Волк-беглец

Размер шрифта: - +

Глава 14

Придя домой, едва Аника открыла двери, волк влетел в дом и умчался в гостиную. Аника, тяжело вздохнув, заперла двери и включила электрочайник. После напряженной погони хотелось забыться и расслабиться. Стоило опять принять успокоительное, потому что она была весьма близка к тому, чтобы быть пойманной монстрами, что не добавляло крепости нервам. Если бы волк не подоспел и не укусил того преследователя, он схватил бы ее.

- Какой ужас! – услышала она возмущенный вой вперемешку с рычанием из гостиной.

Когда Таннари появился в кухне, Аника вопросительно посмотрела на него. Вид у него был страдальческий, при этом он держал руки вытянутыми перед собой, не смея приблизить.

- Этот запах мертвого убьет, - пояснил Таннари. – Как люди могут таким пользоваться?

Он чихнул несколько раз.

- Я уже извинилась, - повторила Аника, - но другого способа спрятать наши запахи я не видела. Прими душ, может, меньше раздражать будет.

- Я не обижаюсь, - Таннари приветливо улыбнулся. – Пожалуй, таки пойду это смою, иначе лишусь нюха.

Таннари отправился в душ, Аника тем временем заварила себе чай. А пока он настаивался, сходила переодеться, чтобы тоже избавиться от запаха парфюма, столь резко витавшего вокруг них обоих. Заодно проглотила пару таблеток успокоительного, чтобы не впадать в истерику, как прошлый раз. Забросила в шкаф рюкзак, в котором остались лежать ошейник, поводок и намордник. Одевшись в домашние штаны и рубашку, она спустилась вниз. Взяв заварившийся чай, уселась за стол и постаралась успокоиться.

Она посмотрела на Таннари, вернувшего из душа, и заметила, что у него опять волосы торчали, как волчьи ушки.

- У тебя опять, - она указала на голову, - ушки.

Таннари попытался разгладить их, но насмешливый взгляд девушки сказал ему, что это бесполезно. Тогда он растрепал волосы, как можно сильнее.

- А, черт с ними, - отмахнулся он.

Похоже, он совершенно забыл, что она напялила на него ошейник с намордником, и все что волновало его - невыносимый запах. Это порадовало, не пришлось оправдываться за них.

- Поверить не могу, что они следили и за Тасмин, - пожаловался он.

- А ты надеялся, что они только за домом да отцом будут смотреть? - хмыкнула Аника, смотря на него из-за чашки. – Она же твоя сестра. Несложно догадаться, что ты надумаешь обратиться к ней. Она старше тебя?

Таннари сделал себе чай и присоединился к девушке.

- Да, - ответил он, садясь за стол напротив нее. – На пять лет.

- И ты не знал, чем она занимается и где бывает? – удивленно спросила девушка.

- Я знаю, чем она занимается, - оскорбленно ответил Таннари. – Это ее торговый центр. Она его владелица. Но я никогда там не был, только рядом с ним. Я шопингом не страдаю.

- Она владелица? – удивилась Аника. – А ты чем занимался? Небось, гонками владеешь, – попробовала она угадать.

- Я ничем не владею, - неохотно признался парень. – Пока.

- Ха, так все-таки у тебя ничего нет, злыдень, - усмехнулась Аника.

- У меня все есть, - возмутился оскорбленный Таннари. – Все, что принадлежит клану - мое, но пока жив отец, он всем владеет. Я же получаю все, что захочу. Остальное мне пока ни к чему. И что за злыдень?

- О, так тебе придется ждать, пока наследство получишь, - хмыкнула Аника, и пояснила: – Злыдень – это очень бедный нищий, которого преследуют одни несчастья. Никого не напоминает?

Колкие замечания девушки задели его самолюбие.

- Насмехаешься, человек, - Таннари произнес это с тихим рычанием. - Тебе сложно понять порядки нашего общества. Так что бесполезно что-либо объяснять тебе. Я уважаю своего отца. Он никогда ни в чем не притеснял меня. Он даже мог бы заставить меня смириться с этой женитьбой. Но не стал этого делать, зная, что я против.

- Хороша семейка, - вздохнула девушка, чувствуя, что не стоит больше цеплять эту тему. – А мне-то что с того? Эти ребята уже второй раз натыкаются на меня. Рано или поздно они вычислят меня.

- Хм, после этой парфюмерной гадости, - скривился Таннари, - это будет не просто.

Он принюхался к руке, и брезгливо потер об ногу.

- Фу, - отфыркивался оборотень, - эту мерзость еще попробуй отмой.

- Со временем выветрится, - усмехнулась Аника.

Он опять чихнул.
- Будь здоров, - с улыбкой сказала Аника. – Но все же тебе лучше подумать о том, как бы освободить мое жилище. Твоя сестра попробует тебе помочь, а я бессильна.

Она в который раз пыталась намекнуть ему, что следует убраться из ее дома. Но он, похоже, игнорировал эти намеки.

- Ты выгоняешь меня? – с жалобным видом спросил Таннари. – Опять?

Такого поворота в ее решениях он не ожидал, после всего пережитого вместе. Ему казалось, что их общение стало на порядок доверительнее и восприимчивее, и она готова идти с ним до победного конца.

- Извини, но тебе не кажется, что ты загостился у меня? – зло намекнула Аника. – Ты все больше начинаешь втягивать меня в свои оборотневские разборки, а я не желаю пострадать в них. Они едва не схватили меня.

- Но я все еще не нашел способ освободиться, - напомнил Таннари. – Нужно попробовать еще раз связаться с Тасмин. Только ты можешь уже сама к ней сходить, чтобы я не привлекал внимание. Дорогу ты теперь знаешь.

- А где гарантия, что они не набросятся на меня одну? – спросила Аника, поднимаясь из-за стола. – Они же следят за ней. И они видели меня и теперь знают в лицо, да и по запаху, или как оно у вас там.

- Даже если и пристанут, - возразил оборотень, - ты можешь сказать, что я убежал от тебя после этой погони.

- Вряд ли они поверят, - усомнилась Аника. – Особенно после всех этих приключений. Я в открытую выступила против них, боюсь, это они мне не простят. Особенно ту пачку порошка.

Аника невольно улыбнулась, вспоминая, как отважно отмахалась от погони стиральным порошком.

- Ладно, тогда я опять пойду с тобой, - кивнул Таннари, подмигнув ей, – можно взять с собой пару пачек порошка. У нас хорошо получается убегать от них. Я же не позволил им схватить тебя.

Аника с равнодушным видом отнесла чашку в мойку и пополоскала под струей воды. Может, волчаре и было весело от всего этого, а вот она видела только угрозу для себя. Все это дело принимало все более серьезные обороты, угрожая подмять ее, как рядовую жертву.

- А может, ты действительно убежал бы? – с намеком спросила она, не смотря на него.

- Таки хочешь выставить меня, - прищурившись, проговорил парень. – Но это не решение. Я все равно не уйду.

Девушка повернулась к нему, глядя вопросительно.

- Тогда, может, мне уйти? – поинтересовалась Аника, проходя через кухню к входной двери. – А ты можешь пожить тут, решать свои проблемы и прочее. А мне потом сообщишь как-нибудь, что все закончилось.

Последствия всей этой истории ее пугали не на шутку. Им второй раз посчастливилось уйти из лап преследователей. Третьего шанса, наверняка, Вселенная не даст. Стоило прислушаться к интуиции и спасаться, хотя бы бегством. За эти недели, что он жил в доме, ее жизнь превратилась в безумный ужастик. То все тихо, спокойно, то кто-то выскакивает из-за угла и начинает за ней гоняться. Она была на грани того, чтобы плюнуть на все, перестать бояться и послать всё к черту.

Аника хотела открыть дверь, но оборотень в мгновении ока оказался рядом с ней. Она даже не успела заметить, как он поднимался из-за стола. Придавив рукой дверь, не позволяя девушке открыть, он навис над ней с тихим рычанием. Аника от неожиданности чуть присела и отступила к стенке позади нее, так как Таннари перегородил ей дорогу, зажимая в угол. В какой-то миг ей показалось, что он опять начинает звереть, теряя контроль.

- Я говорил тебе - не пытайся бежать от меня, - проговорил тихо Таннари с едва уловимым рычанием.

Девушку стала охватывать паника. За сегодняшний день она достаточно пережила и хотелось спрятаться куда-нибудь, где ее никто не нашел бы: ни оборотни, ни парни, ни люди. Но он, видимо, с этим считаться не собирался.

- Я ничем не могу тебе помочь, - хрипло ответила Аника. – Выкручивайся сам.

- Скажи, ты действительно хочешь, чтобы я до конца дней пробегал на четырех лапах? – тихо спросил он с грустью. – Или попал на живодерню, как они сказали? Или превратился в безмозглое животное, опасное для окружающих?

Аника подняла на него глаза и встретилась с его голубыми, полными печали.

- Что же ты молчишь? – допытывался он, склонив голову набок.

Аника не знала, что ему ответить, молчаливо глядя на него. В его голубых глазах блеснули искорки, пока он разглядывал ее. Аника только сейчас рассмотрела, какие густые и длинные у него ресницы, придававшие выразительности и без того пленительным глазам хищника. Хотелось оттолкнуть его подальше, чтобы не околдовывал своим завораживающим взглядом, но не находила сил.

- Нет, - выдохнула она, в надежде, что он отстанет.

Таннари поднес руку к ней, Аника замерла, прикрыв глаза, страшась его гнева. Но почувствовала, как он нежно погладил ее по щеке, дальше пальцы скользнули по шее к плечу. От его прикосновений по коже пробежал мороз, обостряя ощущения. Каждый нерв пронзило зарядом, исходящим от него. Девушка вздрогнула и резко вдохнула. Снова открыв глаза, она увидала, как он взял прядь ее волос и пропустил между пальцами.

- Опять будешь грызть? – спросила она обреченно.

И повернула голову в сторону, нарочно открывая ему свою беззащитную шею.

Разглядывая ее, оборотень боролся с разрывавшими его противоречиями. С одной стороны его звериная сущность делилась с ним приятными ощущениями от контакта с человеком, отчего хотелось самому удостовериться в этом. Прежде он практически не притрагивался к ней. А с другой - ему не положено было общаться с людьми более, чем того требовали обстоятельства. Но он уже раз соприкоснулся с ней ближе, чем следовало, и не оставляло желание повторить этот контакт. Слишком ярко он помнил ее вкус и желал ощутить его снова. Было бы проще, будь он обычным рядовым волком, а не наследником своего рода. Никто не одобрит его связь с человеком, чтобы к этому не привело.

Как наследник, он обязан был придерживаться волчьих правил и обычаев. Но какая ему сейчас разница, что про него скажут другие, не их же преследуют. Им нет до этого дела. А она рядом, помогает, и его так безудержно тянет к ней. Рядом никого нет, и никто не видит его. И к черту, все правила и законы, загнавшие его в эту ловушку. Отбросив все сомнения, он поддался соблазну, узнать все ощущения от близости с ней.

- Нет, - с улыбкой ответил Таннари.

Девушка и опомниться не успела, как он уже целовал ее, удерживая за шею, чтобы не отвернулась. А сопротивляться не смогла, так как безумно влюбилась, вопреки всему, и безвольно поддалась вспыхнувшему страстному порыву, потянувшись навстречу.

Его вторая рука обхватила ее за талию и привлекла к себе. Ощутив холодность ее тела, как после прогулки под дождем, захотелось немедленно согреть. Возможно, причиной такого озноба был страх, но сейчас уже было все равно. Она оказалась захвачена им и прижата к его телу, которое оказалось горячее человеческого, подобно телу волка. Аника почувствовала себя, словно в объятьях живого металла – сильного, твердого и теплого. Под мягкой кожей перекатывались стальные мышцы, скрывавшие нечеловеческую силу. Девушка в ответ обхватила его за шею, полностью отдаваясь его власти. Подогрело азарт то, что она не сопротивлялась и не оттолкнула. Значит, питала к нему не меньший интерес, несмотря на испуг в прошлый раз.

Таннари нежно сжимал ее в своих руках, боясь напугать, такую мягкую и податливую, непохожую на волчиц. Он чувствовал биение ее сердца и пульсацию крови в венах, взволнованное дыхание, хрупкость и уязвимость тела, что вызывало желание защищать и оберегать. Все это время она была рядом - домашняя и заботливая. Волк не ошибся, стремясь к ней, и он поддался его влечению. Ее запах стал для него родным и близким, привлекая стать еще ближе. И на вкус она такая неповторимая, еще вкуснее, чем в первый раз. Уже не чувствовалось привкуса страха, только нескрываемая страсть. Желая сделать полностью своей, он легко подхватил ее, задыхающуюся от его поцелуя, на руки и понес в гостиную. Если бы она пожелала вырваться в этот момент, он бы ни за что не выпустил. Звериное «я» твердило, что это его добыча и отпускать он ее не собирается. Но она смирно покорилась ему, не отрываясь от поцелуев. Уложив на диван, он продолжил целовать.

Аника лишилась всяких сил на сопротивление его нежностям. Она снова учуяла его нечеловеческий запах, сводивший ее с ума. От него ей хотелось попробовать его на вкус, отчего впивалась страстными поцелуями в ответ, совершенно забыв о его звериной натуре. Думала лишь о том, чтобы он не остановливался, сжимала его шею изо всех сил, опасаясь, что исчезнет. Его крепкие руки, пробравшись под рубашку, осторожно исследовали ее тело, будто она была из хрупкого стекла. И целовал он теперь бережно, не дотрагиваясь до нее клыками. А она, проникая в его рот языком, намеренно касалась их, стремясь ощутить их остроту. Ему пришлось силой отцепить ее руку с шеи, чтобы получить доступ к пуговицам рубашки. Когда он переключился с поцелуями на шею, она смогла хорошо вдохнуть недостающий воздух.

- Что ты делаешь? – спросила Аника дрожащим голосом, прибывая, словно в дурмане от его ласк, но все же смогла заставить себя заговорить.

Осколки разума кричали в ней, что это неправильно. Что она не может быть с ним. Как бы красив и мил не был, он оставался совершенно чуждым существом, с которым у нее не должно быть ничего общего. Он сам постоянно напоминал, что люди для него - низшие существа. И с самого начала предлагал забыть о нем, когда они расстанутся. Происходящее нужно остановить, пока не зашло слишком далеко, чтобы потом не мучаться болью сожалений. Но как же это было тяжело, когда он с такой нежностью прикасался к ней, а его мускулистое тело властно придавило ее, цепляющуюся за него, словно за спасательный круг. И с каждой минутой силы на сопротивление таяли все быстрее.

Таннари, расстегнув рубашку, целовал ее шею, плечо.

- Целую тебя, - ответил он, не отрываясь от поцелуев.

- Целуешь человеческую особь? – с обидой спросила девушка.

- Ну, я же тоже человек. Когда не на четырех лапах, - проворчал оборотень, продолжая целовать.

Она казалась ему такой сладкой, что он не желал останавливаться. Ни одна женщина прежде не имела для него такого вкуса. Может, потому, что она была человек? Ответа он не находил.

- Но ты же сказал, что не должен так делать в отношении человеческой особи, - напомнила она уязвлено.

И надеясь, что он сам оттолкнет ее, если забылся. От его горячего дыхания на коже разум заволакивало пеленой страсти.

- Я имел в виду - кусать, - ответил он.

И она почувствовала, как ей в плечо впились клыки. Осторожно и нежно. И вздрогнула от этого прикосновения, вспоминая прошлый раз, но по телу прокатилась только приятная дрожь.

- Все же это неправильно, - выдохнула Аника, теряясь в его руках.

- В сообществе оборотней связываться с человеком считается дурным тоном, - ответил Таннари. – Но, как ты заметила, я не привык подчиняться правилам. И мне все равно, что они там скажут.

Его слова вернули ее в реальность. Возникло чувство, что он хочет воспользоваться ею, чтобы разбавить свое скучное пребывание в ее доме, раз другие девушки вне его досягаемости. Аника резко оттолкнула его, чтобы выбраться из-под него, и повернулась набок. Поначалу он отпустил, позволяя вырваться из объятий, опасаясь, что опять напугал. Но что-то внутри рванулось, требуя остановить ее и не упускать, иначе больше не вернется. И он вновь удержал ее, обхватив впереди одной рукой за плечи.

- Отпусти, - жалобно произнесла Аника.

Он прижался к ее спине, продолжая удерживать рукой, поддавшись навязчивому голоску, что шептал: «не отпускай», и сожалея о сказанных словах.

- А если нет? – его губы коснулись ее уха, обжигая теплым дыханием.

- Что же, я бессильна против тебя, - тихо произнесла она, расслабившись в его хватке.

Аника поникла, осознавая, что вовсе не в физических силах дело. Стремление к нему было таким сильным, что едва хватило воли, чтобы оттолкнуть. Питая свою борьбу обидой и страхом, она все же переломила себя и вырвалась из желанных объятий. Однако если он продолжит наступать, то сломает всякое ее сопротивление. Но он тут же отпустил. Не хотел, чтобы думала, будто посмеет применять к ней силу. Высвободившись, Аника встала.

- Пожалуй, в моей жизни и без того достаточно совершенных ошибок, - расстроено проговорила она, - не хотелось бы, чтобы и ты был в их списке. Хотя нет, - девушка обернула к нему, - ты уже там числишься. С того момента, как я впустила тебя в дом.

- Значит, я твоя ошибка, - обиженно проговорил Таннари, садясь на диване. – Почему?

- Связи с оборотнями трудно назвать чем-то правильным, - ответила Аника.

- Разве это так мешает?

- Ты оборотень! – воскликнула она. – По-моему, этого более, чем предостаточно.

- Но я же игнорирую то, что ты человек, - признался он. И с улыбкой добавил: – И ты только что сама вцепилась в меня, как клещ.

Несмотря на улыбку, ее слова в душе отозвались какой-то горечью. Та страсть, с которой она ему отвечала, не могла быть поддельной. Может, опять испугалась?

Аника смущенно отвернулась. Так и хотелось высказаться, что поразвлечься с ней у него не выйдет.

- Может, ты заколдовал меня, - буркнула она.

- Подобных магических способностей у нас нет, - угрюмо ответил Таннари, осознавая, что она ищет оправданий себе.

- Ты забылся, - проговорила она, застегивая рубашку, - что люди ниже вас по развитию. Извини, но между нами не может быть ничего общего. Ты оборотень. Следующий раз ты меня загрызть можешь.

Аника пытала настроить саму себя против него, но выходило это не важно.

- Я хоть чем-то причинил тебе вред? – требовательно спросил Таннари, возмущенный ее безосновательными обвинениями.



Ирен Нерри

Отредактировано: 13.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги