Там нет меня

Размер шрифта: - +

Глава 2

Наше временное пристанище представляло собой пару кирпичных одноэтажных домиков. В одном жила я и профессор, а в другом – еще три члена нашей экспедиции. По бокам и немного сзади от домиков располагались маяк (станция, улавливающая приходящие сигналы от соседних дрейфующих полярников, и посылающая им ответы от нас) и экспедиторская будка. В последней хранились отчеты за прошедшие месяца и года исследований, карты льдов и всевозможные метеорологические прогнозы. Такой себе «мини-архивчик». Экспедиция, в которую меня так любезно приняли, была тоже дрейфующей. Весь ее комплекс располагался на огромной льдине, которая безумно медленно путешествовала по водам Северно-Ледовитого океана. Исследования заключались в том, чтобы найти наиболее выгодное место и способ добычи нефти. Арктика давно завоевала славу нетронутого никем, и что важнее всего – безграничного запаса природного газа и нефти. Мировые страны-титаны вот уже второй век боролись за обладание и контроль над «черным кладом» планеты. По соседству с нашей льдиной дрейфовали американцы, канадцы и норвежцы. Наша экспедиция состояла из пятерых человек: 2 геолога-разведчика – Дима и Лера Котовские, техник – Александр Васильевич Пермяков, профессор Виктор Алексеевич Вдовский – глава экспедиции, и я – Анна Бехтерева. Меня взяли в качестве повара и «домохозяйки». Дима и Лера были женаты. Они родом из Украины. Там у них растет доченька -  малышка Нина. Лера однажды показывала мне ее фото: у девочки были огромные карие глазища и пухленькие щечки. Ей было три, когда родители оставили ее на воспитание бабушке. Через несколько недель семья отправится домой. Их контракт подошел к концу. У Василича (как его называли друзья) была собака породы лайка – Герда. Она никогда не отходила от хозяина и была настолько трусливой, что боялась даже во двор выходить без техника. Василич говорил, что в детстве она многого натерпелась и теперь не доверяет даже собственному чутью. О как мне это было знакомо! Еще пару лет назад я и подумать не могла, что найду родственную душу в собаке. Тем более я всегда больше любила кошек. Но у меня отняли и это.
Вдовский В.А. был профессором геологии. Много лет он преподавал в университете, но всегда говорил, что хотел бы применять свои знания на практике. И вот на 68-м году жизни его желание осуществилось: ученый подписал контракт на семь лет с крупной нефтяной компанией. По условиям контракта, В.А. должен был предоставить в течении данного срока данные о месторождениях нефти в Заполярье и найти место, наиболее удачное для пробуравливания скважины. Когда к команде присоединилась я, он уже был в Арктике 5 лет. А значит этот год последний. Боже мой! Я только сейчас в полной мере осознала, что мне осталось здесь находиться всего лишь несколько месяцев. А вернуться назад, в родные пенаты, я не готова. Совсем не готова. Моя родина – Австрия. Родители еще в студенческие годы эмигрировали из России, да так и остались жить в Вене. У отца наладился бизнес. Он занимался поставками и продажей специй и чая из Индии. Мама…О маме не сейчас.

Зайдя в дом, я сняла теплую шапку на медвежьем меху, парку, рукавицы и небрежно кинула все на трехрогую вешалку, стоящую возле порога. Пройдя на кухню, я поставила чайник и заглянула в холодильник. Я не была голодной, но моей обязанностью было обеспечивать сытость и здоровье остальных членов нашей команды. Продукты и другие вещи, необходимые для нормальной жизни, каждые две недели нам привозили авиапочтой, взамен забирая список недостающих товаров. Я достала из холодильника мясо, овощи и принялась готовить обед. Когда-то кулинария была моей страстью, моим хобби. Не проходило и дня без того, чтобы я не нашла нового рецепта и не опробовала его. Когда-то…Теперь даже это меня не радовало. Руки чисто механически шинковали овощи, мариновали мясо…да и все остальное я тоже делала на автомате. Лера говорила, что на меня было больно смотреть, когда я чем-то занималась. «Ты как будто робот, малышка. Ты не здесь и не «там», а где-то «между».» Тогда она впервые мне сказала, что такой отрешенности и апатии еще не видела. Я знала, что произвожу на всех впечатление сумасшедшей бедной девочки. Они меня жалели. А мне было все равно. Раньше я ненавидела чувство жалости, считая, что люди попросту его не заслуживают. Во всех своих бедах нужно винить только себя, свою глупость, немощность или нежелание что-либо сделать. Человек – создание безграничной силы, и для него нет ничего невозможного, если он действительно чего-то хочет. Теперь я сама стала тем, кого всегда презирала – существом без целей, без характера и, в целом, без ничего. По земле ходила моя тень, телесная оболочка которой была жалкой пародией на ту, которой можно было восхищаться. Мама всегда воспитывала во мне силу духа, непоколебимость принципов. Она учила меня не прогибаться под мир, а прогибать его под себя. Уже в четырнадцать лет я смогла добиться первых успехов в жизни: медаль за первое место в международной конференции юных биологов. Я была счастлива. Мамочка была счастлива. В тот день она сказала, что гордиться мной. Еще тогда я поняла, чем хочу заниматься в жизни. Меня привлекала гидробиология. После окончания школы у меня были планы поступить в HauptUni - Венский государственный университет. Но в один момент все изменилось. Мне пришлось уехать из родного дома, пришлось покинуть семью и друзей. Мне это было необходимо. Иначе, я бы действительно сошла с ума.
Пока я тушила рагу, на кухню зашел Дима. Темные каштановые волосы прядями спадали ему на лоб, щеки были красные от мороза, а на меху парки быстро таяла ледяная крошка. В руках он держал пару больших рыбин, связанных леской.

- Вот, минуту назад еще брыкались! -  с улыбкой он положил мне на стол рыбу. – Еле успел добежать домой! Там на дворе такое твориться, что и Герда носа не высунет – унесет! – и он снова засмеялся добродушным хриплым смехом.



Chrysolite

#6339 в Любовные романы

В тексте есть: романтика

Отредактировано: 07.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться