Волк-беглец

Размер шрифта: - +

Глава 8

Ранним утром в доме Аники зазвонил дверной звонок. Кто-то надоедливо давил на кнопку без устали. Таннари слышал, что Аника не спешит спускаться, да и на втором этаже звонок не так слышно. Не выдержав со своим чувствительным слухом, он подскочил с дивана и пошел к двери. Резко распахнув дверь, он увидел невысокого худого парня.

- Чего надо? – сердито спросил он с рычанием, прожигая взглядом утреннего визитера, поднявшего шум.

Парень с раскрытым ртом испуганно уставился на хмурого Таннари, одетого в одни штаны и с растрепанными волосами, но тот терпеливо ждал, пока он соберется с мыслями. У него на лице четко читалось, что такой встречи он не ожидал: вместо рыжей девушки встретит высокого парня в спортивных штанах и босиком.

- Простите, - запнувшись, проговорил парень, глядя на оборотня снизу вверх. – Аника здесь проживает?

Таннари смерил его мрачным взглядом с головы до ног. Хотел ему что-то ответить, но не успел.

- Здесь! – услышал он за спиной ответ.

Обернувшись, Таннари увидел бегущую по коридору в халате Анику. Она уже спускала по лестнице, когда услышала, что ищут ее.

- Я здесь, - повторила девушка. – Кто там?

- Тут какой-то чувак, - ответил ей Таннари, полуобернувшись, - решил сломать тебе звонок.

Оборотень, заняв оборонительную позицию, загораживал собой дверной проем, подобно сторожевому псу, мешая разглядеть, кто пришел, будто пришедший мог представлять собой угрозу для обитателей дома. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять его готовность атаковать в случае чего.

Аника спешно подошла к нему и заглянула в двери через руку Таннари, которой он оперся об косяк, преграждая доступ в дом. И увидела парня в голубых джинсах, белой футболке и зеленой ветровке. Утро было прохладным после дождей, прошедших на днях.

- Адам? – удивленно произнесла Аника.

- Привет, - парень на крыльце робко помахал рукой девушке.

- Что-то случилось? – спросила она взволновано.

- Нет, - мотнул головой Адам. – Извини, но я, кажется, не вовремя пришел.

Он бросил смущенный взгляд на Таннари, все также стоявшего в дверях. Девушка заметила это и поняла о чем он подумал. Аника выразительно покосилась на своего квартиранта, надеясь, что он поймет значение этого взгляда

- О, это мой племянник, - быстро сказала она, отталкивая Таннари от дверей, - троюродный. Гостит у меня.

Таннари с интересом посмотрел на Анику, потом на пришедшего парня. То, как гость смотрел на него, ему совсем не понравилось. Необъяснимо почему, но он увидел в нем какую-то угрозу. Может, это было вызвано тем, что он стал первым человеком, наведавшимся к девушке. Или волк воспринял этот визит, как вторжение на свою территорию, которой на этот момент являлся дом девушки. Определить, что так пришлось не по нраву, он сам не мог. Все чувства и эмоции были растревожены и чрезмерно обострены.

Аника взглядом указала ему на коридор позади него, но оборотень не спешил уходить. Девушка нахмурилась еще больше и прокашлялась, давая понять, что он здесь лишний. Даже захотелось дать команду «место», как непослушной собаке. И он, наконец, нехотя отступил и пошел обратно в гостиную.

- Нужна будет помощь – зови, - сказал Таннари, удаляясь.

- Проходи, - она махнула Адаму.

Он вошел в кухню, робко улыбаясь.

- Прошу прощения, если побеспокоил, - опять извинился он.

- Ничего страшного, - мягко улыбнулась Аника. - Я еще спала. Но ничего, все равно нужно было вставать. Чего ты ко мне заявился так рано?

- Миссис Фанберри позвонила мне утром и велела, чтобы я прибыл как можно раньше, и тебя прихватил, - пояснил Адам. – Ты же помнишь, что сегодня показ.

- Да, конечно, - кивнула Аника. – А что там случилось?

- Я не знаю, - пожал плечами парень. – Но она сказала, чтобы и ты приехала, как можно раньше. Я на машине, так что предлагаю поехать со мной.

- Хорошо, - кивнула Аника. – Подождешь в машине, я быстро оденусь и прибегу.

- Конечно, - улыбнулся Адам, - я подожду.

Она проводила Адама и закрыла двери. Походя, на обратном пути, заглянула в гостиную.

- Какого черта ты пошел к двери? – с недовольством спросила она Таннари, лежавшего на диване и смотревшего телевизор. – Теперь на работе про меня пойдут сплетни.

- Скажи спасибо, что я ему в глаз не дал, - сердито проворчал Таннари. – Кто его учил с самого утра так трезвонить? А ты даже не пыталась побыстрее спуститься, вот и не выдержал, так как слух у меня довольно чуткий. А я, как ты сама знаешь, последнее время довольно раздражительный.

Аника вскинула руку и хотела сказать еще что-то, но передумала. Сжала кулак и погрозила им оборотню. Спорить с ним все равно было бесполезно, как всегда, переключил все в свою пользу. Он даже на нее не обратил внимание, продолжая смотреть телевизор.

Поспешно собравшись, она по дороге снова заглянула в гостиную.

- Смотри, будь доброжелательным волчарой, - бросила она квартиранту, уходя.

- Если никто не будет дразнить, - невесело ответил Таннари, повернув к ней голову и встретившись взглядом.

Девушка заметила в нем неприкрытую тоску. Парень явно скучал по дому. И сложившаяся ситуация, в которой приходилось подчиняться несносным для него условиям, была ему в тягость.

- Я буду поздно, - сообщила Аника. – Так что не жди.

Она помахала ему рукой и выбежала к ожидавшей ее машине. Таннари, поднявшись, наблюдал за ней через окно, проводя взглядом.

Мир людей ему был чужд. Он практически не сталкивался с ним, общаясь лишь время от времени с богатыми и влиятельными людьми из круга знакомств отца, которые в угоду себе жертвовали другими, не задумываясь. Его же время набираться опыта среди людей еще не пришло. По большей части его окружали только оборотни низших рангов, выполнявшие любые пожелания. Даже члены других кланов не смели перечить, если ему что-то вздумается. Статус наследника клана давал много преимуществ перед представителями своего вида. Обитая в определенном окружении и не задумываясь не о чем, Таннари растерялся, оказавшись на улице в человеческом мире среди простых людей. Не знал куда бежать и где прятаться от своих преследователей, в результате чего попался в их ловушку.

Для волков человеческое общество выглядело варварским, притворным, продажным, жаждущим наживы и стремлением уничтожать мир вокруг себя и все, что не схоже с людьми. Тогда как волчье общество отличалось чистотой эмоций и чувств, где ненависть была нескрываема, дружба неразрушима, любовь бесконечна, а преданность бессрочна. Но необходимость выживать среди людей заставляла вести скрытый образ жизни, что не мешало оставаться верными своим принципам.

Имея некоторый опыт общения с человеческими девушками, Таннари знал, какое впечатление производит на них, и думал, что и его освободительница воспримет также, несмотря на то, что он оборотень. Да не так сталось, как предполагалось. Еще не зная, кто он, стала гнать прочь, не желая слушать, просто приняв за сумасшедшего. Узнав правду, девушка была изумлена. Он чувствовал, что она сомневается в его словах, но при этом пытается скрыть свой естественный страх, и ее старания выглядеть бесстрашной и сильной вызывали улыбку. Ни один человек не сравнится в силе с оборотнем, даже самым слабым. А она то ли не верила до конца, то ли действительно была безрассудно храброй, угрожая ему шваброй.

Мысли об этой маленькой рыжеволосой девушке отзывались приятными ощущениями. Её поведение совершенно не сходилось с теми представлениями о людях, которые у него были, и с каждым днем общения это всё больше подтверждалось. Вначале знакомства он отнесся к ней слишком высокомерно, думая, что она как и все люди, падкая на деньги и возможность поживиться. Тогда как она относилась к нему со всей своей мягкостью и добротой, стойко вынося все его выходки. А ведь могла просто прогнать прочь, и он медленно свихнулся бы в звероформе, блуждая по улицам города. Из-за связующего заклинания его возможности были ограничены, делая из него практически обыкновенного зверя. Но и этого было достаточно, чтобы напугать человека, а эта девушка не испугалась и подошла к нему в том лесопарке, исполненная сострадания.

Увидев ее в тот момент, он несказанно обрадовался, хотя мимо проходило много людей, но только она выказала интерес к нему. Пришлось принять самый жалостливый вид, чтобы склонить девушку к помощи и не напугать. Избавившись от аркана, хотел уже бежать прочь, но, осознав, что не может трансформироваться в человека, решил проследовать за ней.

Ее заявление, что она станет помогать только из жалости, натолкнуло на мысль, что стоит действовать в этом направлении. С самым кротким и покорным видом он настойчиво преследовал ее, добиваясь благосклонности и содействия. И она, наконец, сдалась и согласилась помочь. Иногда до ужаса раздражало, что приходится так унижаться перед человеком, но другого выхода не оставалось. Таннари готов был пообещать ей любые богатства, лишь бы она помогала.

При обращении в человеческий облик, часть сил возвращалась, но этого было недостаточно, чтобы справиться с испорченным заклинанием. Оставалось надеяться на помощь человеческой девушки, к которой проникся дружественными чувствами.

Изо дня в день он дожидался ее возвращения, когда она уходила утром, переживая, чтобы не попалась в лапы его преследователям. Возникли опасения, что они все же могут навредить ей. За столь короткое время он уже свыкся с тем, что она рядом. Ее нытье по поводу зверского аппетита веселило, хотя он и сам иной раз задумывался над этим, но особо не переживал. Все-таки он был хищником и ничего странного в этом не видел. Мысль о том, что придется расстаться и позабыть, печалила. Хотелось, чтобы они все же остались друзьями. Он чувствовал, что она не могла долго злиться на него и его странности. Но уж лучше пусть злилась бы, чем боялась. Ее отношение к нему стало по-настоящему волновать, заставляя подчиняться всем ее требованиям, лишь бы не пугалась.

В какой-то мере он чувствовал себя спокойно при отсутствии раздражающих факторов. Но почему-то приход того парня вызвал у него непонятное раздражение. То ли из-за звонка, резко разбудившего его, то ли сам факт его появления. Нестабильность его состояния могла вызывать эмоциональные всплески. Он согласился с Аникой, что не стоило ему подходить к дверям, так как мог навредить парню, посчитав его угрозой для себя. К девушке он уже привык, а другие люди могут спровоцировать его.
Постаравшись забыть об утреннем визитере, он задремал под шум телевизора.

Вернулась Аника домой поздно. На часах было без четверти двенадцать. Зайдя в дом, она включила свет и встретила Таннари, стоящего в дверях кухни.

- Привет, - махнула она ему, подходя на кухню и ставя небольшой пакет на стол. – Думала ты уже спишь.

- Решил дождаться тебя, - сказал он, подходя к ней. – Мало ли что. На показах мод присутствует много народу из разных слоев общества. Переживал, чтобы ты не попалась на глаза кому не надо.

Аника подняла на него удивленный взгляд.

- Ты меня пугаешь с каждым разом все больше, - сказала она, отступая от него на шаг. – Это кому я должна была там попасться?

- Сказал же, что там разный народ бывает, не так ли? – Аника кивнула. – А значит кто-то из наших мог присутствовать на показе.

- Черт, - выругалась Аника. – Что же ты раньше не сказал? Я бы не осталась там. Я только из корпоративной солидарности туда хожу.

- Но раз ты вернулась как ни в чем не бывало, - проговорил Таннари, указывая на нее рукой, - значит все в порядке. Думаю, что там слишком много людей и резких запахов, чтобы учуять тебя, даже если кто-то там присутствовал из оборотней.

- Всё, - отмахнулась Аника, - никуда я больше не хожу, пока не избавлюсь от тебя. А то чувствую, что не сохраню свою шкуру целой. Теперь мне оборотни на каждом шагу будут мерещиться.

- Извини, что усложняю тебе жизнь, - виновато улыбнулся Таннари, опираясь на спинку стула.

- Да, - кивнула Аника, - усложняешь. Очень усложняешь. Кстати, чтобы облегчить себе жизнь, пришлось упросить официантов поделиться со мной фуршетом.

Она раскрыла пакет и достала несколько свертков. Развернула их и предложила Таннари различные блюда. Он устроился за столом и попросил включить чайник. Включив, Аника села за стол напротив него и тоже принялась за еду.

- И как все прошло? – поинтересовался он, жуя.

- Отлично, - восхищенно ответила Аника. – Клиенты, как всегда, были довольны нашими декорациями, а мы - их показом. Было множество народа: светские сливки, богачи, репортеры, фотографы. Я держалась в сторонке, - уточнила она. - Потом в конце было фаер-шоу и фуршет.

Она указала на еду из пакета.

- Здорово. Фаер-шоу - это круто, - отстраненно отозвался Таннари. – А ты как добралась?

- Меня Адам подвез, - ответила Аника.

- Тот чувак, что поднял утром шум, - уточнил Таннари с неприязнью, бросив на нее короткий взгляд. – Ты же говорила, что у тебя нет бой-френда.

Аника уловила в его голосе недружелюбные нотки, чем была удивлена. Подозрительным было, что уже в который раз он осведомляется о существовании у нее парня. Неужто боится, что она будет тратить время еще на кого-либо кроме него? Глупо было бы с ее стороны пытаться заводить кого-то, пока в доме обитает такая агрессивная зверюга. Ведь он воспринимает ее и дом, как свою собственность. Друзей страшно пригласить в гости: вдруг нападёт. Уже не раз она придумывала различные отмазки, чтобы отказывать всем, кто напрашивался к ней.

- Он мне не бой-френд, - засмеялась девушка. – Мы работаем вместе.

- Угу, - промычал оборотень, прожевывая.

- Вообще-то, он нестандартной ориентации, - тихо сказала Аника, будто кто-то еще мог их услышать.

Открыв правду о своем коллеге, она понадеялась успокоить его, что на ее внимание никто не претендует.

- Проклятье! - чертыхнулся Таннари и дернулся, словно его обрызгали кипятком. – То-то мне не понравилось, как он на меня смотрел. И его запах… Я мало общался с людьми и многим запахам просто не могу дать определение. Но теперь буду знать.

Аника рассмеялась еще больше, увидев изумленное выражение его лица. Такой реакции она не ожидала.

- Это тебя так обеспокоило? – спросила Аника.

- Нет. Но лучше ему сюда больше не приходить, - заявил он, - пока я здесь. Ничего личного, но я за себя не ручаюсь.

Таннари опустил голову, разглядывая свою чашку.

- Он и так не придет, - продолжая смеяться, сказала Аника. – Его не убедили мои слова, что ты мой племянник. И он думает, что ты мой парень.

- Пусть думает, что хочет, - проворчал Таннари, - лишь бы не приходил. Учитывая ту сферу, в которой ты работаешь, неудивительно, что ты общаешься с такими людьми.

- Среди оборотней такого не бывает? – осмелилась поинтересоваться Аника с улыбкой.

Таннари поднял на нее оскорбленный взгляд.

- Этого нам только и не хватает, - фыркнул парень. – Нас и так мало. Оборотни выбирают пару раз и навсегда. Если бы мы были так просты, как люди, то нас было бы также много. Я свою пару не выбирал, мне ее навязывают. Это хуже всего. Связанные брачным ритуалом, мы больше не сможем ни с кем иметь потомства, кроме как с супругом.

- О, как у вас все серьезно, - восхищено проговорила Аника.

- А я с Шадрин не хочу иметь ничего общего, не то что потомства, - прорычал Таннари, вызвав неприятные для себя воспоминания.

- Сочувствую, - вздохнула Аника, погасив веселье. – Показ прошел, и я могу теперь уделить время твоей проблеме. Постараюсь выпросить выходной, чтобы сходить к твоему отцу.

- Спасибо, - кивнул Таннари. – Извини, что усложняю тебе жизнь.

- Та чё там, - отмахнулась Аника, - я сама себе ее усложнила, когда решилась отвязать тебя, там у дерева.

Они обменялись понимающими взглядами, что по воле злой судьбы оказались связанными невидимыми цепями.

- Можно нескромный вопрос? – вдруг спросила Аника, после небольшой паузы.

Воспользовавшись непринужденной и дружественной обстановкой, она решила удовлетворить свое любопытство.

- Можно, - с долей смущения ответил оборотень. И весело добавил: – Только за скромность ответа ответственности не несу.

- Почему ты раздеваешься, когда превращаешься в волка? – быстро спросила она, чтобы не потерять решительность задать интересующий её вопрос.

- А тебе хотелось бы увидеть волка в футболке и штанах? – с улыбкой спросил Таннари.

Аника смущенно опустила взгляд, отчасти сожалея, что осмелилась такое спрашивать, но уж любопытство было слишком сильно.

- Просто интересно, - тихо проговорила она, выбирая печенье из вазочки, чтобы не смотреть на него.

- А если серьезно, - ответил парень, - то параметры звериной и человеческой формы не совпадают. После трансформации одежда на волке может просто порваться или повредиться когтями. Поэтому благоразумнее избавляться от нее перед сменой формы, если ничего не мешает. К тому же, вряд ли мне удастся уговорить тебя на покупку комплекта новой одежды.

- Ну, теперь все понятно, - с улыбкой ответила девушка.

И они продолжили пить чай.
 



Ирен Нерри

Отредактировано: 13.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги