Усадьба

Размер шрифта: - +

Глава XVII

—  Лиди, ты вся вымокла! – воскликнула Натали, едва я вернулась в дом.

Не слушая возражений, она схватила меня за руку и повела наверх. Вместе со мной вошла в комнату, но, закрыв дверь, взглянула на меня глазами, в которых стояли слезы и обида.

—  Что случилось? – невольно спросила я.

—  Ты еще спрашиваешь?! – Мне даже стало не по себе: в голосе моей подруги ясно звучала злость, и зла, судя по всему, она была именно на меня: - мы договаривались играть по-честному, чтобы Андрей сам выбрал, а ты… ты поступаешь нечестно! Отвратительно ты поступаешь! – Натали сжала кулачки. - Зачем ты осталась с ним наедине? Я видела, как вы обнимались в беседке!

—  Натали… - начала, было, я, но замолчала, не зная, что говорить.

Что я могла возразить? Разумеется, Натали все истолковала неправильно, но и я повела себя ужасно неосмотрительно. А что, если нас с Андреем видел кто-то еще?!

А она продолжала смотреть на меня, едва сдерживаясь, чтобы не разрыдаться. Никогда прежде мы не ссорились столь серьезно. И я поняла вдруг, что эта ссора вполне может стать последней – вот тогда мне стало по-настоящему страшно.

—  Ты хочешь, чтобы я уехала и не мешала вам с Андреем? – спросила я едва слышно и вполне серьезно.

Если бы она сказала: «Да, хочу», я бы, наверное, и впрямь уехала. Да, мне очень нравился Андрей. Может быть, даже больше, чем нравился, но… Натали единственный мой родной человек в целом мире. Единственный, кому я могу верить – даже не смотря на нашу ссору. А Андрей… наверняка это все несерьезно и скоро пройдет.

Натали же, услышав мой вопрос, растерялась. Ненависть из ее взгляда мгновенно исчезла – как будто она и не предполагала такой исход разговора. И, вероятно, тоже задавалась сейчас вопросом: конец ли это нашей дружбе? Через мгновение она снова нахмурилась, но уже как обиженный ребенок, без этой сбивающей с толку злости:

—  Даже не думай! – и состроила язвительную гримаску: - Андрея, боюсь, безумно расстроит твой отъезд. А вообще, знаешь что… если ты готова так легко от него отказаться, значит, ты его не любишь. – Лицо ее снова просияло: - так что, не надейся теперь, дорогая Лиди, что я молча отойду в сторону!

Сказав это, она посмотрела на меня со всей холодностью, на которую была способна, развернулась и вышла за дверь.

***

Дождь так и лил до самого вечера, навевая на всех скуку. Правда, к обеду произошло кое-что, что, несомненно, привело всех обитателей усадьбы в хорошее настроение: из своих комнат спустился Максим Петрович! Спустился практически сам, лишь поддерживаемый под руку своей женой. Андрей, который со дня приезда проводил с ним очень много времени, заверил, что общество и короткие прогулки пойдут выздоравливающему Эйвазову только на пользу.

—  Вот только волнений вам пока стоит избегать, - сказал Андрей Максиму Петровичу, но взглядом в этот момент обводил почему-то остальных домочадцев.

—  Значит, политические газеты прячьте от меня подальше! – скрипуче рассмеялся на это Эйвазов, и все моментально подхватили его смех.

И даже после обеда, когда Максим Петрович устал и снова поднялся к себе, домочадцы все еще продолжали общаться довольно благодушно, и, так как дождь за окном делал прогулки невозможными, все оставались в гостиной.

 Madame Эйвазова наперебой с Людмилой Петровной донимали разговорами князя Орлова; иногда вставлял пару реплик и Вася, уже вернувшийся из своей поездки и читавший сейчас газету. Я тоже не решалась уйти, но больше молчала и пыталась сосредоточиться на сюжете книги, что взяла в библиотеке. Даже Ильицкий, хоть и явно боролся с желанием покинуть нашу теплую компанию, но только вышагивал с тоской на лице от одного окна к другому.

Хоть сколько-нибудь весело было, кажется, лишь Андрею и Натали, которые на пару играли в преферанс, так как все остальные отказались. Андрей выигрывал раз за разом, а Натали, кажется, уже не знала, куда прятать тузы и марьяжных королей из своей раздачи[1]. Почему-то она считала, что внимания мужчины можно добиться только грубо льстя ему и подыгрывая – никогда я этого не понимала.

В очередной раз собирая выигрыш, Андрей вдруг сказал:

—  Господа, а почему бы нам не поиграть во что-то всем вместе? В шарады или хоть фанты? Скука же смертная!

—  Предлагаю поиграть в «молчанку», - отозвался Ильицкий, глядя на залитое дождем окно. – Как вы на это смотрите, Лиза?

Эйвазова смутилась – ее наигранно веселый щебет с князем и впрямь звучал громче других голосов и, должно быть, порядком всех утомил. Неловкость снова сгладил Андрей:

—  Нет, друг мой, увольте, все в этом доме знают, что в «молчанке» у тебя нет конкурентов.

—  А давайте и правда поиграем в фанты? Сто лет не играла в фанты! – подхватила затею Натали. – Чур, я вожу!

Она живо подскочила, схватила зачем-то пустую вазу из шкафа и принялась обходить домочадцев. Те с некоторой неохотой, но все же подчинились.



Анастасия Логинова

Отредактировано: 27.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться