Яд внутри

Размер шрифта: - +

Глава 14 - Король всех инструментов

Энви открыла глаза и села на постели. Спала она неважно – всю ночь снилось, как Минна и Илмари целовались. Девушка замотала головой, прогоняя остатки неприятных снов, и вздохнула.

«Нельзя так ревновать! Минна – моя лучшая подруга! Она только начала встречаться с парнем, она влюблена и счастлива. У неё нет притязаний на Илмари. А если бы были, он – свободный парень и волен делать, что хочет… Чёртово наваждение, - Энви крепко зажмурилась. – Он – моё страдание и одержимость. Но ни в коем случае не должен об этом узнать! Он считает меня только другом, и я счастлива быть им. Боже, неужели каждое утро будет так начинаться?» - она сжала кулаки и с размаху стукнула по подушке.

- Энви? – почти тут же послышался голос Илмари. – Ты проснулась?

«Блин, почему у него такой хороший слух», - подумала девушка уже с улыбкой.

- Да, встаю, - крикнула она, начиная одеваться.

- Отлично. Хочешь кофе?

- Хочу.

Когда она появилась на пороге кухни, одетая, умытая и расчёсанная, кофе уже ждал на столе, а парень хозяйничал за плитой.

- Что ты там делаешь? – Энви заглянула ему через плечо.

- Завтрак для тебя. Минна сказала, что ты любишь овсянку с фруктами, вот я и решил… Мне всё равно нечего делать, и должен же я как-то отплатить за доброту.

- Ты ничего не должен… - начала Энви, как Илмари перебил её вскриком:

- Чёрт! - он отпрыгнул от плиты, отчаянно тряся рукой. Лицо перекосилось от боли.

- Что случилось? – девушка тут же всполошилась.

- Обжёгся. Видимо готовка всё-таки занятие не по мне.

- Давай под холодную воду, - она схватила парня за запястье и потащила к раковине, но его улыбка мигом отбила всю прыть. Густо покраснев, она отпустила руку: - Прости, забыла, что волдыря не будет… Но боль хоть проходит?

- Да, уже нормально, - Суло продолжал улыбаться, а Энви не понимала, что его так обрадовало. Уж не раскалённая же ручка кастрюли.

- Мне приятно, что ты готовишь мне завтрак, но давай лучше я сама закончу.

Илмари не протестовал.

- Первый опыт с электроплитой? – спросила она, вооружившись прихваткой.

- Да, адское изобретение.

- Надо же, - помешав подгорающую кашу, Энви обернулась через плечо и рассмеялась, - сам Илмари Суло, великий музыкант, варил мне овсянку!

- Тебя спасает лишь то, что говоришь без сарказма, - парень предупредительно поднял палец, но тоже засмеялся.

Настроение поднималось с каждой проведенной с Илмари минутой. С ним было приятно говорить о чём угодно, даже о ерунде. А ещё волновал тот факт, что он позаботился о её завтраке. Покончив с едой, они собрались на прогулку.

Парень облачился в кожу, и они снова поехали в центр, но на этот раз не в Ласилла, а в Эту-Тёёлё. Энви редко бывала здесь, поэтому с интересом глядела в окно. Сейчас они ехали по главному проспекту – Мехелининкату через парк Сибелиуса, где по обыкновению скопилось много туристических автобусов. Сначала Энви подумала, что Илмари хочет выйти у памятника, потом – что едет на кладбище Хиелтаниеми, но ни там, ни там они не вышли. Тогда осталась последняя достопримечательность.

Энви повернулась уточнить, но передумала, посмотрев в спокойное лицо Илмари и заметив взгляд, блуждающий в запредельных далях. Потом она и сама задумалась и, когда парень поднялся выходить, молча пошла за ним. Они поднялись на площадь, где им открылся  поразительный вид. Скальные породы выходили из земли по всему Хельсинки, а здесь будто сразу полскалы поднялось. Изнутри её взорвали и переоборудовали под церковь Темппелиаукио. Из-за медной крыши купола казалось, что огромная летающая тарелка приземлилась в центре города. Энви была внутри всего раз и то недолго.

Илмари остановился и ответил на немой вопрос в её глазах:

- Да, я иду туда.

- Я с тобой, - отозвалась она так категорично, будто парень предложил подождать снаружи.

Он улыбнулся ей и кивнул, входя вместе с группой туристов. Энви чуть не потеряла юркого Суло из виду и настигла уже в главном зале. Она словно оказалась в пещере, но светлой и просторной – стеклянные вставки  на потолке пропускал свет.

Ребята сели на скамью. Кроме туристов народу было мало, кто-то молился, кто-то слушал органную музыку. Да, самый настоящий орган, ведь акустика здесь была превосходная. На площадке, напоминающей сцену, в ряд стояли люди в белом, исполняя высокими голосами молебен на латыни. Исполняли службу, а может репетировали.

Девушка глаз не могла оторвать от самого величественного инструмента в мире. Когда она была здесь в первый раз, то не заметила орган вообще, и сейчас удивлялась своей невнимательности. Она слушала, вбирая удивительные звуки, чувствуя, как музыка захватывает. Точь-в-точь как на первой репетиции Илмари. Органист самозабвенно нажимал на клавишы и педали, которые сообщались с ме́хами, нагнетающими воздух в трубы. Его ноги и руки словно танцевали. Низкие ноты завораживали таинственной красотой, а высокие очаровывали и увлекали в прошлые века.



Регина Райль

Отредактировано: 20.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться