Удивительные приключения на паровом ходу

Размер шрифта: - +

Глава 2

Ночью Микра проснулась от непонятного шума за стенами железного краба. Девочка села на диван и открыла глаза, силясь понять происхождение звуков, в которых явно угадывалась чья-то неразборчивая речь. Входной люк резко раскрылся, показалась едва видимая полоска света от керосиновой лампы, которую держал в руках Тим. Микра заметила, как взволнован отец. Он быстро поставил лампу на стол и крепко обнял свою дочь, но тут же отпрянул и принялся засовывать ей в руки какие-то тетради, при этом непрерывно бормоча едва слышимым шепотом:
- Сохрани их, обязательно сохрани. В этих дневниках подсказка, как найти маму. Милая, милая моя доченька, я очень тебя люблю, очень.
Послышался страшный грохот - кто-то намеренно ломал хижину. Даже в сильный ветер, стены домика едва держались, но сейчас Микра услышала, как от ударов с потолка осыпалось несколько опорных балок. Тим встрепенулся, прислушался, и еще раз крепко обняв и поцеловав дочку, резко встал с дивана.
- Папа, папа, нет! – заплакала Микра и бросилась за ним. - Ты куда? Не ходи.
- Я.., я не могу. Иначе они найду и тебя. Прошу только помни - никому не доверяй. Они выследили нас, а значит, обязательно все обшарят. Сидите тут тихо, а потом действуй, как написано в дневниках, - Тим уже собирался уходить, но все же остановился и вновь обнял свою дочь. - Прости, прости меня. Обещаю, все будет хорошо.
Инженер быстро выбежал из машины, а Дверца со Шляпой тут же замкнули за ним дверь и остались стоять там, крепко сжимая вентиль на случай, если кому-нибудь захочется попытаться открыть ее. Силы у роботов было побольше, чем у обычного человека. Микра попыталась догнать отца, но перед ней, откуда-ни возьмись, вырос Фонарь и загородил дорогу.
- Тихо, маленькая леди, прошу, тихонько. 
- Папа, - попыталась крикнуть девочка, но Фонарь зажал ей рот свой железной ладонью. 
- Если бы я мог плакать, я бы плакал. Но мастер сказал беречь тебя любой ценой, - еле слышно произнес он. - Мне тоже страшно. Как никогда не было.
Девочка бессильно обняла робота и заплакала на его железном плече, а он только аккуратно поправлял ей волосы и гладил по спинке, вспоминая, как делал это его создатель.
- Именем короля, Тим Шестерня, ты арестован! - послышался чей-то властный голос. - Немедленно откройте или мы применим против вас взрывчатку.
И тут же раздался жуткий грохот, все в крабе аж подпрыгнуло, правда едва заметно. Уцелела ли сама хижины, оставалось только гадать. Микра еще сильней прижалась к Фонарю, пытаясь не закричать от страха. Послышался вначале шум, потом гомон голосов, стало понятно, что Тима уже поймали и он, по крайней мере, жив. Кто-то приблизился к железному люку и попытался провернуть вентиль. Роботы со всей силы противостояли этому, так что тот даже не шелохнулся.
- Что тут у нас? - послышался тот же строгий голос.
- Дверь, майор. Закрытая герметично.
- Не дверь, а ерунда какая-то. Нам нужен был только инженер, он у нас, все остальное не важно.
Кто-то еще недолго потоптался под дверью, а затем все стихло. 
Бедная испуганная Микра сидела на диване, поджав ноги, и совсем беззвучно плакала, а Фонарь стоял напротив и протирал свои фарфоровые глаза тряпочкой. 
- Что же с нами будет теперь, - причитал он, не замечая, что еще сильней нервирует девочку, - как теперь мы будем жить.
Довольно долго они просидели в кромешной темноте и тишине, боясь даже лишний раз пошевелиться. Дверца, как самый сдержанный и благоразумный вдруг спохватился и заварил чай, хотя по трубе было очевидно, что он тоже нервничал.
- Маленькая леди, выпей чаю. Делу уже не поможешь слезами.
Микра и сама устала плакать. Она чувствовала себя ужасно обессиленной и злилась, что так мало интересовалась делами отца. Ведь он точно знал, что за ним охотятся, даже вел дневники. Как же ее раньше раздражала эта манера отца все записывать. Теперь она понимала, насколько дальновидной была такая привычка.
Она раскрыла одну тетрадь и вгляделась в неровный почерк отца под светом глаз Фонаря.
«Принцип работы парового двигателя» гласил аккуратно выведенный заголовок. Но, пожалуй, это были единственные разборчивые слова.
- Что это? – недоверчиво спросил Фонарь.
- Папа сказал, что там ключ к местонахождению мамы, - всхлипнула девочка.
- Дневники! – Дверца ударил себя по лбу и попытался разглядеть издалека, что же там написано. – Наверняка, за ними еще придут.
- Ой, как это придут, - пискнул Фонарь, - а вдруг и нас заберут? Может мы смогли бы договориться?
- Мастер не хотел, чтобы нашли маленькую леди, нас и дневники. Так что никаких переговоров!
- И что нам теперь делать? 
- Что нам теперь делать?
Двое роботов и девочка переглянулись.
- Бежать, вот что я вам скажу, - заявил Шляпа, спускающийся из кабины управления. – Других вариантов я не вижу.
- Но куда? – подняла плечики Микра.
- К королю, за помощью.
- А если это король забрал мастера? – задал резонный вопрос Фонарь.
- Папа сказал – ищи ключ, значит надо читать дневники и искать подсказки, - твердо заявила Микра. - Но в его записях совсем не разобраться.
- Сейчас главное уйти с этого места, а куда – уже не такая важная разница, я пойду разжигать печь, – заявил Шляпа и направился в свой любимый творческий угол с углем.
- Ну почему, почему все так? В мое день рождение! – вновь заплакала девочка.
- Так, - рявкнул Шляпа с хвоста, - а ну соберись! Я уже накрасил губы и загрузил уголь, нам пора в путь.
- Рано, рано, еще пока на остатках от батареи пойдем. Надо дошкрябать до колодца, там зальем воды, и тогда ты свой уголь подожжешь.
Дверца занял место водителя в кабине управления и включил приборы. Но нижняя часть краба, которой служил бак для воды, находился под землей, и предстояло еще раскопаться.
- Всем пристегнуться, - раздался голос Дверцы из репродуктора, состоящего из соединенных между собой простых стаканов длинной ниткой. – Начинаю раскоп. Первая остановка – колодец.
Краб скрипнул, затрясся, громко ухнул и слегка привстал. Но тут же с грохотом опустился обратно.
- Если мы и хотели привлечь чье-то внимание, думаю, уже это сделали, - констатировал Фонарь. 
- Ничего не выйдет, надо ждать рассвета, – Дверца спустился из кабины и сел на пол, напротив друзей. - А сейчас, маленькая леди должна поспать.
- Вы думаете, я усну, после этого всего? А если нас найдут?
- Мы продержим оборону до утра, не волнуйся, - ласково проговорил Дверца. - А сейчас по расписанию сон.
- Эх, - вздохнул подошедший к ним Шляпа, - придется вечерний макияж менять на утренний. 
Дверца незаметно пригрозил ему кулаком. Фонарь принялся укладывать девочку и, укрывая ее пледом, тихонько запел колыбельную:

Ты не должна была глядеть на меня, 
И до сих пор я вижу эти глаза. 
Ты смотрела, да-да! Смотрела!

Ты не должна была звать за собой,
Нутро горит во мне, я будто больной,
Но ты звала….

О-у! Я зажег в сердце свет,
Прощай тоска, 
и одиночества больше нет!
Не зря я ждал, 
И продолжал бы ждать всю жизнь тебя,
Не покидай,
Не покидай теперь, прошу, меня.

Ты не должна была смеяться со мной,
Сладка улыбка, словно мед неземной.
Ты улыбнулась, да-да! Смеясь!

Ты не должна была протягивать рук,
Поцеловав их раз - навеки твой друг,
Ведь ты звала…

О-у! Пусть пылает в сердце свет,
Прощай тоска, 
и одиночества больше нет!
Не зря я ждал, 
И продолжал бы ждать всю жизнь тебя,
Ты только смейся,
Улыбайся, сладкая моя.

Привет-пока, приятное знакомство,
А как я буду дальше без тебя?
Прости мою назойливость, упорство,
Наверно я, наверно я сошел с ума.

Привет, пока, я точно сумасшедший,
Я буду здесь теперь стоять всю ночь,
И ждать пока мне новый день пришедший,
Подарить радость нашей встречи вновь.

О-у! Как прекрасен в сердце свет,
Прощай тоска, 
и одиночества больше нет!
Не зря я ждал, 
И продолжал бы ждать всю жизнь тебя,
Ты возвращайся,
Ты вернись ко мне, любовь моя.



Маричка Вада

Отредактировано: 07.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться