Украденное счастье

Размер шрифта: - +

Глава 12

Глава 12

 

Был уже вечер, когда Элиза проснулась. И с сожалением осознала, что ей придётся встать, чтобы умыться, снять испачканное и измятое платье. Но вдруг она улыбнулась и осторожно поднялась с постели. К пробуждению Джека она будет красивой и нарядной!

Но вот она снова тихо села в изголовье и даже склонилась поцеловать Джека, а он так и не проснулся. Разочарованно вздохнув, Элиза прикусила нижнюю губу. Что ж, у неё всё равно есть причины спуститься вниз.

Андре, заметив её одним из первых, устремился к ней, вгляделся в её лицо.

– Что-то случилось?

– Нет, ничего, – улыбнулась удивлённая Элиза. – Я просто проснулась.

– Как там Джек? – приблизился Морис.

– Ещё спал. И будет голоден.

– Жан принесёт ужин наверх, – сказал Андре. – Ступайте обратно…

– Возможно, вы правы, – согласилась она, глянув туда, где за столом сидел Жильбер.

И Элиза больше испугалась, чем обрадовалась или удивилась, увидев Джека. Он успел проснуться и теперь, поднявшись с постели, стоял, держась здоровой правой рукой за резной столбец кровати. Немного сонный, хмурый мужской взгляд прояснился при виде девушки. Элиза кинулась к нему и обняла.

– Зачем ты встал с постели? – заботливо спросила она.

– Тебя не было рядом, – объяснил он с грустью и едва уловимым упрёком.

– Ты так долго спал, Джек!

Элиза осмелилась улыбнуться и посмотреть в его тёмные глаза. И скользнула ладонью по его плечу.

– Скажи, это ведь из-за меня?

Джек чуть вскинул бровь, понимая, что это и в самом деле так.

– Да, любовь моя. Но виноват только я сам, – признался он.

Элиза чуть помолчала.

– Обещай мне быть осторожнее? Ради меня! И пожалуйста, ложись обратно в постель. Ужин нам принесут сюда.

– Не сегодня, любовь моя. Я не настолько слаб. Мы будем ужинать вместе со всеми.

– Как хочешь, – согласилась она, – идём…

– Не спеши, любовь моя, – зашептал он, – не спеши…

И долго целовал её послушные мягкие губы.

***

Осенние дни текли своей неторопливой чередой, хмурые небеса расщедрились дождём. Рана Джека благополучно заживала, он быстро восстанавливал силы. Джек с плохо скрываемым удовольствием уступил просьбе Элизы не покидать форт.

Но когда тем же вечером за ужином зашёл разговор о том, чтобы затаиться ещё на неопределённое время, Элиза с лёгким укором посмотрела на Джека.

– Вы дали мне пустое обещание? Всё и так было решено? – шепнула она.

– Это решение моих людей. А я сделаю так, как хочешь ты, моя любовь…

На лице девушки расцвела улыбка. Ей было так легко и спокойно, что не нужно ни притворяться, ни скрывать свои чувства. И отвечая на поцелуй Джека, она крепче прижималась к нему, забывая о доводах разума. Джека опьяняла её близость и нежность.

Даже в самых смелых своих мечтах он не мог представить себе, что Элиза будет так заботиться о нём, как все эти дни. И одурманенный счастьем Джек жил одним днём, одним мгновением, не представляя себе иной жизни, без Элизы.

И все предыдущие дни и годы показались одним мучительным, долгим мгновением в ожидании самого светлого чуда в своей жизни.

У Элизы не получалось забыть о том, где она находится. Но на время смыслом её жизни стала забота о Джеке, он сам, его любовь, в которой девушка не сомневалась.

Но что же ей делать дальше, девушка не представляла. Ей становилось страшно и при мысли остаться здесь, и при мысли расстаться с Джеком.

Она по-прежнему ничего не знала о нём, и не смела спрашивать. И понимала, что какую бы историю своей жизни ни рассказал ей Джек, он не солжёт. 

И какой бы жестокой, ужасной ни была бы эта правда, девушка не сомневалась, что не перестанет любить Джека.

Чтобы занять себя, Элиза продолжала удивлять мужчин своей стряпнёй. А Жан был счастлив помогать ей и просто находиться рядом. Но иногда в его взгляде, в его ломающемся голосе ей мерещилось больше, чем мальчишеское восхищение. И ей становилось страшно. Однажды её даже едва не стошнило при мысли о том, что если бы всё сложилось иначе, то даже этот взрослеющий мальчик мог бы стать её насильником.

Девушка выбежала на крыльцо под моросящий дождь, дрожащими руками ухватилась за перила. Её снова охватил страх, как накануне вечером, когда мужчины заговорили о том, что теперь весь куш достанется Кривоглазому Юберу и его шайке. И Элиза бледнела, слушая рассказы мужчин.

Джек, тоже вдруг задумавшийся о том, что Элиза могла попасть в руки Юбера, смотрел на неё с таким волнением, что девушка кинулась ему на шею.

Вот и сейчас, когда Джек вышел за ней на крыльцо, она метнулась в его объятья, судорожно цепляясь, заглядывая в глаза, выпрашивая поцелуй.

– Да что с тобой, сердце моё?

– А если бы это не ты тогда остановил мою карету?

Джек лишь крепче сжал её в объятьях. Думать о подобном было невыносимо мучительно. Но тем дороже и бесценней было зеленоглазое сокровище в его руках.

***

На следующее утро Элиза, испуганно вскрикнув, проснулась одна в постели. Кошмары мучили её с той ночи, когда был ранен Джек. Ночные образы раненого или мёртвого Джека терзали её сознание. Она просыпалась ночью со слезами и тянулась обнять спящего возлюбленного. Сегодня же ей снилось нападение на карету, вот только дверцу распахнул совсем незнакомый мужчина, а Джек лежал убитым у ног своего Рейвена.

Утирая мокрые от слёз щёки, Элиза вскочила с постели, подбежала к окну, из которого ей послышался голос Джека. Солнце светило не по-осеннему ярко. День обещал быть тёплым. Джек был верхом, и Элиза подумала, что он собирается покинуть форт.



Ирина Криушинская

#3869 в Любовные романы

В тексте есть: романтика

Отредактировано: 27.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться