Твоя Вселенная

Размер шрифта: - +

Глава 6. Полёт

Из подробных описаний изучаемых в мидгардской школе предметов достопочтенное собрание заключило, что мидгардцев интересуют их собственные теории в отношении совсем непознанного ими Мира. Они заключают детей в четырёх стенах (количеству которых аэлифы не устают удивляться) и посвящают их в выводы учёных мужей, не видящих дальше собственного носа.

- Неужели там нет людей, способных познавать Мир не только логикой? – изумился паренёк из первого ряда.

- Думаю, что все самые значительные открытия были сделаны именно такими людьми, – приподнявшись, возразил величавый человек с синеватой кожей.

- Никто не сомневается, Аргос, – проскрипел какой-то старичок, недобро покосившись на паренька. – Но мы можем видеть, что изучение чужих теорий не способствует личностному развитию индивидов, и никоим образом не приближает их ко второму и наиглавнейшему пути познания – пути интуиции. Они не общаются ни с флорой ни с фауной, их личные интересы совсем не учитываются, как подтверждается, а воля всячески подавляется.

- Из их жизни практически исчезло творчество, – пробулькала статная дама, восседавшая рядом с Аргосом. – И без выводов нашей дорогой Вишны я вижу, что нам нечему у них учиться.

Зал одобрительно загудел и замолк, погрузившись в общую задумчивость.

- Несколько дней, проведённых здесь, – осмелилась подать голос Саша, – открыли мне полную бессмысленность моего путешествия на Мидгард-землю. Вы отправляли меня за новыми знаниями, но вам действительно нечему учиться у землян. – Саша выжидательно прошлась взглядом по рядам наставников, но все молчали. – Если будет ещё что-то, я попрошу о новом выступлении. – Она поднялась с краешка дивана и вышла из Зала Собраний.

Невысказанная обида прозвучала в её голосе и сейчас бередила сердце. Кого она винит? Собрание, за то что отправили её туда? Или Вышних, уготовивших ей такую короткую жизнь? А может быть себя за глупую влюблённость? Или Мишу за столь позднее внимание к ней и приглашение в последний момент?

Как бы то ни было, новый комок горечи закручивался в груди и никакая потеря памяти не вытащит его оттуда.

На подходе к дому Саша обнаружила Аэлина восседавшим на скамейке. Завидев её, парень соскочил на ноги и словно подгоняемый ветром подлетел к ней.

- Я покажу тебе кое-что. – Он уверенно схватил Сашу за руку и потащил в направлении холмов.

- Мы идём к Олиману? – поинтересовалась девушка.

- Нет, Вишна-Саша. Увидишь, – важно отозвался парень.

Они миновали уже знакомую скамеечку, и двинулись вглубь холмов. Саша подметила вырисовывающуюся под ногами тропинку с редкими круглыми травинками, пожалуй, первую на Аэлле, и представила Олимана, шествующего по ней тёмными вечерами, чтобы незаметно ото всех полюбоваться с окраины селения на южные холмы или догорающий закат на западе, сидя на той самой скамейке, где они повстречались. Тропка вилась между возвышенностей и резко сворачивала вправо. Там за небольшим холмиком виднелась полукруглая крыша маленького домика.

- Эл Олимана, – возвестил Аэлин, а через какое-то время пути недовольно забурчал: – Он уж забыл, что такое быть аэлифом, учит ещё.

Саша промолчала. Она не понимала, чем парню мог насолить старец, которого он и не видел никогда.

Ещё долго шли они, то поднимаясь в горку, то спускаясь вниз.

- Пришли, – наконец сообщил Аэлин.

Впереди виднелась длинная расщелина, она тянулась слева направо, преграждая путь, конца и края ей не было видно. Они подошли ближе и заглянули вниз: бесконечные земляные стены уходили далеко вглубь, превращая ущелье в настоящую бездну.

Аэлин заботливо взял Сашу за руку и пристально вгляделся в кусты на другой стороне обрыва.

Вдруг хитрый прищур и довольный оскал сверкнули на его лице. Порывистым движением он выпустил Сашину руку и толкнул девушку с обрыва лицом вниз.

Истошный визг разлетелся по ущелью, а из-за кустов на другой стороне показалась лошадиная морда. В один скачок белоснежное существо достигло обрыва и сигануло вниз, расправив огромные крылья.

Крик девушки превратился в глухой плаксивый вой и уже еле достигал ушей Аэлина из глубины ущелья.

Слёзы растекались по лицу, разгоняемые мощным потоком воздуха. Саше казалось, что она падает вниз не меньше чем целую вечность. Не хватало сил даже пошевелить конечностями, все они уходили на безудержный страх.

Что-то мягкое коснулось пальцев, и девушка разлепила влажные глаза. Сияющее белизной создание подставляло крыло, зазывая ухватиться за шею.

- Лазарь! – воскликнула Саша.

Не успевая удивиться неожиданному прозрению, она мягко перекатилась по крылу и вцепилась в густую белую гриву.

Радость от встречи с самым дорогим и близким существом на свете наполнила сердце, и новый поток слёз хлынул из глаз. Девушка прижалась к нему всем телом и крепко обняла за шею.

Лазарь поднялся в воздух над ущельем, ухватил взглядом маленькую фигурку Аэлина и со всей мощи ринулся прямо на него.

Парень останавливающе замахал руками. Ему пришлось прильнуть к земле, чтобы не оказаться опрокинутым грузными копытами пегаса.

Крылатый конь недовольно фыркнул, опустившись наземь, и снова двинулся в направлении поднимающегося обидчика.

- Не надо, Лазарь! Прошу! – запротестовала Саша, не на шутку перепугавшись, что конь столкнёт новоявленного друга вниз, вот только спасти его будет некому.

Пегас нехотя затормозил и смачно фыркнул прямо в перепуганное лицо Аэлина.

Девушка ласково погладила родное существо, а спустившись на землю, сама набросилась на парня:

- Ты что это делаешь! Разума лишился?!

- Да я видел его, видел! – начал оправдываться всё ещё ошарашенный парень. – Я знал, что он бросится за тобой! Так уже было!



Кристина Романова

Отредактировано: 10.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться