Хранительница Ее Высочества

Размер шрифта: - +

Глава 4. Без маски

Слова арестанта отдавались в глубине моего сознания. Глухо бухало сердце: «Ты. Ты умрешь. Скоро». Темнота давила на грудь, мешая дышать. Я беспомощно открывала и закрывала рот, как выпотрошенная рыба на доске кухарки, но не могла вдохнуть.

– Ты знаешь ее? – спросил тюремщик.

Экономя слова, парень кивнул. Седые пряди, торчащие в разные стороны как копна сена, упали ему на глаза. Он не моргая смотрел на меня, будто знал, что сможет задушить меня одним лишь пристальным взглядом.

– Ты врешь, – просипела я, каким-то чудом сумев проглотить комок в горле.

Разбитое лицо исказила жуткая гримаса – седой убийца усмехнулся.

– Теней много. Тряпки не обманут. Ты умрешь.

Я потянулась достать Иглу, но вспомнила, что сама отдала ее капитану дворцовой стражи накануне вечером.

– Ты хоть понимаешь, кому угрожаешь? – Даже без ободряющего прикосновения к рукояти Иглы, ко мне постепенно возвращалась уверенность.

Этот убийца просто не в курсе, что мне нельзя угрожать. Просто потому что никакой «я» не существует в природе. Я отражение принцессы Эсстель и точка. Вот и сейчас он думает, что это принцесса переоделась в одежду жрицы и пришла послушать, как он плюется кровью и дешевыми угрозами. Наивный, бедняга.

Одно плохо. Он узнал меня. То есть ее. Не важно. Он знает, как мы выглядим, и это значит, что у него была возможность подобраться к ней вплотную. Хорошо, что он пошел по ложному следу и отвлекся на меня. А если он был не один?

Я отвернулась от арестанта и наткнулась на лучащийся самодовольством взгляд тюремщика. Вот он-то судя по всему, Эсстель никогда вблизи не видел. Для него я всего лишь младшая жрица, которую удобно обвинить в заказном убийстве наставника и заселить в еще одни «покои» в его владениях.

Посмотрим.

– Довольно. Я узнала достаточно, – я высокомерно вздернула подбородок и направилась к выходу.

– Ишь какая прыткая, – тяжелая рука легла мне на плечо.

Я резко обернулась, вырываясь из захвата. Мне остается только надеяться, что принцессу тоже обучали основам рукопашной схватки. По крайней мере, этому меня обучали отдельно от нее, хотя за книгами мы просиживали дни и ночи напролет вместе. Чем старше мы становились, тем реже видели друг друга – она училась отличать подати от пошлин, а я тренировалась размахивать Иглой. Для меня потом началась подготовка к жреческому званию, а принцессу стали учить, как можно одним словом и тремя взглядами дискредитировать любого соперника в споре. Вот что-что, а от парочки таких уроков и я не отказалась бы. Сейчас с легкостью бы заткнула за пояс этого мужлана.

Потому что если сейчас не получится – не сносить мне головы.

– Вы намерены меня задерживать? – Я выгнула дугой правую бровь, подражая принцессе.

– Жрица, если будешь ерепенится, я посажу тебя к твоему дружку, – недовольно нахмурился тюремщик и кивнул в сторону убийцы. Тот вроде не подал виду, что услышал, но едва уловимо пошевелился, и я тут же представила себе, как сжимаются холодные железные пальцы на моем горле. Сомневаюсь, что седой наемник даст мне хоть один акт моего спектакля разыграть. Он напоминает бешеного волка в клетке, который вроде сидит смирно, но всегда готов вцепится в горло и не разжимать челюсть до тех пор, пока не выдавит жизнь из того глупца, кто подойдет слишком близко.

Я сдернула с головы тюрбан, позволяя длинной серебристой косе свободно упасть на плечо. Наемник поднял глаза, внимательно следя за каждым моим движением. Мне не нравился его взгляд: оценивающий, терпеливый. Он был уверен, что сумеет добраться до меня, и от одной мысли об этом, по моей спине полз холодный ужас.

А вот тюремщика мое преображение в принцессу никак не тронуло. Спорю на ключи в его сапоге, он никогда даже издали не видел ни Эсстель, ни ее мать-королеву! Великие Хранители, вот деревенщина! Он даже ничуть в лице не изменился, ни одна мысль не скользнула в прозрачных, как горный хрусталь, глазах.

– Я… – язык не поворачивался назвать себя именем Эсстель. Пусть я ее отражение, но Эсстель будет в ярости, если узнает. Особенно сейчас, когда она начала меня в чем-то подозревать.

Внезапно тюремщик изменился в лице и отвесил низкий поклон.

– Ваше Высочество!

«Дошло наконец», – удовлетворенно подумала я.

– Что ты здесь делаешь? Наверху уже с ног сбились тебя искать, – Услышала я до боли знакомый надменный голос.

По коридору в сопровождении матери и дяди шла принцесса Эсстель собственной персоной. Ее-то трудно было спутать с кем-то из прислуги – дорогая юбка подметала грязный пол темницы, а драгоценные украшения ярко сверкали в неверном свете факелов. Я поклонилась.

– Меня арестовали, Ваше Высочество, – не без злорадства я покосилась на побледневшего тюремщика.

– Вот как? – Аметистовые глаза холодно взглянули на солдата. – Надеюсь, у вас были на то основания?

– П-по подозрению в убийстве Старшего ж-жреца, – пробормотал тюремщик, с которого одним махом слетел весь прокурорский лоск.

– Но ведь убийца сидит в камере прямо перед вами, – вежливо удивилась принцесса.

– Вы правы, Ваше Высочество, – поклонился солдат, отчаянно краснея.

– Значит, нет оснований задерживать мою телохранительницу? – еще более вежливо уточнила Эсстель.

– Никак нет, Ваше Высочество! – кланяясь, тюремщик недоверчиво смотрел на меня, как будто до сих пор не мог поверить, что подозреваемая ускользнула из его лап.

Наслаждаясь сценой, я на некоторое время забыла об арестанте. А вот он о нас не забыл. Я бросила на него взгляд и поразилась, насколько изменилось его лицо. Он вовсе перестал быть похож на человека, чуть ли не принюхиваясь к принцессе. Серые глаза потемнели. Рот приоткрылся, обнажив залитые кровью острые зубы.



Сайфер

Отредактировано: 26.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги