Ведьмовская триада

Размер шрифта: - +

Глава двадцать пятая. Психованная ревнивая истеричка

Демоны, если судить по мифам — это воины, готовые на все ради своих принципов и целей. У демонов есть три стадии превращения.

      Первая стадия: человеческий вид. Максимум, что может измениться в демоне в этой стадии — это рога, которые могут появиться внезапно, или же цвет глаз.

      Вторая стадия: частичное превращение. Тут у демона кроме рогов и цвета глаз могут появиться копыта, когти или же хвост.

      Третья стадия: полное превращение. Демон полностью видоизменяется, обращаясь «чудовищем» из сказок и мифов. То есть демон резко увеличивается в росте, становясь в два-три раза выше и сильнее. Так же цвет кожи тоже видоизменяется, лицо окрашивается черным либо красным. Также рога становятся массивней. У более взрослых демонов появляется шерсть.

Отрывок из книги «Демоны. Почему их не стоит вызывать».
 

***


      Глаза не открывались, я еле могла поднять голову с подушки.

      Такое чувство, что я вчера пила, а не дралась с собственной триадой. Голова словно была сделана из свинца. Губы, похоже, вообще слиплись, становясь одной сплошной линией. Я села на кровати и протерла лицо руками. В горле неистово саднило, а магия так и не вернулась. Я встала и чуть не упала на ковер, пытаясь добраться до ванной.

      С третьей попытки получилось.

      В зеркале я увидела некое привидение, а не себя. Впалые щеки, бледный вид, огромные синяки под глазами, абсолютно белые губы и звериная тоска во взгляде.

      Я повернула кран на себя и сполоснула лицо. Почистив зубы, я заплела волосы в хвост и начала одеваться. Хоть никуда выходить и не хотелось, мне надо было сходить за лекарствами, нормально поесть и вообще привести себя в божеский вид.

      Улица встретила теплой безветренной погодой и солнцем, которое скалилось с абсолютно синего неба.

      До ближайшей аптеки нужно было плестись около десяти минут. Закупившись лекарствами и едой, я вернулась в номер. Девушка за ресепшеном была другая.

      Как сводить синяк, не имея при себе магии? Не мазаться же мне постоянно тональным кремом, черт возьми. Телевизор не показывал ровным счетом ничего, и я вышла в магическую сеть.

      Афиши пестрели моими фотками, конкуренцию им составляла только обложка «Красной Искры». Я поморщилась и вчиталась в текст. Ищут меня. Полудурки.

      Горькое на вкус зелье принесло долгожданное облегчение. Голова перестала болеть, а синяк, щедро намазанный мазью, стал уменьшаться в размерах, что меня радовало.

      Солнце светило в окно, и я уже подумывала закрыть шторы. О том, что было вчера, я старалась не думать, просматривая очередное видео на Ютубе.

      Сейчас… Сейчас мне нужен отдых, нормальная еда и здоровый сон.

      А потом будь что будет.
 

***

      На третий день моего самовольного заточения я начала гнить от скуки. На улицу я старалась не выходить, питаясь едой, которую мне приносила горничная. Синяк практически прошел, лишь небольшое покраснение говорило о том, что со мной что-то было.

      Горло только сегодня успокоилось, перестав першить. Да и температура спала. Синяки тоже пропали, как и необычайно нездоровая бледность.

      Я буквально дышала здоровьем, мне хотелось позаниматься с лордом директором, отбить пару-тройку атак. Статьи из волшебной сети наводили на мысли о том, что я скучаю по учебе. Но возвращаться туда, где меня предали, я не собиралась. Пусть ищут, сколько хотят — вернусь тогда, когда посчитаю нужным. К концу дня я сдалась.

      Три кофты грели, как и нормальная обувь. Сумка с вещами неприятно оттягивала плечо, и я собиралась вернуться в Академию. И навсегда покончить с тем, что я называла своим счастливым настоящим.

      Небольшой телепортационный ключ, зажатый в руке, неприятно холодил руку без перчаток. Я все не решалась произнести заклятье и вернуться. На улице нестерпимо пахло помоями, маковыми булочками и корицей.

      Я глубоко вздохнула, сжала ключ в руке и сплошной скороговоркой выговорила заклятье.

      Очутилась я в сугробе перед административным корпусом. Натянув на лицо шарф, я бодрым шагом устремилась к главной двери, намереваясь переговорить с директором, который наверняка меня ищет. Винтовая лестница показалась сущим адом после холодной улицы и промозглого ветра. Конец февраля, как-никак. Три коротких стука и раздраженное «войдите». Я повернула ручку двери и жалко улыбнулась.

      В кабинете лорд директор был не один. Марк что-то яростно писал на листе, чуть ли не кромсая его своими когтями.

      — Ой, ну раз вы заняты, мне пора, — я попыталась выскользнуть за дверь, но та захлопнулась.

      Марк с каменным лицом сжег свое послание и повернулся ко мне. Я нахмурилась и стянула с плеча сумку.

      — Блудная адептка вернулась! — лорд директор прожег меня ненавидящим взглядом и расслабился.

      — В детстве тебя не пороли, я так понимаю? — я тут же поникла, вспоминая о том, что мне бы повторно хотелось забыть.

      — Мое детство — не ваша проблема, лорд директор, — я села в предложенное кресло и бездумно уставилась на огонь.

      — Это скоро станет моей проблемой, — Марк встал из кресла и прошелся по комнате, демонстрируя свое недовольство.

      — Катись в задницу, придурок, — я сложила руки на коленях и приняла благодушный вид. Лорд директор дописал записку и кинул ее в портал. Я даже догадывалась, кому он ее написал.

      — Итак, адептка Мор. Что это мы из себя истеричных барышень застроили-то, а? Ну, подумаешь, пососался некромант с другой, какие проблемы? Взяла, прикопнула соперницу под березой и все, нет проблемы, — я подняла ошарашенный взгляд на лорда директора, и тот мне оскалился, демонстрируя несколько внушительных клыков.

      — Зря я, все же, вернулась.

      — Ты знаешь, сколько человек тебя искало?! — Марк оперся руками в подлокотники моего кресла и навис надо мной.

      — Нет. И мне плевать, — я вымучено улыбнулась.

      И вот, когда напряжение настолько усилилось, что его можно было резать ножом, дверь чуть не слетела с петель под натиском Бажены и Насти. Последняя рыдала и выглядела, должна я признать, хуже меня.

      — Владислава! — Настя бухнулась ко мне на колени, обливая слезами еще и меня. Мне стало ее жаль.

      — Владислава Мор, мы думали, ты завершила жизнь самоубийством, — Бажена остановилась на пороге, сверля меня раздраженным взглядом.

      — О волшебство, сколько пафоса! — я бездумно начала поглаживать Настю по волосам, а та только завывала и старалась меня утопить в своих слезах. Стерва.

      — Заткнись, — Бажена села напротив огня и отвернулась от нас, погружаясь в свои мысли.

      — Обложка — подделка. Все это — проделки твоей сестры. Она хочет вывести вас из Игры, — моя рука всего на секунду дрогнула, но даже это Марк успел заметить.

      — Из Диких Игр? Сука, — я начала перебирать варианты того, что с ней могу сделать. В основном в голову приходили пытки.

      — Но против нее доказательств нет. Все делалось через третьи лица. Покушения на тебя — тоже ее рук дело. Самое страшное — мы не знаем, кто с ней заодно, — я кивнула. Волосы Анастасии на ощупь были настоящий шелк.

      — Требую доказательства того, что обложка — подделка. Как и статья, — мне протянули «Красную Искру». Страницы вещали о том, что их корреспондентка Анна впервые (о ужас!) ошиблась. Сейчас она уволена и на нее подан иск в Мировой Волшебный Суд. Я ухмыльнулась и бросила журнал на стол.

      Анастасия успокоилась, как и я. Лишь Бажена хранила мрачное молчание и недовольно зыркала на меня исподлобья.

      — Влада, ты же вернешься в квартиру? — я кивнула, и Настя зарыдала, видимо, от счастья. А я впервые задумалась о том, что я — психованная ревнивая истеричка.

      И взгляд Марка это только подтверждал.



Марьяна дю Плесси

#6437 в Фэнтези
#3544 в Любовные романы

В тексте есть: ведьмы, романтика

Отредактировано: 04.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги