Хранительница поневоле. Книга 2.

Размер шрифта: - +

Глава 3

Лавируя между потоками пешеходов, я быстро шагала по направлению к дому. Предстояло самое трудное - разговор с родителями. По дорогам мчались городские автобусы, изрыгавшие ядовитый дым, а невыдержанные водители перестраивались из полосы в полосу, стараясь попасть побыстрей домой. В воздухе стояла вонь, которую до этого я не замечала, а вокруг была суета и людское безразличие. Загрязнённая среда, мусор, шум транспорта и бетонные гробы домов давили на меня, пригибая к земле. Мысль была только об одном - быстрей оказаться в спасительной тишине. Мне катастрофически не хватало зелени, птиц и стрекотания стрекоз. Ощущение такое, что мир стал чужой, и это только укрепило правильность моего решения. 

- Мам, пап!- прокричала я с порога, надеясь застать их дома. Откладывать разговор не было сил. 

- Ты чего кричишь?- спросила мама, выглядывая из кухни. 

- Пойдёмте, присядем, нам нужно поговорить. 

Родители сели на диван, настороженно вглядываясь в моё лицо. Отец держал спину ровно, словно ожидал чего-то неприятного. Как вы правы, мои дорогие, мне так не хочется вам врать, но другого выхода нет. Сглотнув ком подступивший к горлу и чувствуя себя предателем, села напротив, скрестив руки. 

- Тут такое дело...- помялась я и, решившись, быстро выпалила, - я прошла конкурс в университете. Меня и ещё пару учащихся направляют учиться за границу по программе обмена студентов. Обучение на год, затем мы возвращаемся обратно. 

- Позволь поинтересоваться, по каким таким критериям проходил отбор, и почему ты нам ничего не говорила?- задал папа закономерный вопрос. 

- Проверяли успеваемость, языки и учитывалась посещаемость, а также примерное поведение. Студенты представляют страну и наше заведение в частности, поэтому никто не хочет, чтобы мы опозорились. Я просто сомневалась, что пройду, поэтому и молчала. А сегодня была у Ольги, и она передала мне результаты. Дело в том, что она знала об этом давно, но в силу последних событий молчала. Кстати, решать мы должны быстро, до отъезда осталось два дня. 

Они переглянулись, пытаясь переварить информацию. Первым не выдержал папа. 

- Дочь, ты уверена? Ты столько перенесла в последнее время, может, откажешься?- с надеждой спросил он. 

- Ну, пап,- обижено сказала я.- Такой шанс выпадает раз в жизни, и вряд ли я когда-то сама смогу поехать в Лондон. 

- Она права,- неожиданно подержала меня мама. - Смена обстановки пойдёт ей на пользу. 

От её слов захотелось съёжиться и стать совсем незаметной. Ложь легла на мои плечи тяжёлым грузом. 

- Ты права, - сказал папа, приобняв маму за плечи и вздохнул. - Дочь у нас выросла, и мы не вправе держать её возле себя. Только ты нам пообещай, что если что не так, ты сразу летишь домой. Договорились? 

- Конечно!- радостно крикнула я и кивнула, подтверждая, что поняла. 

Потом они засыпали меня вопросами о быте, проживании. Мама долго и нравоучительно читала мне лекцию по поведению хороших девочек в другой стране. Все это было вперемешку со вздохами и всхлипами. 

- С этим мы разобрались. У нас осталось мало времени, и тебе пора собираться, а также прикупить все необходимое, - заявил папа и вытащил деньги. - Держи, пойди и купи все, что надо в дорогу. Здесь немного, но, думаю, тебе хватит. 

Хлюпнув носом, я бросилась вперёд, стараясь обнять сразу двоих. Какие они чудесные! Так мы и сидели, обнявшись, не решаясь нарушить этот момент. 

Весь следующий день я металась по магазинам и блошиным рынкам, впадая из крайности в крайность. Накупив нужных для любой девушки мелочей, я задавалась вопросом что ещё. Прикупив пару брюк и походных бот, а также нижнего белья, от остального отказалась сразу.  Не видела  в этом смысла. Мода иная  и в иномирной одежде я буду как бельмо в глазу. К тому же, мое финансовое положение в том мире намного лучше, чем в этом. Была, конечно, шальная мысль, прикупить оружие, но она отпала по нескольким причинам. Во-первых, я не представляла, где его можно купить, во-вторых, не желала стать той, кто  приносит опасные идеи. Слишком хорошо я знала историю и видела, к каким последствиям может привести производство оружия. Нет, там с головой хватит и магии. Не забыла я захватить аптечку с лекарствами на все случаи жизни или почти все. Да, есть лекари и целители, и я одна из них, но иногда сподручней дать лекарство, чем тратить энергию. К тому же, я прекрасно помнила, что себе помочь не могу, а значит, лично мне это может пригодиться. Самым тяжёлым оказалось выбрать подарки. Нет у меня фантазии и не будет, я довольно прагматичный человек. Всегда затруднялась купить, даже  если речь шла о близких друзьях и родителях, а что уж говорить о тех, кто с  другого мира. Именно по этой причине я ненавидела хождения по магазинам, предпочитая посещать их только при необходимости. В итоге Тору и Лину купила поварскую книгу с картинками, в которой поэтапно показано, как готовить. Дарку на блошином рынке нашла водонепроницаемую зажигалку, на которой выгравирован волк. К тому же прикупила гору шоколадок и сникерсов, так понравившихся ему. Для Азариаса и Мирписа приобрела настольные шахматы. Искусные фигуры были сделаны из стекла, и я надеялась, что им понравится. Не забыла и про себя, захватив банку растворимого кофе, который очень любила. Остался только Рольт, но на нем моя фантазия иссякла. В голову абсолютно ничего не лезло. Разве что... 

Вспомнив про старика, который увлекался часами, а также производил их в единичных экземплярах, бросилась к нему. Озвучила странную просьбу изменить в ручных часах циферблат до десяти вместо двенадцати. Не обращая внимания на странный взгляд дедка, пообещала заплатить втридорога, если к завтрашнему дню будет готово. 

- Деточка, позволь старику тебя так называть,- улыбнувшись, сказал он. - Тройная плата это прекрасно, но смена картинки не изменит механизм часов. Они так и будут идти 60 секунд в минуту и 60 минут в час. Как я понял тебе нужно другое, чтобы в часу было сто минут, а этого, увы, я не могу изменить. 

Обломавшись и поблагодарив его за честность, я вышла не солоно хлебавши. В голову кроме глупых или похабных подарков ничего не приходило. В конце концов, замучившись и истоптав ноги, решила приобрести подарочный набор. Тривиально, не спорю. Но искусно сделанная фляжка из кожи с элементами художественного выжигания мне понравилась, а прилагающаяся ручка и маленький фонарик показались неплохим дополнением. Облегчено вздохнув, что, наконец, покончила с этой частью, бросилась в университет. Подав заявление на академический отпуск по личным причинам, усталая, но довольная, заявилась домой. 

Последние дни пролетели быстро и незаметно - они были посвящены семье и сборам. Я, как утопающий, который пытается надышаться последним глотком воздуха про запас, вцепилась в родителей железной хваткой и не желала отпускать, стараясь каждую свободную минуту проводить вместе. Предстоящая разлука было неизбежна, но от этого не становилось легче. Самым сложным, как ни странно, оказалось, написать письма. Казалось бы, что тут замысловатого, раз, два и готово? Но придумать десять писем, изобилующих яркими описаниями моего выдуманного обучения за границей, было тяжело. И дело тут не в фантазии - этого у меня предостаточно, убивала ложь, в которую я погружалась все больше и больше. 

Наступил день отъезда. Еще вчера я убедила родителей, что для всех нас будет лучше, если мы попрощаемся дома. Стоя возле двери, мы бурно обнимались, целовались, всхлипывали, а затем все начиналось по новой. Папа, кряхтя и охая, подтащил вещи к лифту, поставив этим жирную точку на наших проводах. 

- Маш, как ты понесёшь эту тяжесть? Давай я хоть помогу донести их до такси. 

Вещей, и правда, было много. Как-то незаметно, я обросла не только рюкзаком, но и двумя неподъёмными сумками, а в придачу от мамы получила сухой паек, которого, судя по размерам, должно было мне хватить минимум на две недели. 

- Нет, папа,- покачала головой.- Мне нужно привыкать самой, к тому же, если пойдём вместе, то я боюсь, что расплачусь. 

Ещё раз, крепко обняв родителей, я вошла в лифт. 

- Уезжаете? - услышала голос, когда собиралась выйти из подъезда. Ко мне на встречу из неосвещённого угла подъезда вышел полицейский, тот самый, что навещал меня в больнице. Его губы кривились в язвительной усмешке, а глаза холодно и изучающе смотрели на меня. Противный тип. Б-р-р-р. Как его там? Ах, да... 

- Анатолий Владимирович,- не менее ехидно сказала я. - Какими судьбами в наши хоромы? 

- Я задал вам вопрос,- не отреагировав на провокацию, произнёс он. 

- Не ваше дело!- зло процедила я. 

- Позвольте вам помочь? 

Неожиданная и любезная просьба ввела меня в ступор. Странный он, то грубый, то добрый. Прямо как женщина в критические дни. А, впрочем, что это я, человек хочет помочь, так не будем мешать. 

- С радостью, - улыбнувшись, сказала я и указала на сумки. 

Тот лёгкой походкой подошёл к ним, наклонился, схватил за ручки и крякнул от удивления.



Марианна Тогер

Отредактировано: 02.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги