Украденное счастье

Размер шрифта: - +

Глава 10

Глава 10

 

Джек проснулся с чувством необыкновенного покоя и счастья. Тёплое лёгкое дыхание скользило вдоль его груди. Элиза прижималась к нему всем телом, спала на его плече, положив руку поверх его груди. Её согнутая в колене ножка так соблазнительно и дразняще лежала поверх его бедра, что Джек уже не мог заснуть. Ему стоило усилий сдержаться, чтобы не подмять под себя девушку.

Джек погладил изгиб её талии и бедра, другой рукой коснулся её волос. Сколько раз он просыпался наутро рядом с женщинами, к которым не испытывал абсолютно ничего, кроме плотского желания. И столько лет у него хватало надежды мечтать. Неужели сейчас, когда он встретил свою мечту, когда заполучил её в свои объятья, он может оказаться недостоин её? Джек наслаждался мгновениями, залюбовался спящей девушкой. На её щечках алел румянец, дыхание было ровным и спокойным. Джеку даже померещилась улыбка на её сомкнутых нежных губах. Казалось, они ждут поцелуя.

Мужчине удавалось сдерживать себя, но ровно до тех пор, пока Элиза не пошевелилась, приподнимая голову. Её губы оказались слишком близко, чтобы Джек мог устоять против искушения поцеловать девушку. Он впился в её губы и повалил на спину сонную девушку. Но Элиза мгновенно проснулась. Она ответила было на мужской настойчивый поцелуй, словно в наваждении. Но очнувшись, решительно упёрлась ладонью в мужское плечо, отталкивая Джека и отчаянно пытаясь вырваться.

Джек прижал её, удержав. Элиза отвернулась, закусив губу, и притихла под ним, взволнованно и глубоко дыша. Она лишний раз убедилась, как трудно противостоять мужской силе. И она сумеет стерпеть! Джек опомнился. Он отстранился, избавив девушку от близости с ним. Элиза потянула на себя одеяло и сжалась в комок, подтянув колени к груди. Джек хмуро опустил голову и сжал кулаки. Он снова поддался иллюзии, собственным призрачным мечтаниям! Почему же ему показалось вчера, что Элиза ответила взаимностью? Или она всего лишь уступила его страсти? А наутро снова стыдится случившегося ночью. Джек рывком поднялся с кровати и стал поспешно одеваться, чтобы избавить себя от искушения снова наброситься на девушку. Джек пытался убедить себя, что так лучше. Элиза должна была сама пожелать его, а не просто уступить.

Взяв её силой или просто принудив, он ничего не добьётся. А он не может позволить себе наделать глупостей. Джек замер, не зная, что сказать Элизе. Он боялся даже окликнуть её, встретить её взгляд, в котором будет боль, ненависть, презрение, безразличие. Но только не любовь, за которую ему не жаль будет отдать жизнь.

Джек почти выбежал из комнаты и принялся едва ли не пинками расталкивать своих людей. Те недовольно ворчали, не понимая, зачем им снова куда-то ехать после вчерашней удачной вылазки.

– Мы даже брюхо не успели как следует набить! – жаловались мужчины.

– Значит, завалимся в трактир! Будем тратить деньги! Или кто-то решил накопить на пышные похороны? – спросил Джек.

Идея повеселиться была воспринята более охотно. Джек сгрёб со стола предназначавшуюся ему долю монет и заметил суетившегося рядом Жана.

Тот явно не понимал поведения Джека и его желания снова уехать. Атаман кинул парнишке монету, а остальные ссыпал в кошель на поясе.

– Ты приглядывай тут, ты уже взрослый мальчуган, – тихонько попросил он.

– А что сказать мадмуазель Элизе? – окликнул атамана Жан. – Вы надолго?

Джек ничего не ответил. Поджидавшие его Серж, Ришар да и все остальные лишь переглядывались, удивляясь резким переменам в настроении и поведении Джека. Всем было ясно из-за кого это всё, но в присутствии атамана предпочитали помалкивать.

Не замечая их перешёптывания и не обращая ни на кого особого внимания, Джек ткнулся лбом в склонённую к нему морду Рейвена, потрепал его по гриве и лихо вскочил в седло. Джеку хотелось одного – оказаться как можно дольше от этого дома, к которому вчера он стремился с таким нетерпением и радостью. Рейвен встал на дыбы и охотно рванул карьером, подгоняемый угрюмым наездником.

***

Элиза чувствовала себя опустошённой и разбитой. Она не жалела о том, что оттолкнула Джека. Её удивляло то, что Джек отступился, и уже не в первый раз.

С леденящим душу ужасом и стыдом Элиза осознавала, что Джек не брал её силой. Он предпочитал соблазнять её, а она отвечала на его ласки. Но так она никогда не вырвется отсюда! Элиза вцепилась зубами в подушку, заглушая стон, и дала волю слезам. Почему она так легко сдаётся, становясь послушной и покорной игрушкой в мужских руках? Так не должно быть! И она не будет больше забавой для него!

Но Элиза на удивление быстро успокоилась и вытерла слёзы. Она вспомнила вчерашнее признание Джека, слова его песни. Неужели это всё правда? Она не должна быть так доверчива! Нет! И даже если она не решится вернуться опозоренной к Луи, даже если Джек прав, она всегда сможет найти приют в монастыре. Пусть будет так!

Но прежде она отомстит, если сумеет. Быть может, её сопротивление, презрение, ненависть или безразличие будут лишь началом её плана, будут достаточной местью.

«Я смогу, у меня получится, – твердила себе Элиза, понимая, что сбежать сию же минуту, одной, у неё не получится. – Я буду ненавидеть тебя, Джек, с такой силой, что ты сам откажешься от меня! И я найду способ сбежать от тебя. Я не буду больше забавой для тебя и не стану развлечением для твоих головорезов. Кем бы ты ни был, Джек, я забуду тебя».

На одно мгновение в её сознании мелькнула ужасная мысль, но Элиза замотала головой, прогоняя её. Нет, она не желала смерти Джеку! И она не выдаст его, если сумеет сбежать! Ведь разве можно предать и обречь на смерть того, кого любишь?

О том же, что разлука с любимым может быть хуже смерти, Элиза даже не думала. Она не знала этого. Ведь она впервые любила мужчину в своей жизни.

Со двора донеслось конское ржание и мужские голоса. И когда всё стихло, Элиза рассудила, что и Джек, и разбойники снова уехали. Она заставила себя подняться и начала одеваться. Девушка нервничала и не знала, как успокоить себя.



Ирина Криушинская

#3790 в Любовные романы

В тексте есть: романтика

Отредактировано: 27.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться