Во сне или наяву

Размер шрифта: - +

Глава 29

Дамирус Волифер

После возвращения домой Риша очень изменилась. Замкнулась в себе, перестала улыбаться. Несколько раз я видел на ее лице следы слез. Начала избегать прикосновений, шарахаться ото всех. На все мои вопросы отнекивается и отводит взгляд. Такое поведение не на шутку меня встревожило. Я тщательно подбирал слова, разговаривая с ней, стараясь ни чем не обидеть, окружил заботой и вниманием, но кажется, ее это только тяготит. Каждый день она порывается отправиться в город, но я объявил, что у нее недельный отпуск, и Паракук сам справится.

К сожалению, себе я отпуск объявить не мог, поэтому приходилось каждый день отправляться во дворец и разбираться с последствиями сражения и наследием Дормора. С Мариной доверил оставаться только Гортезу. Ее хотел навестить принц, но я не пустил его. После того, что он там сказал, про то, что он лучше Мариной пожертвует, чем королевство сдаст, я смотреть на него не могу. Я умом все понимаю, он прав. Но если бы этот ультиматум поставили мне, я бы согласился. Только бы она жила.

Что же с ней происходит? Сама не расскажет, это я уже понял. Чуть что, сразу плачет, хоть и скрыть это от меня пытается.

Стук в дверь оторвал меня от размышлений.

- Да, войдите. – Кто это, Марина или Гортез?

- Д-дамир… - В спальню робко заглянула Риша. Я тут же поднялся ей навстречу, приглашая пройти к креслу у камина. На руках она несла Снежка. Что-то он совсем сдал. Шерсть потускнела, глаза мутные. Все силы, похоже, отдает хозяйке. – Дамир, у меня что-то со Снежком не то. Он заболел. Последние пару часов совсем ослаб и периодически его судороги дергают. Может он что-то не то съел?

Я принял из ее рук котенка и продиагностировал. Как я и думал магическое истощение. Он все свои силы отдает на эмоциональную поддержку хозяйки и не справляется – маленький еще. Нет, надо что-то с этим делать. Так не может продолжаться постоянно. Она уже неделю живет у меня, а ее эмоциональный фон лучше не становится.

Я подпитал котенка магией и положил на кровать, а сам присел на корточки перед моей девочкой. Взял ее ладошки в свои руки, посмотрел в лицо снизу вверх.

- Маленькая, что с тобой происходит? Что-то колдун с тобой сделал? – Марина дернулась, как от пощечины и отвернулась, часто задышав. Мое сердце сжалось, котенок на кровати жалобно мяукнул. – Ладно. Не хочешь говорить, не надо. Но. Эмоции. Маленькая, твои эмоции, твое душевное состояние убивает твоего защитника. Он еще маленький и не может справиться с ними.

Она повернула глаза полные слез, и в немом удивлении уставилась на меня.

- Дамир, усыпи меня без сновидений, пожалуйста. – Почти шепотом попросила она.

- Хорошо, Солнышко, пойдем.

Я проводил ее к ней в покои, подождал, пока она ляжет, и усыпил ее. Складочка меж бровей сразу расправилась, выражение глубокой скорби стерлось. Я вновь любовался моей милой Ришей.

Мне пришла мысль, как узнать, что с ней случилось. Но это неэтично, и обычно без согласия человека делать этого нельзя, но не в этом случае. Никаким другим способом я не смогу выяснить причину ее такого состояния.

Сажусь на край кровати, наклоняясь к лицу девушки, прикасаюсь к ней лбом, на виски кладу пальцы, и… погружаюсь в страшные мысли и переживания.

Это не мои ощущения, но меня начинает мутить, от того, что я чувствую и вижу. Ощущения, что я в грязи, в помоях, нечистотах, боязнь испачкать остальных, желание умереть... навязчивое желание очистить этот мир от своего грязного существования. Великий Бог! Что с ней сделал колдун? С трудом продираюсь через поток негативных эмоций и мыслей и вижу причину… после того, что я узнал, я не смог ни мгновения находиться рядом с Мариной. Я выскочил на мороз, подбежал к берегу озера и закричал, срываясь на рык.

Всю свою злость, бессилие, отчаяние, вину я пытался выплеснуть в этом крике. Не знаю, ка долго я кричал, но голос сорвался. Упав на колени, вытер лицо снегом. Пытаясь прийти в себя начал соображать, что с этим делать. Его смерть была недостаточно мучительной. Мне хотелось Дормора оживить и заново убить с особой жестокостью, и так несколько раз.

Вылечив связки, несколько раз глубоко вдохнул и медленно выдохнул. В комнату к девушке возвращался с уже принятым решением. Я уничтожу все воспоминания о том, что он с ней сделал, а так же мысли, что ее посещали после этого. Всю эту неделю она просто переживала стресс от похищения.

Марина

Проснулась в бодром настроении. Хандры и тоски как небывало. Странно, но я даже не могла вспомнить, по какой причине мне было так паршиво на душе. Сквозь занавески проникали озорные лучики зимнего солнца. Соскочила с кровати и потянулась, встав на носочки и подняв руки над головой, при этом издала довольно громкий звук, напоминающий крик сиплого петуха.

С кровати на меня с удивлением смотрел Снежок, живой и здоровый. Бедненький, это же надо было так зациклиться на похищении, что чуть котеночка своего не угробила. Я взяла его на руки и прижала к груди в порыве нежности. Тот недовольно мяукнул, и, устроившись удобнее, подставил голову для ласки. Нагладив котенка вдоволь, так что он тарахтел как трактор, а шерстка начала электризоваться, выпустила любимца на свободу.

Оделась, умылась, и побежала искать Дамира или Гортеза. Оба нашлись в лаборатории магистра.

- Привет! – помахала с порога. – Вы завтракали?

Мужчины враз повернулись ко мне и оба нежно улыбнулись. Как я их обожаю! Каждого по своему, но их двоих ближе нет в этом мире. Какая я счастливая! Улыбка сама ползет от уха до уха, а обратно не собирается.

Подбежала сначала к кентавру, крепко его обняла и поцеловала в щеку, а потом повернулась к Дамиру, и его тоже обняла, а поцеловала в губы. Он усадил меня к себе на колени и ласково спросил:

- Ну, как ты, Солнышко?

- Замечательно! Настроение супер! Ты мне, что, вчера мозги промыл? – Дамир нахмурился слегка, потупил виновато взор и кивнул. Я, не удержавшись, чмокнула его в нос. – Спасибо! А отката не будет, как от внушения? А то я больно веселая сегодня. Это нормально?



Марина Трефилова

Отредактировано: 23.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги