Удача

Размер шрифта: - +

Арка Джастики. Глава 7. Повстанческая армия? Почему бы и да?

   Нас прервал топот. С верхнего этажа кубарем слетел обеспокоенный трактирщик. Подбежав к нам, он яростно зашипел:

      — Вы всё ещё здесь?! Быстро прятаться! И дверь за собой прикрывайте как можно плотнее!

      Пришлось поспешно вставать и скрываться в тайнике, подталкивая в спину Оливье.

      — Что за сирена? — решила уточнить я, уже закрывая дверцу. 

      Ответа, разумеется, не последовало. Помещение, в котором мы оказались, представляло собой небольшую комнатушку. Судя по стеллажам с бутылками, трактирщик хранил тут неприкосновенный запас для особо придирчивых клиентов.

      Время тянулось слишком медленно; секунды казались часами.

      «Хорошо ещё, что комнатка худо-бедно освещена, — пронеслось в моей голове, — не хотелось бы налететь на что-нибудь в темноте».

      И тут же запнулась о выступавшую половицу, налетая на что-то твердое.

      — Ой! — Сказало это нечто голосом Оливье. 

      — Тише!.. — одними губами прошипела я. — Попадемся — сдам тебя как пособника террористки!..

      — Кого? — так же шёпотом удивился парень.

      — Ну, а кого ещё? — я гордо указала на себя пальцем. — Лучше помоги мне тут.

      При ближайшем рассмотрении половица, предательски подвернувшаяся мне под ногу, оказалась неплотно закрытой крышкой люка. Общими усилиями мы приподняли её и уставились вниз, стараясь разглядеть в кромешной темноте подпола хоть что-нибудь.

      — Мальчики вперед, — заявила я, подталкивая Оливье поближе к люку.

      Оливье было заспорил, но тут снаружи долетел звук ударов. Кто-то требовательно барабанил в дверь трактира. У «великана», как и у меня, не было ни малейшего желания выяснять, кого принесла нелегкая, тем более встречаться с незваными гостями. Ворча себе под нос, Оливье нашарил в темноте ступеньки лестницы, уходящие вниз, и принялся осторожно спускаться.

      Посмотрев на свою коротенькую юбку, я лишний раз порадовалась, что в подвале намного темнее, чем в секретной комнате, и, не дожидаясь, пока Оливье спустится, полезла следом. Лестница оказалась неожиданно длинной, уходя вниз на добрый десяток метров. Ничего себе погребец, это же целых три этажа!

      Отсветы на стенках говорили мне о том, что предусмотрительный Оливье откопал где-то фонарик, факел или лампу, и теперь старательно освещал себе путь. Надеюсь, освещал он именно путь, а не то, что у меня под юбкой. Как говорится, надо верить в лучшие качества людей.

      Наконец мои ноги коснулись пола самой настоящей пещеры. Отсветы пламени неизвестно откуда раздобытого факела плясали на её сводах. Это уже никакой не погреб — судя по всему, разветвленная сеть тоннелей тянулась через весь остров. Человеку такое не прокопать даже за десяток жизней, так что, если люди и приложили к этим пещерам свою руку, всё равно главным зодчим оставалась матушка природа.

      Мощное эхо многократно усиливало даже малейшие звуки и шорохи. Я старалась даже дышать не особо глубоко, чтобы случайно не выдать нас. Видимо, голову Оливье посетили сходные мысли. Парень попросту замер на месте, старательно прислушиваясь к происходящему наверху.

      А прислушаться было к чему. Злые голоса переругивались прямо у нас над головами. Полицаи (а это были именно они), по всей видимости, таки отыскали потайную комнату трактирщика и, уже предвкушая награду за поимку преступницы, вломились в неё. Что же, даже если они умудрятся найти и люк, прикрытый мною при тактическом отступлении, у нас всегда есть возможность затеряться в пещерах, прежде чем мы будем обнаружены.

      Но всё завершилось куда более благополучно. Голоса наверху отдалились и затихли. Выждав немного, я, было, собралась подниматься обратно, но, наученная горьким опытом, остановилась.

      — Оливье. Полезай вперед! — велела я.

      — Снова я?! — возмутился парень.

      — Ты же мужчина, в конце концов! — начала давить я. — Оправдывай это гордое звание! Вдруг там опасно.

      Вскоре мы вновь оказались в потайной комнате. Кроме основательно поредевшей бутылочной батареи ничего не говорило о недавнем визите непрошенных гостей. 

      Осторожно приоткрыв дверь и убедившись, что посторонних в здании больше нет, мы тихонько выскользнули наружу, чтобы тут же оказаться в объятиях рыдающего от счастья трактирщика.

      — Дорогие мои! Это воистину счастливый день! — причитал он. — Когда полицаи обнаружили мой тайник, я уже мысленно попрощался со свободой.

      Общей радости не было предела. Признаться, трактирщик и в самом деле оказался славным дядькой. Искренне радуясь за нас, за себя, за то, что маленькую Билли так и не объявили в розыск, он даже прослезился. Мне стало вдвойне стыдно. По такому поводу радушный хозяин щедро предложил открыть остатки местного вина — попросту водяры, и как следует отметить. Соблазн был огромный, и всё же пришлось отказаться.

      Я покачала головой.

      — Сперва поговорим о деле.

      — Ох, конечно-конечно, — всполошился трактирщик. — Я помогу вам скрыться с острова при первом же удобном случае, — пообещал он.

      Мои брови поползли вверх.

      — Нет, дядя. Ты, кажется, что-то не так понял. Я говорю о том, что пора бы спланировать действия повстанческой армии и выбрать место, куда будет нанесен первый удар!

      Трактирщик видимо решил, что я окончательно спятила. По крайней мере, его взгляд говорил об этом более чем красноречиво.

      Я посмотрела на Оливье. Улыбка парня тоже была весьма красноречива. Отлично, Оливьешка на моей стороне.

      — Какой армии, Эль?.. — подивился трактирщик. — Никто не решится выступить против барона, пока в его руках оружие, а у нас — ничего.

      — Как это какой?! — я праведно возмутилась. — Разве мы с Оливье не стоим по паре тысяч солдат? А втроём на все пять потянем.

      — Я не совсем уверен, что справлюсь с тысячей солдат…

      — Дядь, так я и не про тебя говорила, — я пожала плечами. — У нас есть замечательная птичка, которая круче любого бомбардировщика. У Пал Палыча огромный боевой опыт: его крылья давно уже по локоть в крови. 

      Был бы Пал Палыч тут — он бы обязательно возмутился столь подлому наговору в свой адрес. Но птички, к счастью, здесь не было. Поэтому пришлось выслушивать, в общем-то, здравое замечание Оливье:

      — Эль, а разве у птиц есть локти?..

      — Это не важно, Оливье. Главное, что у него душа настоящего воина! — отмахнулась я, ставя точку на данной теме.

      Эрнесто, а именно так звали трактирщика, в конце концов, решил полностью довериться нам. Возможно, наша парочка действительно вселяла в него надежду, а может мужик просто устал жить в страхе. Активно включившись в планирование операцией, он даже сделал несколько ценных предложений и поправок.

      Если описывать вкратце, диспозиция была такова: остатки местного сопротивления не вступят в бой до тех пор, пока не будут наравне с людьми барона, или даже не превзойдут их. Сейчас поднятые по тревоги полицаи не были ограничены никакими законами, ребятам раздали ружья из личных запасов Де Колбасена и поставили четкую задачу: во что бы то ни стало схватить дерзких преступников. По возможности живыми.

      С нашей же стороны не было ничего, кроме разве что отваги, пустых рук и моего очарования. Оливье, конечно же, мог принять настоящий размер, но, при таком балансе сил попросту превратился бы в отличную мишень для стрельбы.

      Нужно было что-то, что сократит разницу в численности и в вооружении. И тут на помощь пришел мой опыт. Пользуясь багажом знаний, захваченных с собой из моего мира, а также почерпнутой у Хильги информации о местном уровне химии, я попросту «изобрела» аналог коктейля Молотова. Нечто среднее между ним и греческим огнем.

      Оливье смотрел на наши с Эрнесто приготовления с изрядной долей скептицизма. В конце концов, великан не выдержал и вставил свой веский вяк:

      — И как бутылки с этой вонючей водой помогут против вооруженной армии?

      — Верь, и ты пойдешь по воде! — отмахнулась я, заполняя содержимым очередную бутыль.

      — Что?! — опешил Оливье.

      — Ой, ну то есть ты должен больше доверять отцу революции.

      — Ты хотела сказать матери? — вконец запутался бедолага.

      — Отправляйся-ка ты к ней, не нервируй меня.

      Я мало знала о расе гигантов, а если уж быть совсем честной, одно их существование повергло меня в шок. Но информации, почерпнутой из разговоров людей, хватило, чтобы понять одну простую вещь: великаны предпочитают честный бой и честное оружие. Так что неудивительно, что даже Оливье не одобряет подобную затею.

      — Пойми, мы не совершаем ничего плохого. Всего лишь уравниваем силы, — на всякий случай попыталась успокоить его я. — Ты ведь сам хотел «придать город огню и мечу». Говорил такое? Говорил! Ну, вот тебе и огонь!

      Первая партия бутылок со смесью была готова — тары после полицаев осталось предостаточно, так что в дальнейшем Эрнесто спокойно мог изготовить столько коктейлей, сколько потребуется. Пока же мы довольствовались тем, что имели: двадцать штук смертоносных малышек дожидались своего часа. 



Askarida Moon

Отредактировано: 16.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги