Удивительные приключения на паровом ходу

Размер шрифта: - +

Глава 9

Девочка тут же забыла обо всем: и о своих несчастьях, и о несправедливости, и, конечно же, о ссоре с роботами. Она щелкнула пальцами, привлекая их внимание, и когда роботы включились, то еще раз прочла эту запись вслух.
- Интересно, но, по-моему, это подделка, - авторитетно заявил Шляпа. – Мастер наш был цел, он никак не мог оставить где-то там свою вторую половинку!
- Мне кажется, это какая-то загадка, как со стихом, - предположил Фонарь. – Может быть половинка – это внутренняя часть мастера?
- Тогда он не смог бы есть, - возразил Дверца. - А я сам видел, как он это делает!
- Глупые роботы, - рассмеялась Микра. – Это он про маму.
- А что, он родился с одной стороны папой, а с другой мамой? А почему ты родилась нормальной?
Но девочка уже хохотала вовсю. Былое напряжение ушло, дав дорогу лучику надежды.
- Нет, я решительно ничего не понимаю, - замотал головой Фонарь.
- Давайте лучше подумаем, - сквозь смех предложила Микра, - что значит стих. И тогда сами сможем увидеть, что за половинка у папы.
- Ну, тут вроде бы понятно! Встаньте крабу прямо в сердце. Где у краба сердце?
- Я думаю, в отсеке с двигателем!
Все направились в отсек с двигателем, потом открыли у Дверцы переднюю крышку и принялись рассматривать то снаружи ее, то внутри, попутно изучая устройство робота. Шляпа не упустил момента и принялся тыкать во все пальцами.
- Не трожь меня за здеся! – возмутился Дверца.
- Ты можешь повредить, - предостерегла его Микра. – Давай лучше, Фонарь, свети.
Фонарь включил свои глаза, но на крышке дверцы, которая была абсолютно гладкой, ничего не отражалось. Она просто поглощала свет. Фонарь выкрутил уже на полную мощность свои глаза, так что девочке пришлось зажмуриться, но все равно никто ничего не увидел.
- Дело в гогглах, что бы это значило? – озадаченно пробормотала Микра, когда Фонарь выключил свои прожектора.
- Это значит, что нам нужны гогглы.
Но тут в дверь постучались и их прервали. Показалось лицо лепрекона.
- А кто завтрак будет готовить? Чем вы тут занимаетесь? Я все братьям доложу!
Его появление было настолько неожиданно, а дело, которым занимались в крабе настолько таинственным и важным, что все растерялись. Роботы тут же напустили на себя самый непринужденный вид. Дверца плавно и нарочито медленно, словно делал обычную для себя утреннюю процедуру, закрыл отсек и с особой тщательностью принялся прилаживать пуговицы на пиджаке. Фонарь сделал вид, что разглядывает светящимися окулярами стенку в поисках чего-то крайне необходимого, но и в то же время совершенно мелкого. И только Шляпа, никак не мог сообразить, чем следует заняться, и принялся метаться то в одну, то в другую сторону. Лепрекон покрутил у виска, пробормотал про себя неприличное ругательство и взглядом подогнал Микру.
- Иду, - вяло отозвалась девочка.
Так до вечера у нее больше не было времени ни на что, к тому же из-за сбившегося режима, она уже к обеду ходила вялая, и буквально засыпала на ходу. Сено для лошадей, что лежало в повозке рядом с походной кухней, ей показалось таким мягким и приветливым, что Микра не удержалась и решила немного прикорнуть. Да так и заснула. Еще находясь в полудреме, она почувствовала, как ее куда-то несут. Приоткрыв глаза, Микра увидела, что это Грин доставил ее на руках прямиком в краба и уже укладывает на диван. Рядом с ним суетилась Мариэлька.
- Бедная дитя, ты не заболела? – увидев, что та проснулась, принялась расспрашивать фея. 
- Я просто сегодня встала очень рано, - сонно возразила девочка.
- Ты поспи, поспи, я за тебя все сделаю. Довели такую чудную малышку до истощения. Проклятые братья, я им еще покажу. Грин надо что-то делать.
Тот только печально вздохнул.
- Да знаю я, знаю. Глупый наивный Грин! Ты же сильный, мог бы дать им разок в глаз.
- Вот еще! – вдруг выскочил из кухни Шляпа. – Раздавать монокли всем подряд! Я, может, лучше подхожу для того, чтобы мне дали в глаз!
- Уф, - рассерженно прервала его Мариэлька, - они хуже детей! Грин может и тебя в глаз ударить, если ты так хочешь.
- Неет, так не хочу, - тут же скрылся обратно робот.
- Послушай, Мариэлька, - Микра приподнялась на локте. – А почему вправду, Грин не побьет этих братьев и не заберет тебя отсюда? Вы же любите друг друга, сбежали бы вместе.
- Потому что, во-первых, он не такой, он слишком добрый. Поэтому я его и полюбила. Он конечно глупый у меня, увидел, как я выступаю и всё, как с катушек съехал. Давай ездить за цирком и приставать к братьям: возьмите меня с собой. Ему, бедному сыну кузнеца, не за что было выкупить меня у братьев, вот они и наплели, что де за пять лет он сможет отработать мою свободу и будет все это время рядом со мной. И Грин сам подписал для себя вечное рабство на этих жадин. Теперь уж будем работать на них, пока они не выбросят нас за ненадобностью, когда мы состаримся. Во-вторых, если мы побьем братьев, они пожалуются на нас в полицию и тогда его арестуют и бросят в темницу, а я не смогу прожить без него и дня. А после темницы ему прямая дорога в воздушные пираты, - усмехнулась Мариэлька, - но это полная глупость. Все знают, что пираты грубые и беспощадные, он просто не уживется с ними.
- Послушайте, - девочка нагнулась под диван и выудила оттуда ларец с деньгами, - у меня есть немного денег, их вам должно хватить на откуп!
- Нет, нет, даже не думай, - испуганно завертела головой Мариэлька. - Мы не возьмем у тебя ничего. Тебе самой надо искать маму! 
- Да послушайте же вы! – девочка настойчиво протягивала свои сбережения фее и ее силачу. – Вы сделали мне столько хорошего, вы должны быть счастливы!
- Нет, даже не думай! – вдруг проговорил Грин. - Это же ужасно, брать деньги у ребенка, так только Куковякин и Кукобякин смогли бы поступать!
- Да нет же, все поменялось! Я, наконец, разгадала задачу папы! Вот, вот поглядите, - девочка всучила таки ларец Мариэльке, а сама взяла дневник и открыла на закладке. – Тут написано – сокровища, дарованное Богом! И я уже знаю, как прочитать эту карту. Теперь мне ничего не надо, ни Куковякин, ни Кукобякин, ни эти деньги!
- Что я слышу! - вдруг раздался совсем рядом голос одного из братьев. - Никто ей больше не нужен? Это что за новость!
От такой неожиданности все оцепенели. Куковякин, а это был именно он, уже подошел вплотную к ним, выхватил дневник из рук девочки и бегло пробежался по страницам. 
- Есть в глубине океана большое сокровище, - беззвучно прошептали его губы, а глаза от жадности расширились. – Сокровище! Ба!
- А ну пошел вон! – пришел в себя Грин и попытался выхватить дневник. Но Куковякин, хоть и был толстым, но в драках с братом всегда отличался особой увертливостью и легко выскользнул из рук силача и кинулся наутек.
- А ну отдай дневник, - побежал за ним следом силач, - он не тебе принадлежит.
- Послушай, девочка, тебе надо бежать, - испуганно заговорила Мариэлька. – Они найдут способ оставить и краба, и роботов себе. Они не погнушаться и убить тебя, дитя. 
На глазах у феи стояли слезы.
- Да, да, наверное, – согласилась девочка, которая тоже не ожидала, что дело примет такой неожиданный поворот и ей придется так скоро расстаться с друзьями. Хотя решение бежать Микра приняла еще с утра. Они напоследок крепко обнялись. – Прошу тебя, возьми мой подарок и будь счастлива!
Микра поспешно вытолкала фею из краба и завинтила входной люк, громко крича роботам, чтобы они заводили краба. Но те итак быстро поняли, чем все это пахнет и Шляпа уже разжигал огонь, а Дверца засел в кабине управления.
Снаружи доносились крики и ругань, затевалась серьезная драка. Девочка глянула в иллюминатор и, пока краб поднимался на ноги, увидела, как предатель лепрекон подкрался сзади и ударил силача по затылку, подпрыгнув. Грин удивился, обернулся, и в этот момент один из братьев схватил кнут, которым обычно стегают лошадей и, размахнувшись, ударил со всей силы. Силач вскрикнул и уставился на обидчика, а тот продолжал хлыстать его. Вокруг столпились остальные артисты, но все молча следили за происходящим и никто не подумывал вступиться. В этом лагере каждый был сам за себя. И хоть Микра и волновалась, но теперь она точно знала, что за деньги эти двое, наконец, смогут выкупить свою свободу и зажить нормальной семьей, о которой по вечерам мечтательно рассказывала ей Мариэлька. Краб начал неуверенно шагать, распугивая собравшуюся на шум толпу. 
- Собак, спускай на них собак, - кричал один из братьев. Оставив Грина в покое, они принялись суетиться по всей стоянке. - Краб не должен уйти!
Артисты бросились врассыпную, а Мариэлька подхватила раненого силача и помогла ему добраться до своей кибитки. Она повернулась и напоследок помахала рукой вслед удаляющейся машине. Краб набрал достаточную скорость, и двинулась по дорожке в обратном направлении, все больше и больше ускоряясь. Вслед погнались механические собаки. 
Краб пыхтел, что было мочи. Шляпа пыхтел в тон ему, подкладывая уголь в печку. Фонарь носился от одного железного брата к другому, в надежде помочь. Микра же все время выглядывала то в один иллюминатор, то в другой, пытаясь понять, сколь опасна для них погоня. 
Они уже одолели приличное расстояние, и если бы вместо роботов трудились бы обычные люди, то давно выдохлись бы все втроем, подкидывая уголь в печку. Но и преследователи их были механическими собаками, для которых расстояние не имело значение. У девочки осталась одна надежда, что в собаках закончится заряд, но сколько его еще – это было загадкой. Может собак зарядили на полные аккумуляторы, тогда бежать им пару дней, не меньше.



Маричка Вада

Отредактировано: 07.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться