Три части целого

Размер шрифта: - +

Три части целого

Восьмиметровая кухня предстала в самом невероятном виде: привычная мебель в виде двух столов, плиты, стиральной машины, исчезла, оставив пустоту, раковину с горой грязной посуды. Андрей точно помнил, что проснулся, умылся, и собирался позавтракать. Как же «это» стало его кухней? И откуда посуда? Ведь все было помыто с вечера.

Казалось, сам воздух стал другим, преобразился, как и все остальное. На светло-зеленом стареньком линолеуме лежал грязно-белый провод. В углу стояли два стула. Все еще не понимая ситуации, Андрей решил начать с посуды. Вчерашняя тарелка, чашка, несколько ложек, ковшик для варки яиц. Несомненно, вечерняя помытая посуда.

- Почему я должен мыть это? – послышался голос справа, около полупрозрачной двери. Сместив взгляд, юноша увидел Кота. Вполне обычного, но парящего в воздухе, как в каком-нибудь фильме об Алисе в Стране Чудес. В голове Андрея мелькнула мысль о галлюцинациях и плохом сне. – Ты серьезно? – продолжал тем временем кот, словно читая мысли. – Ты не спишь, это же очевидно.

Действительно, ведь все так просто и обычно, прямо, каждый день происходит. Но юноша смолчал, продолжая терпеливо тереть губкой чашку.

- Вот видишь! – на этот раз раздался голос слева, там, где должна была находиться электрическая плита. – Это потому что тебе все равно, что происходит вокруг.

Андрей решил, что не будет удивляться, но появившаяся рядом женщина очень походила на учительницу географии. Средних лет, со светлыми волосами, в своем любимом темно-зеленом костюме. Ее губы были поджаты, руки упирались в бока, а все лицо выражало назидательность.

Она что-то говорила и говорила, но Андрей не обращал внимания, словно рядом мельтешило назойливое насекомое.

- Он вас не слушает, - послышался очередной голос, и у окна появился высокий, темноволосый мужчина, почему-то напоминающий дедушку Андрея в молодости. Во вновь прибывшем не было ни строгости, ни суровости, а какая-то бесконечная безмятежность, какую можно было встретить у древней статуи.

Эти трое вели себя, как дома, продолжая что-то говорить, то по очереди, то разом, не слушая и перебивая, друг друга.

- Послушайте, что вам надо? И кто вы такие? – наконец, не выдержав, бросил Андрей. Он закончил мыть посуду, развернулся, чтобы взять полотенце, которое все еще висело на шкафчике, но увидел, что больше нет ни шкафчика, ни полотенца, ни кухни.

Он, ненормальная троица и раковина, расположились на желтом, бесконечно желтом пространстве, заполненном какими-то кусочками от  паззла. Кусочки эти были непонятные, от непонятной картины, непонятно кем, собираемой. И теперь они становились частью этой картинки.

- Ты, дурак! – громко воскликнула дама, всплескивая руками. Темно-зеленый костюм исчез, представляя женщину в пышном платье в стиле барокко. Она бродила из стороны в сторону, нервничала, казалось, еще немного, и начнет рвать на себе волосы. – Это же просто уму непостижимо! Ты должен ее бросить, ту взбалмошную девчонку! И, тем более, не обязан жениться!

Андрея передернуло, как от лимона. Причем здесь его отношения с девушкой? И почему он должен обсуждать их с кем-то, кто похож на его учительницу.

- Зато она хорошая, - промурлыкал Кот, выплывая откуда-то снизу. На кончике его хвоста был привязан бантик, а на шее красовалась бабочка, похожая на ту, что Андрею подарила девушка.

- Может, надо просто порассуждать логически? – тихо вопрошал «дедушка», выглядевший теперь, как Арлекин. В такой же одежде, с таким же выражением лица. Но его голос никто уже не слышал, все сошли с ума. Кот твердил всякие положительные эпитеты, а Дама продолжала метаться. Они пытались перекричать друг друга. Голова Андрея напрягалась все больше и больше, словно охваченная ураганом.

- Тебе нужно стать хорошим человеком, -  взвизгивала временами Дама, спотыкаясь о полы платья. – И зарплату тратить на себя!

Внезапно все почернело, словно на полотно вылили ведро черной краски. Андрей чувствовал себя, как в грязевой лечебной ванне, такой же вязкой и скользкой. Затем вновь посветлело, и юноша обнаружил себя на кубе. И таких, разных форм и размеров, повсюду. Снизу простиралось небо, справа море, сверху трава, слева горная цепь. Андрей в очередной раз подумал, что за абсурд его окружает. Но это ведь просто сон, так что беспокоиться не о чем.

- Это не сон, - прыгая, с травы на куб, сказал Кот. – Это реальность, и все мы реальны. А ты помнишь, как летать?

- Конечно, не помнит! – возмущенно крикнула Дама, появляясь из моря, в водолазном костюме и ластах, зажав в руках какую-то рыбу.

- Он помнит, просто не пользуется, - тихо вздыхая, отвечал Арлекин, теперь уже в пастушичьей  одежде. Не хватало только овец.

- Все, мне надоело, верните меня обратно! – воскликнул Андрей. – Я хотел спокойно позавтракать, а тут вы.

Вместо ответа, перед юношей появился стол с привычной, каждодневной едой. Все выглядело так, будто только что приготовили. Все трое мило улыбались, словно все в порядке, показывая тем самым, что не отпустят его.

- Что вы хотите от меня? – сдавшись, спросил Андрей. – Я не понимаю.

- Но ведь это ты, хотел что-то от нас! – снимая плавательные очки, воскликнула Дама.

- Точно, - подтвердил Кот. – Ты хотел летать или танцевать, но ничего не делаешь. Музыка остановилась.

- Он просто отодвинул это, - тихо вставил Арлекин. Так его окрестил про себя Андрей. Он все равно не понимал, о чем они говорили. Присев, он принялся намазывать хлеб маслом, придвинул джем, и предложил троице позавтракать с ним. Те, с удовольствием, принялись за кофе.

- Послушай, - Дама аккуратно сложила ласты, очки и трубку возле стола, и, откусив хлеб, решила высказаться. – Ты должен принять решение. Нам некогда каждый раз так с тобой разговаривать.



Эльбрус Мяус

#4569 в Проза
#3110 в Современная проза

В тексте есть: реализм

Отредактировано: 21.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться