Усадьба

Размер шрифта: - +

Глава XXXII

Мне в эти дни казалось, что стоит мне взглянуть на Ильицкого, как я сразу пойму, имеет ли он какое-то отношение к убийству Лизаветы. Однако взгляд Евгения был настолько пустым, что и сейчас я не могла сказать ничего определенного. Скорее, еще больше запуталась. Одно было очевидно – известие о Лизавете привело его в это состояние. Значит, она ему небезразлична. Она ему настолько небезразлична, что, кажется, даже если сейчас Кошкин наденет на него наручники и отведет в камеру – его это не особенно взволнует.

Еще через мгновение его взгляд все-таки сфокусировался на моем лице, и он как будто даже меня узнал. Но тут же утомленно отвернулся и вышел мимо меня за дверь. Я же почти без сил опустилась в кресло, где только что сидел он.

—  Итак, Лидия Гавриловна, рассказывайте, - очень любезно и даже ласково заговорил Севастьянов. – Где вы прошлой ночью были, что видели, что слышали. Все рассказывайте.

Он сидел на широкой уютной софе в темном углу кабинета, наискось от меня, и, звеня ложечкой по стенкам фарфоровой чашки, помешивал чай. Напротив меня за столом находился урядник с неаккуратными обвисшими усами и, старательно скрипя пером, вписывал мои показания в документ – именно этот «писарь» уже выяснил у меня полное имя, происхождение, имена живых родственников и прочие формальности. За его спиной, прислонившись к стеллажу с книгами, стоял Кошкин, глядя на меня хмуро и серьезно.

Севастьянов же был сама любезность и обходительность.

Я первым делом чуть развернула свое кресло, чтобы не только Севастьянов имел удовольствие разглядывать меня, но и я его, а потом, тоже располагающе, но неискренне улыбаясь, ответила на вопрос:

—  Так случилось, что прошлой ночью я находилась в комнате горничной Дарьи и качала люльку с ее ребенком. Было половина двенадцатого, когда я – совершенно случайно, - выделила я голосом, - бросила взгляд за окно и увидела даму в белом плаще. Я думаю, это была Эйвазова.

—  Та-ак, - вкрадчиво кивнул Севастьянов, ничем не выдав, что услышал эту информацию впервые. – А почему вы решили, что это Эйвазова?

—  Потому что прежде я уже видела даму в таком же плаще, уходящую ночью в парк. И мне доводилось видеть ее лицо – это была именно она. Мои слова может подтвердить Наталья Максимовна.

Я уловила, как Севастьянов быстро переглянулся с Кошкиным – видимо, Натали действительно рассказала уже о наших ночных наблюдениях.

—  И что она делала, эта дама?

—  Она спустилась по ступеням веранды, постояла с минуту… а потом к ней подошел мужчина, которого она взяла под руку, и вместе с ним удалилась в парк.

— Та-ак… - Севастьянов не выдержал и порывисто, видимо от волнения, поднялся с софы. – Мужчину вы, должно быть, тоже узнали?

—  Нет, мужчину я не узнала, - расстроила я его. – Было очень темно, и лица я не разглядела. Он был заметно выше Эйвазовой, одет в распашной темный плащ – фасон я, к сожалению, не рассмотрела – и шляпу-«котелок»… кажется – насчет модели шляпы я тоже не вполне уверена. А в руках он держал трость.

Пока я договаривала, Севастьянов уже подошел достаточно близко ко мне, заложил руки в карманы, забыв обо всех своих заученных манерах, и с прищуром неотрывно смотрел мне в глаза.

—  Но мужчина тоже вышел из дома, так?

Я снова качнула головой:

—  Этого я не видела. Он появился откуда-то сбоку и достаточно неожиданно… возможно, тоже спустился с веранды, а возможно, просто повернул из-за угла.

Снова и снова я прокручивала в памяти тот эпизод, но так и не могла понять, откуда именно он появился: все мое внимание занимала тогда фигура Эйвазовой.

—  Так, говорите, это было в одиннадцать?

—  В половине двенадцатого, - поправила я, хотя наверняка Севастьянов ошибся нарочно, проверяя меня.

—  Ясненько… - Севастьянов вновь переглянулся с Кошкиным и, окончательно забывая о манерах, присел на край стола рядом со мной. – Лидия Гавриловна, а скажите-ка, какие у вас отношения сложились с Эйвазовыми и гостями дома? Были у вас с кем-то конфликты? Или, быть может, вам доводилось конфликты наблюдать?

—  Эйвазовы, как и их родственники и гости, замечательные люди – я нашла в их лице множество друзей, и у меня со всеми ровные и теплые дружеские отношения.

Кажется, я чуть переусердствовала с патокой и два раза употребила слова с корнями «друг». Будь в этой комнате Ильицкий, он непременно бы ухмыльнулся и вставил какой-нибудь едкий комментарий.

—  Да? – изумился в ответ Севастьянов, - а один… из свидетелей сказал, что у вас с господином Ильицким постоянно случались эти самые конфликты. Каждый день буквально.

Пристав смотрел на меня испытующе, но на губах играла все та же неискренняя улыбка. В ответ и я улыбнулась как можно безобиднее:

—  Так те конфликты были из-за политических убеждений, а разве знаете вы русскую семью, в которой не ссорились бы за столом из-за политики? Евгений Иванович замечательный человек, у него отличное чувство юмора, которое, правда, не все понимают…



Анастасия Логинова

Отредактировано: 27.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться