Твоя Вселенная

Размер шрифта: - +

Глава 10. Незримые преграды

Изумрудная жидкость уже который день переливалась в бутыльке на небольшом столике прямо перед Аэлином, а чёткий план действий был не единожды обдуман и передуман, каждый его пункт занимал отдельную полочку в громоздком шкафу подсознания и постоянно доставался на свет для нового исследования.

Тёмно-синяя диванная от пола до светильников не вдохновляла этим днём, а напротив: давила тяжёлым грузом на виски, превращая молодого человека в наполненную молниями ёмкость. Электричество незримо ударялось о шкафы и окна и с треском отлетало обратно. Казалось невозможным оказаться даже в пяти метрах от парня, не то что коснуться его.

Аэлин не мог решиться на убийство. Пусть и чужого тела и в чужом Мире. Кто он такой, чтобы лишать человека жизни? Вся его значимость в собственных глазах сдувалась от этой мысли, как воздушный шарик от касания остриём иглы. И только он вдыхал новую порцию воздуха, в попытке вернуть былое самоощущение, как новый прокол вновь отзывался внутри болью.

- Да что же это такое! – парень сорвался с места и двинулся по комнате.

- У Аргоса и малейшего сомнения не возникло: стоит ли разрывать иномирную нить? Он был решителен в своих наставлениях. Настоящий правитель.

- А Вышние? Могут ли возникать хоть какие-то сомнения, когда в руках находится столько судеб? Они согласуют рождения и смерти, ни секунды не сомневаясь! Безусловно, они видят больше: им доступна совокупность судеб людей, их взаимодействие друг с другом…

Он резко остановился и лицо озарилось вспышкой осознания:

- А что если это испытание на мою долю?! – После волнительного вздоха решение было принято: – Голова будущего правителя должна быть холодна…

Аэлин подошёл к столику и вытащил пробку из бутылька.

«…Один глоток выведет тебя в полном сознании на ментальный план бытия, – прокручивал он в мыслях слова Ониса. – Чтобы найти нить нужного человека, вспомни его образ. Нить активного воплощения окажется серебряной, нить же тела, лишённого сознания – изумрудной. Оперируй образами, удобными для тебя, чтобы совладать с ней…»

 

Подсушенные травинки и стебли цветов выкладывала Тмина из небольшого бочонка, усадив новичков полукругом напротив здания академии. Она расстелила на траве плотную подставку и выложила на ней ровным кружком несколько стебельков.

- Ваша сотворяющая мысль должна стремиться к движению и единству ровно так, как стремится к ним вода. – Её ладонь застыла над одинокой травинкой. – Ваша цель – не напитать материю живительным эфиром, а соединить её, используя другое его качество – стремление к целостности. Вы должны создать единую устойчивую конструкцию.

- Сконцентрируйте энергию вокруг материи. – Полупрозрачная белизна стала сгущаться над травинкой. – Эфирная составляющая вашего существа способна на это. – С лёгким плавным движением ладони вверх она поднялась в воздух, полностью окутанная белым облачком.

Тмина повела рукой к заготовке и аккуратно уложила одну травинку на другую. Повинуясь новым движениям ладони облачко скользнуло вниз и крепко соединило их.

- Теперь подходите по одной и пробуйте сами. Давайте начнём слева, – она указала на щупленькую девчушку, обойдя вниманием паренька, сидевшего на самом краю, и поманила её к себе. – Бояться нечего, садись рядом, чтобы остальным были видны твои действия.

Девочке потребовалось несколько попыток, чтобы травинка взмыла вверх, но вот довести её до конструкции не получилось.

Каждая следующая девочка чувствовала себя увереннее и с поставленной задачей справлялась лучше предыдущей. Харе удалось донести травинку до нужного места, однако хорошо уложить не удалось.

А вот Саша не смогла даже окружить травинку эфиром. Ни с пятого раза, ни с десятого белое облачко не появлялось.

Тмина внимательно наблюдала за её действиями, но вдруг резко оборвала:

- Довольно, Вишна, останься после занятия. Следующая!

Тмине не требовалось задавать вопросы, она верно истолковала и позднее выступление Вишны перед наставниками, и её вопрос на вчерашнем занятии, и сегодняшнюю неудачу в таком простом задании. Девочка ещё не с нами, – решила она. Поэтому по окончании урока лишь коротко бросила своей ученице:

- Пойдём.

Её платье, свисавшее с необъятных бёдер до самой травы, покачивалось при ходьбе, как корабль на волнах во время шторма. А по мере приближения к своему элу она и сама становилась похожа на грозную стихию, словно невидимые человечки срывали с неё наслоившиеся одна на другую доброжелательные маски.

Походка её становилась твёрже и увереннее, а на лице проступали стервозные острые черты, которые не скрашивало даже приятное эфирное сияние, наблюдаемое теперь Сашей вокруг людей, растений, жилишь и даже камней.

Тмина открыла овальную дверь своего эла и пригласила девушку внутрь. С наслаждением вдохнув сладко-острый аромат цветов, наполнявший полукруглую диванную, она словно по привычке ступила в сторону двери, ведущей в другую комнату, но стремительно развернулась и обратилась к Саше:

- У тебя замечательный пегас, – женщина подняла уголки тонких губ в подобии улыбки, а Сашу кольнуло тревожное предчувствие. – Хочешь взглянуть на моих любимцев?

Девушка нерешительно кивнула. Бурная фантазия уже перенесла её на другую сторону от обрыва, где Тмина ласково поглаживала стаю шакалов и игриво натравливала их друг на друга. Саша боязливо поёжилась: оказаться там с этой женщиной страшнее, чем на дне ущелья, даже испещрённого острыми камнями.

Но та распахнула дверь в небольшое помещение, занимавшее четверть первого этажа. Звук множества порхающих крыльев наполнял комнату ровно до того момента, как хозяйка переступила её порог.

Вся она была уставлена птичьими клетками, обитатели которых напряжённо замерли без малейшего движения. Клетки располагались на столиках вдоль стен, на полу и свисали с потолка.



Кристина Романова

Отредактировано: 10.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться