Воин Забвения. Гранитный чертог

Размер шрифта: - +

Глава 7

 

Костер уже потух, и осенний холодок начал заползать под одежду. Лес хранил предрассветную тишину, а прозрачный туман окутывал землю, пробираясь между деревьев белёсыми змеями. Едва ощутимо с запада веяло болотом. Млада проснулась давно, но ещё некоторое время лежала, глядя на тонкую струйку дыма, что поднималась над кострищем. Затем встала, поморщившись от пронзившей, кажется, всё тело боли, поворошила угли и разожгла огонь вновь.

Убедившись, что Рогл ещё спит, она отвернулась, расшнуровала нагрудник и спустила с раненого плеча рубаху. И тихо выругалась, поразившись тому, насколько плохо выглядела рана под повязкой. Вокруг неё расползалось синеватое пятно с чёрными прожилками, которые доходили уже до шеи, груди и лопатки. Кровь едва сочилась странно тёмная и вязкая, будто успевала свернуться ещё на исходе. Но это не было похоже на заражение. Тогда что? Стоило слегка надавить на кожу рядом с отметиной, как в голове вспыхнуло горячим, а в горле поднялась волна тошноты.

Млада прикрыла глаза, посидела, пытаясь унять боль, а затем снова присыпала рану теми же порошками и перевязала. Что бы это ни было, снадобья вряд ли помогут. Слишком паршиво смотрится. Лишь бы дотянуть до Ярова Дора, а там можно и помощи попросить.

Ещё раз взглянув на вельдчонка, Млада спустила штаны, чтобы осмотреть ранение на бедре. Кровь не текла. Вот только такое же тёмное пятно растеклось уже до колена. Неужто отравление? Тогда почему убивает так медленно? Обычно отравленное оружие рассчитано на скорое поражение врага, чтобы далеко не убёг. А тут… За прошедшую ночь стало хуже, но до смерти всё же далеко. Авось, и лекарю показаться доведётся, если протянуть ещё без малого седмицу в пути.

Млада, шипя от неприятного жжения, начисто перетянула тряпицей бедро.

— Ты ранена?

Она едва не вздрогнула и моментально натянула штаны обратно.

— Ты очень наблюдателен, – выдавила она, кинув в сторону Рогла уничтожающий взгляд.

Интересно, как долго он уже за ней подсматривает? Нажила себе новую заботу, будто других не было. Может, и стоило избавиться от него ещё ночью. Кто с уверенностью скажет, будет ли от вельдчонка толк по прибытии в город? Может, просто голову ей морочит. А вот и без того нерадостный путь до Кирията излишне любопытный мальчишка мог изрядно подпортить.

Тот же не выказал и доли смущения. Упираясь локтем в землю, он сел, устало покосился на верёвку, которой был привязан к молодой сосне.

— Отец, наверное, мигом бы тебя вылечил, – зевая, произнёс парень. – Однажды он рассказывал мне, что спасал людей от самых разных хворей. И ран.

– Он не очень-то похож на лекаря.

– Может, и врал, – согласился Рогл. – Сам я ни разу не видел, чтобы он лекарствовал. Обычно – наоборот.

Помолчали.

Млада рылась в дорожном мешке, выуживая оттуда свёртки с едой. Хлеб из одного пришлось выбросить: его тронула влага и плесень. Зато вяленая свинина пахла так же хорошо, как и в первый день. Рогл, сбегая из лагеря, понятное дело, даже вещей с собой не взял, что уж говорить о припасах. Только то, что было на нём, да оружие. А ведь собирался в путь, который будет длиться Боги ведают сколько. На что надеялся – кто знает. Даже Младу он мог и не найти, хотя чутьё у него, надо признать, недюжинное. Шёл за ней, как по дороге.

– Ты выживешь? – спросил вдруг мальчишка. Словно глиняный горшок о голову разбил.

Млада медленно подняла на него взгляд.

– А ты уже прикопать меня в овражке собрался?

– Нет! – испуганно вытаращил глаза Рогл. – Просто та рана на ноге… Плохо выглядит. И правда, надо бы лекаря какого.

— Ты, погляжу, умный такой, аж оторопь берёт! – ещё сильнее разозлилась Млада. —  Да и откуда тебе знать, с какими ранами живут, а с какими нет? Что ты успел повидать за свою жизнь? Смерть, страдания? Может быть, ты видел, как твоих родичей убивают на пороге собственного дома? Могу поспорить, самое страшное ранение, которое с тобой приключалось – это порез на подбородке, когда ты первый раз брился.

Рогл неосознанно дёрнулся, но связанными руками никак не смог бы дотянуться до тонкого шрама, который Млада заметила ещё накануне. Придав своему лицу невозмутимый вид, вельдчонок пожал плечами.

— Наверное, я повидал гораздо меньше, чем ты.

Ещё бы. Млада хмыкнула и снова погрузила руку в мешок.

– Вот, значит, и не лезь не в своё дело. Хоть я и ранена, а быстро тебя нагоню, коли дашь стрекача. Уж поверь. Не ногами, так ножом.

Рогл сглотнул. И слова больше не сказал всё то время, пока они утренничали.

Глядя, как дымит забрасываемый землёй костёр, Млада решила, что сегодня развяжет мальчишке руки. Так они будут двигаться гораздо быстрее. А время сейчас значило для неё очень много. Чувствовала она, как разъедает её изнутри что-то нехорошее, тёмное. И ощущение это со вчерашнего дня только усилилось.

Рогл внезапному освобождению, кажется, больше удивился, чем обрадовался. Даже недоверчиво проводил взглядом верёвку, которая мгновение назад стягивала его запястья. И его благоразумия хватило на то, чтобы дальше тоже идти молча.



Счастная Елена

Отредактировано: 04.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги