это в первые секунды пробуждения в его доме.
       — Вот это да! — с восторгом воскликнул Мэтт. — Всё ещё не верю, но это сработало! Я чувствую себя как прежде, даже лучше.
       «Молчи!»
       Снова голос. Он прозвучавший так близко, словно в самой голове.
В комнате не было никого, кто мог бы это произнести, и девушка неуверенно посмотрела на кота, чувствуя себя глупо только от одной мысли, которая промелькнула в её голове. И уже не первый раз. Не мог же это и вправду быть кот? Но животное осознанно уставилось на Кэсси в ответ, а Мэтт последовал примеру своего питомца, хмуро рассматривая девушку.
       — Какого хрена здесь происходит?! — Не выдержала Кэсси. Негодование, ужас, страх, злоба — её переполняла куча эмоций. Она даже не знала, что из всего произошедшего за эти минуты было более странным: резкие перепады настроения Мэтта от дружелюбного спасителя до хладнокровного убийцы, непередаваемые ощущения во время поцелуя (кстати, так же абсолютно не объяснимого) или голоса в её голове?
       Мэтт не спешил отвечать. Он ловко поднялся с кровати — от былой слабости не осталось и следа. Лицо снова приобрело здоровый цвет, а синяки под глазами исчезли. Он выдвинул ящик комода и достал оттуда чёрную толстовку. Натянув её на обнажённое тело, он закатал рукава до локтей.
       — Это не твоё дело, — словно сделав одолжение, ответил Мэтт, заметив, как девушка не сводит с него глаз, в ожидании объяснений.
       Одним грациозным движением кот перепрыгнул с кровати на журнальный столик и деловито уселся. Кэсси всё больше начинала замечать в его поведении человеческие повадки.
       «Теперь её», — кратко сообщил голос.



Летта Мюллер

Отредактировано: 17.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги
  • Подростковая проза Ангел Гладкая Юлия
    Бесплатно