Яд внутри

Размер шрифта: - +

Глава 2 - Изобличительные шипы

- И всё равно я не понимаю до конца, - бормотал Илмари, когда Энви тянула его по кладбищенской тропе.

-  Покажу кое-что, - хитро улыбалась девушка. – Скоро станет ясно…

«…кто здесь лжёт и притворяется, - закончила она про себя. Но не переставала трепетать оттого, что держит парня за руку. Ей казалось, что по ней периодически пускают ток. – У него холодная ладонь. Как это привлекательно! И глупо! О, Боже, я теряю голову!»

Самообладание практически изменило ей, когда они вышли к месту захоронения Суло. Постамент скрывался в зелени лиственных деревьев на выступающем пяточке справа от тропы. А так как на машинах тут не ездили, а только ходили пешком, то люди не стали вырубать бурно разросшиеся после похорон музыканта ясени. Никто не помнил, кто их посадил. А одно дерево, у самого памятника, казалось, корнями уходит прямо в гроб. Сейчас ясени образовывали короткую аллею к могиле и плотно сплетались ветками, создавая арочный свод. В дождливую погоду можно было стоять под ним и не бояться промокнуть.

Почему именно ясени, а не клёны, дубы или другие деревья? Скандинавы верят, что ясень соединяет мир живых и мир мертвых, что это своеобразная лестница за «грань». Ведь мировое древо Иггдрасиль – ясень. Энви относила этот сакральный символизм к погибшему музыканту. Это окутывало Илмари таинственным и романтичным ореолом.

Несчастная влюбленная превозносила его чуть ли не в божественный ранг и злилась на судьбу, что та жестоко обошлась с человечеством и прибрала одного из самых талантливых, молодых и красивых музыкантов мира. Где он сейчас, блуждает по бескрайним просторам Маналы[1]? Его место среди живых! Энви снова отвлеклась, предаваясь бередящим душу рассуждениям об исчезнувшем идеале. Они как раз прошли под аркой из веток.

Серая гранитная плита с выбитой надписью:

 

Илмари Тоиво Суло

5.01.1965 – 2.04.1990

 

встречала их обветшалым и сколотым телом. Девушке иногда казалось, что могила важна теперь только поклонникам – она ни разу не встречала тут родственников Суло.

 «Пусть они забыли, но мы будем помнить. Я буду. Как этот мальчишка смеет называться его именем?! Он вовсе не Илмари, хоть и похож на него. О, Энви, сколько можно теребить одну и ту же тему, будто ты сомневаешься? На зелёные глаза повелась…?»

И тут мысли оборвались. То, что она увидела, шокировало. Могила была разрыта! Вместо аккуратных кустов спиреи и снежноягодника, зияла огромная яма.

Энви отпустила руку парня и подошла ближе. Держась за дерево, осторожно заглянула вглубь. Копали неумело: из земли торчали корни и камни, провал доходил до гроба, разломанного и абсолютно пустого! Чудовищная картина до того поразила девушку, что она раскрыла рот от удивления и раздражения.

- Как… какой вандализм! Как это допустили?! – жарко возмутилась она. – Куда смотрели сторожа? Чтобы кто-то раскопал могилу и унёс тело! Вернее скелет, - поправилась она. – Немыслимо! Ужасное кощунство! Что ты молчишь? – она вспомнила о спутнике и обернулась. Тот уставился на выбитые на постаменте имя и годы жизни, да так недоумённо, будто видел впервые.

- Что это? – его голос странно задрожал. Так же, как протянутая к памятнику рука. – Не может быть… Как умер?

- Конечно, не может! Кто-то разрыл могилу… - Энви спустилась к нему. – Подожди, ты о чём?

- Как так? Не понимаю… – рука задрожала сильнее, а на глаза навернулись слёзы.

- Да, умер, - девушка поджала губы. – Двадцать пять лет назад, я же говорила. От сердечного приступа. А ты не слушал, всё твердил, что ты и есть Илмари. И если бы настоящий Суло остался жив, ему было бы за пятьдесят. А тебе на вид явно меньше. Признайся, как тебя зовут на самом деле?

- Илмари… Суло… - отрывисто проговорил парень.

Девушка не поняла, назвал ли он своё имя или это был крик скорби о погибшем. Но его странное поведение разжигало любопытство.

«Убивается так, будто только узнал о гибели музыканта. Может, он приезжий? Тогда где он живёт – в пещере? Без телевидения, радио и Интернета? Да, он мог не бывать на могиле, но нельзя пропустить известие о смерти вокалиста и распаде группы! Тем более он знал о её существовании, раз косил под Суло».

- Эй, парень, давай скорбеть в другой раз. Тут такое дело, прямо с кладбища украли…

Она протянула руку и коснулась его плеча. Как раз в тот момент, когда он дотронулся до постамента. Энви будто прикоснулась к человеку под током – по руке от пальцев прошло что-то тяжёлое и обжигающее. Но боль быстро прошла, а перед глазами замелькали образы. Они вспыхивали как яркие картинки, мелькали как кадры фильма.

Она видела Илмари. Он мчал на байке по пустой и мокрой от дождя дороге, пока не схватился за сердце и не потерял управление.

Энви разжала ладонь. Упала ли сама или её отбросило – она не знала. Но очнулась на земле недалеко от парня, которого потянуло вперёд. Он бы свалился в раскопанную могилу, если не ухватился за ветки. Несчастный повис над пропастью. Ещё не до конца придя в себя, девушка бросилась на помощь. Руки заскользили по коже плаща, но она вцепилась в него и потащила Илмари обратно. Она дернула так сильно, что оба упали. Сначала Энви подумала, что многовато падать в третий раз за сегодня, потом – что обнимает симпатичного парня, но, в конечном счете, все мысли прогнала одна единственная:



Регина Райль

Отредактировано: 20.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться