Танцы на быках

Размер шрифта: - +

Глава XII (окончание)

Объявили тавромахию, и Бранвен приободрилась. Еще будучи невестой, она мечтала увидеть легендарные бои с быками, о которых ей столько рассказывали. Бык, выпущенный на площадь для поединка, оказался гораздо огромнее и свирепее тех, что участвовали в бегах. Фыркая, он обежал площадь, злобно поглядывая на зрителей, а следом за ним на площади появились всадники в пестрых костюмах. Всадники закружились вокруг быка, то наскакивая на него, то отступая, когда животное бросалось вперед, наклоняя голову.

- Что они делают? – спросила Бранвен, для которой происходящее было столь же лишено смысла, как и бестолковая беготня до этого.

- Это загонщики, - пояснил лорд Освальд. – Видите, у них в руках маленькие копья, к которым привязаны ленты? Загонщики метают копья в быка, чтобы он разозлился до красных глаз. А потом…

- Но ведь ему больно!

Лорд Освальд посмотрел на жену удивлено, но особого значения ее восклицанию не придал.

- Что поделать, миледи, - пробормотал он, - жизнь – это всегда боль.

Загонщики еще долго метались по арене, и толпа отвечала восторженным ревом всякий раз, когда очередное копье вонзалось быку в толстую шею.

Принесли охлажденный сорбет, и лорд Освальд, освежившись, решил вернуться к разговору о тавромахии.

- Посмотрите на это с другой стороны, миледи, - сказал он, смакуя ледяной напиток, в котором плавали полупрозрачные ломтики лимона. – Наша национальная игра – тот же рыцарский турнир. Вы ведь не упрекаете Его Величество в жестокости?

- Но на турнирах никого не убивают! – сказала Бранвен, с отчаянием следя за тщетными попытками раненого зверя настичь людей, причинявших ему боль. -  И не издеваются над беззащитными животными!

- Это Эль-торо беззащитный? – герцог рассмеялся. – Не приведи яркое пламя оказаться вам сейчас рядом с ним. Бык – самое опасное и коварное животное. Победить такого врага – это очень трудно и почетно. Ага, вот загонщики удаляются… Сейчас в игру вступит эспадас – человек с тонким мечом. Он будет дразнить быка, разворачивая перед ним плащ. А потом, когда зверь окончательно взбесится, пронзит его сердце. Это огромное искусство – ударить разъяренного быка точно в сердце. Бывали случаи, когда бык убивал недостаточно удачливого и расторопного эспадаса!

- Разве это не ужасно? – запротестовала Бранвен, но муж только снисходительно улыбнулся.

- Вы слишком нежны, миледи, - сказал он.

К зрителям выбежал мужчина в костюме махо – в коротких штанах, розовых гольфах и короткой куртке, расшитой золотым позументом. Талию его опоясывал алый атласный пояс, а на локте висел плащ с алой подкладкой.

Толпа встретила эспадаса таким ревом, что Бранвен зажала уши. Мужчина поклонился герцогской чете и тут же отпрыгнул в сторону, потому что бык не стал ждать, пока он отдаст дань уважения, и попытался поддеть на рога. Эспадас развернул плащ и замахал им перед мордой быка, распаляя животное еще больше. Бык бросился на плащ, но эспадас отскочил в сторону, пропуская животное на расстоянии пяди от себя, и снова взмахнул плащом. Раз за разом бык атаковал человека, но человек уворачивался от удара. Это походило на танец – точный, выверенный до последнего движения, но Бранвен не могла проникнуться его красотой. Один из загонщиков выскочил на площадь и передал поединщику тонкий меч – оружие выглядело игрушечным, вроде кинжала, но длиннее клинком. 

Эспадас в очередной раз уклонился от острых рогов, и бык пробежал мимо, а толпа опять взревела. Люди вскакивали на сиденья, хлопали в ладоши и принимались танцевать прямо тут же. Их лица виделись Бранвен бледными пятнами с черными провалами разинутых ртов. Она не поняла такого веселья, но вот бык замедлил шаг, споткнулся раз, другой, заревел и вдруг упал на колени, а потом и на бок, рухнув всей тушей. Песок взвился пылью, огромный выпуклый бок поднялся в последний раз и замер. Алая кровь пропитала арену, вытекая из глубокой раны.

- Какой удар! – кричал неистово лорд Освальд. – Вот это сила! Вот это точность! Отдайте ему главную награду и сто золотых сверх того!

Тушу быка уволокли, зацепив крючьями, кровь засыпали свежим песком, и выпустили нового быка.

Бранвен казалось, что она очутилась в страшном и непонятном сне. Она беспомощно повернулась к Эфриэлу, стоявшему возле ее кресла, боясь увидеть и на его лице удовлетворение от кровавого зрелища, и облегченно вздохнула, обнаружив, что сид не слишком-то доволен. А может быть, ему просто были скучны человеческие развлечения.

Следующие поединки девушка пережила закрыв глаза и вздрагивая всякий раз, когда толпа воплями отмечала очередную победу эспадаса. Когда лорд Освальд говорил, Бранвен заставляла себя обернуться к мужу и изобразить улыбку. Лучше всего было бы уйти, но она не представляла, какой выдумать предлог, чтобы покинуть празднество, устроенное в ее честь.

В разгар боев с быками запахло жареным мясом, и люди – начиная от простых зрителей, заканчивая благородными гринголо - заволновались. Лорд Освальд тоже не остался равнодушным:

- Божественный аромат! – сказал он, затрепетав ноздрями. – Сейчас его принесут!

- Кого? – спросила удивленно Бранвен.

- Быка! Кого же еще? Убитых быков разделывают, маринуют и жарят на углях, и самый первый кусок достанется нам, миледи! Вы влюбитесь в это блюдо, едва попробуете. Вот его уже несут! Нет ничего вкуснее!

Бранвен смотрела на серебряную тарелку, где лежал кусок жаркого. Вернее, кусок того, что еще недавно было быком, так яростно отстаивавшим свою жизнь. Девушка почувствовала тошноту и поспешила отвернуться:

- Я не голодна, благодарю вас.

- Вы зря не хотите попробовать, - герцог был разочарован. Он достал серебряную вилочку и серебряный столовый нож из деревянного футляра, что ему поднесли, и принялся за говядину, истекавшую ароматным соком. – Поистине, дивное, божественное блюдо! – восторгался он, отправляя в рот отрезанный кусок. - Самая лучшая прожарка – когда мясо остается сочным, с кровью… Что с вами?



Артур Сунгуров

Отредактировано: 31.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги