Тайны герцога Вельфа

Размер шрифта: - +

11

По совету герцога  и последовавшего за ним распоряжения маркиза труп унесли в подвал. Вестэль и Лидия удалились в кабинет и занялись расследованием. Остальные обитатели особняка в крайне подавленном состоянии разбрелись по своим комнатам. Глория вылетела из гостиной, словно ошпаренная: из-за распространившегося по комнате аромата ей стало дурно. Миссис Деллоуэй медленно побрела в свои апартаменты, пряча в ладонях лицо. Ее утренний макияж, который был всего на один тон бледнее вечернего, потек. Друзья Вестэля беспечно махнули на все рукой, решив, что потом хорошенько расспросят маркиза о произошедшем. И только Джонатан Картер остался один посреди малой гостиной, держа на руках Марту Деллоуэй, которая спешно пыталась придумать выход из ситуации.

Случись подобная сцена в более подходящий момент, то юноше пришлось бы немедленно взять на себя обязательство: сначала скорая помолвка, потом не менее поспешная свадьба и в конце счастливая семейная жизнь. Картер тяжело вздохнул, представляя столь удручающую любого нормального студента комбинацию событий. К его счастью, ни одного обитателя особняка Вельфов в данный момент не интересовало его нахождение в одной комнате с невинной девицей. Честь Марты и свобода Джонатана неожиданно оказались в сохранности.

Но время шло, и нужно было что-то решать. Картер-младший, отец которого ратовал за ботилианскую систему воспитания, еще в детстве познакомился с различными оздоровительными гимнастиками, и слова «штанга», «гиря» и «гантель» не были для него пустым звуком. А с тех пор, как стало ясно, что учиться юноша будет в столице Империи, к обычным его физическим нагрузкам добавились еще и уроки фехтования. В результате за тонкой сорочкой из дорогой ткани прятались твердые мускулы, которые паникующая Марта в данный момент чувствовала особенно остро.

Джонатан вздохнул и двинулся к дивану. Он мог бы продержать девушку еще долго: по сравнению со штангой, с которой ему приходилось сражаться последние три месяца, мадмуазель Деллоуэй была совсем легкой. Однако не стоило нарушать правила приличия, да и не хотелось юноше, чтобы барышня подумала, что он настолько медлителен.  

Марта же в этот момент судорожно пыталась придумать, как обратить все происходящее в шутку. Она даже плохо помнила лицо этого человека, не говоря уже о том, что вчера они увидели друг друга впервые в жизни! А сегодня он держит ее на руках, как принцессу! Девушка чувствовала себя столь нелепо, что даже забыла, из-за чего оказалась в такой смущающей ситуации. С собравшись с духом, она решила мужественно подняться с дивана и признаться в собственной глупости.

Однако ей несказанно повезло. Джонатан Картер, даже не будучи сыном знатной и древней фамилии, обладал изрядной долей благородства и являлся тем, кого без преувеличения можно назвать словом «джентльмен». Пока мадмуазель медлила с признанием, он поднял с пола флакончик нюхательной соли, оброненной от испуга мадам Деллоуэй, и поднес его к лицу Марты. Девушка уловила столь нелюбимый ею запах бергамота, ее нос не выдержал такого зверского испытания, и она громко чихнула, подпрыгнув на диване. Джонатан не успел среагировать вовремя, когда лоб мадмуазель выбил флакончик из его рук. Изящная стеклянная штучка отлетела в угол и разбилась на тысячу осколков. Виновники ситуации испуганно воззрились друг на друга. Неловкость осталась стойко стоять на своем месте.

Джонатан пришел в себя только тогда, когда взгляд серых глаз Марты стал превращаться из испуганного в панический. Он резко выпрямился, сделал шаг назад и попытался придать своему лицу обычный вид. Однако смущение все равно проступало на его щеках в виде маленьких ямочек, которые в совокупности с мощным телом и взъерошенной, словно птичий пух, шевелюрой юноши смотрелись так нелепо, что испуг девушки будто рукой сняло. На ее губах появилось слабое подобие улыбки.  

-Кхм. Прошу прощения за непредусмотрительность, - Картер кинул беглый взгляд на осколки, - я не подумал, что так произойдет. Как вы себя чувствуете, мисс?

-Благодарю вас, сэр. Я в порядке, - скованно ответила девушка. – Но, думаю, мне лучшей пойти в свою комнату и прилечь. Труп на завтрак и вид матушки в таком состоянии – слишком большое потрясение для меня.

Марта хотела подняться на ноги, но вдруг заметила, что на ней надета всего одна туфля. «Вероятно, вторая слетела, пока меня несли к дивану», - подумала девушка, увидев свою обувь, одиноко лежащую около кофейного столика. Туфля находилась слишком далеко и, если не вставать, то дотянуться до нее мадмуазель Деллоуэй не могла.

Все еще растерянный Джонатан проследил за ее взглядом. Ему было сложно общаться с девушками более высокого сословия. В Нордландии грань между аристократом и простолюдином не чувствуется так остро, как в Истангии, и только поэтому Картеру-младшему удалось так хорошо устроиться в столице. Однако в Императорском Университете женщин не было, и он не мог привыкнуть к общению с аристократками. Это привело к тому, что сейчас Джонатан не знал, что нужно сказать. И все же он оставался мужчиной. Он метнулся к туфле, как к спасательному кругу, и поднял ее с пола. Повинуясь инстинкту, юноша подошел к дивану, встал перед девушкой на колено. Сердце мадмуазель Деллоуэй забилось быстрее и на ее щеках вновь расцвели розы.

Юноша слегка приподнял подол платья и принялся одевать на ногу девушки туфлю. Его пальцы слегка коснулись ткани ее чулок. Вопреки ожиданиям Джонатана ступня Марты оказалась далеко не маленькой для женщины, а лодыжка не столь узкой, как он предполагал. Такая крепкая нога могла принадлежать какой-нибудь крестьянке, от восхода до захода солнца работающей на полях, а не представительнице высшего сословия. Эта мысль придала Картеру храбрости и, в следующее мгновение, он уже спокойно взглянул в глаза девушки.



Сонная Сказочница

Отредактировано: 27.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться