Закончен школьный роман...

Размер шрифта: - +

Часть третья. Главы 7-8

7

Летом Ника, без лишних намеков, со стороны мамы, самостоятельно вспомнила о данном ей обещании. Она его сдержала, она поступила в училище и не пожалела об этом.

Как уж так получалось, что Ника в каждом новом месте почти в самое первое мгновение сталкивалась с отличными девчонками. В школе раньше других с ней заговорила Марина, и теперь она самая близкая подруга. А тут, еще во время экзаменов, Ника познакомилась с Машкой. Подружка-болтушка у нее уже была (это Марина, конечно же), и вот появилась еще одна, задумчивая мечтательница, временами становившаяся невероятно расчетливой и прагматичной. Везло Нике на внезапных людей.

Она привела Машу к Ларисе, и та осталась довольной. И теперь в училище было с кем поболтать о танцевальных делах. Хотя в училище о танцах говорили все.

Вымуштрованная Ларисой, а может, благодаря еще и личным достоинствам Ника быстро обратила на себя внимание, и ей, чуть ли не единственной с первого курса, предложили танцевать в существующем при училище учебном ансамбле народного танца. Виктория Львовна, руководитель ансамбля, сама уговаривала Нику.

– В нашем положении довольно сложно поддерживать высокий класс. Только вытянем новичков на нужный уровень, уходят выпускники, и им приходится становиться за старших, держать марку. Не успеешь глазом моргнуть, а уж и они учебу заканчивают. И так без конца. С тобой, Ника, конечно, было бы проще: работать ты умеешь, талант у тебя есть. А то, что ты эстрадница... так народный танец тебе не помешает, а, возможно, даже еще и поможет. Мы ведь не только «Калинку-Малинку» танцуем. Например, испанский. Это же совсем другое. Ты, кстати, видела, как ребята исполняли ирландский танец?

Ника чувствовала себя не очень-то удобно: ее уговаривает замечательный человек, уговаривает на замечательное дело, а она должна ответить «нет», поэтому она встрепенулась, получив возможность сделать что-то приятное для Виктории Львовны.

– Да, видела, – подтвердила она и искренне определила свое впечатление: – Завораживает. И я уже ощущаю себя преступницей. Вы меня хвалите, а я хочу вам отказать.

– Почему? – Никин односложный, спокойный отзыв вместо льстивых, восторженных речей понравился Виктории Львовне, но причину отказа она не понимала.

– Я не могу бросить Ларису. И не хочу, – Ника немного смущалась и говорила тихо, ей всегда трудно было сказать «нет» в ответ на предложение или просьбу приятного ей человека. – Я уже настолько прикипела душой, сил не хватит уйти из группы. А разрываться между... – она помедлила. – Получится: ни там, ни там. Мне, конечно, очень неудобно...

– Очень жаль, Ника, – Виктория Львовна качнула головой. – Но ты права. Передай своей Ларисе мой «привет». Она молодец! Ждем вас на наш юбилейный концерт, – и на прощанье все-таки предположила: – Может, ты еще когда-нибудь передумаешь?

8

Через день или два на переменке Нику отловил солист ансамбля Гриша Голубев.

– Неужели ты отказалась? – он не верил словам, которые вынужден был произносить, и, не дождавшись Никиных оправданий, принялся наставительно внушать. – Очень глупо с твоей стороны. Ты просто не понимаешь, чего теряешь. И на экзаменах особое отношение, и с «дипломом» никаких проблем. Каждый год по заграницам ездим! В прошлом – в Испании были. Уж не упомнишь, где и еще.

– Переживу как-нибудь и без Испании, – не очень-то дружелюбно заметила Ника. – А уж если очень захочется, найду себе спонсора. Он меня одну, без вас, свозит, – и пока Голубев не пришел в себя от ее бессовестной наглости, твердо, не терпя возражений, заявила: – И, пожалуйста, Гриша, закончим. Я уже сказала «нет», и не надо меня доставать. Думаешь, мне очень легко было отказаться!

– Вот видишь! – Гриша не отставал, а завел по новой: – Может быть, тогда и не стоило отказываться? Лучше было бы согласиться. Как же тебе объяснить?

– Мне не надо объяснять! – остановила его Ника и угрожающе процедила сквозь зубы: – Гришенька-солнышко, угомонись же ты!

– Ты все-таки подумай!

Конца-края не видно!

– Голубев! – Ника захватила в кулак частичку его свитера, поближе к шее, и тихонько потянула. – Если ты не замолчишь, я тебя придушу.

От Гриши ей избавиться удалось, но спустя всего несколько дней почти те же слова о ее глупости и недальновидности повторял Стас, и от них уже нельзя было отделаться таким забавным способом.

Они развлекали публику в ожидании появления очередной «восходящей звезды», известной пока только по парочке видеоклипов, и заполняли перерывы. Когда певица выходила на сцену, Ника с Машкой молниеносно исчезали в одной из самых дальних комнат, до которой доходило наименьшее количество звуков, потому как слушать, что поет эта «звездочка» было поистине мучительно больно.

– Не стошнит, так вырвет, – отчаянно заявила Маша. – Кто пишет ей тексты? Неужели она может это петь?

А после выступления Нику задержал Стас.

– Ты знаешь, что я сделал? – многозначительно и взволнованно спросил он.

Ника еще не успела ничего предположить, а он продолжал:

– Я договорился: нас берут в танцевальную группу.

– Нас всех? – еще не понимая, о чем идет речь, но почему-то сразу с неприязнью поинтересовалась Ника.

– Нет. Нас двоих.

– Постой! В какую танцевальную группу? К ней? – Ника презрительно указала в сторону сцены.

Стас слегка стушевался.

– Ну... пока. А почему бы и нет? – Стас почувствовал уверенность. – Я понимаю, ее песенки слушать – маленькое удовольствие.



Виктория Эл

Отредактировано: 22.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги