Закончен школьный роман...

Размер шрифта: - +

Часть четвёртая. Глава 12-13

12

Они часто встречались по утрам, заранее не планируя, случайно выходили в одно время и немного задерживались в подъезде. Они любили начинать день с долгого поцелуя. Но сегодня Филипп нагнал Нику уже на улице.

– Ты придешь вечером? – спросила Ника.

Филипп ответил не сразу. Некоторое время он молчал, глядя в сторону, что-то решая про себя, и наконец неуверенно произнес:

– Скорее всего, нет. Надо доделать курсовую. Сессия скоро.

Ника с тревогой наблюдала за ним. Такое чувство, будто он скрывает. Что-то произошло, что-то случилось, а он не решается ей рассказать.

– А когда же?

– Не знаю. Сама понимаешь, за семестр столько долгов накопилось. Надо успеть все разгрести, – он улыбнулся, немножко виновато глядя на недоумевающую Нику (это откуда у гения долги?). – Да и тебе, я думаю, некогда скучать. У тебя тоже экзамены на носу.

– У самого у тебя на носу, – по-ребячьи насупилась Ника.

– Ну, не сердись!

Филипп кротко тронул ее за руку.

– Я не сержусь.

Еще есть время. Пока они ждут автобус, а потом едут вместе несколько остановок, Ника успеет убедить его в том, что учеба вполне сочетается с личной жизнью без ущерба для той и другой стороны. И она повернула по направлению к автобусной остановке, но Филипп остановился, вовсе не собираясь следовать за ней.

– Я сегодня на трамвай.

Торопливо поцеловал прохладными, мягкими губами и метнулся прочь. И на весь день остался в душе неприятный, тревожный осадок, легкое беспокойство, дискомфорт от чего-то неведомого и нехорошего. А вечером еще больше растревожила Лада своим слегка растерянным видом и странными взглядами.

– Ничего не случилось? – не выдержала Ника.

– Нет! – слишком поспешно заверила сестра.

Лада все еще размышляла, стоит ли рассказывать Нике. Происшедшее событие явно из разряда неординарных. Но нужно ли знать о нем младшей сестре? Захочет ли вообще она слушать? Имеет ли оно для нее теперь хоть какое-то значение?

Пробегая по коридорам поликлиники, в надежде успеть к началу обхода в стационар, Лада внезапно застыла на месте, честное слово, действительно не веря свои глазам, и, наверное, с весьма забавным выражением лица. Но он не стал смеяться. А еще он не стал делать вид, будто это вовсе не он, или будто он не заметил или не узнал Ладу. Он бесстрастно глянул исподлобья и, пожалуй, даже не попросил, а приказал своим прежним ровным, спокойным голосом:

– Не говори никому, что видела меня.

Окажись в его словах чуть больше твердости, Лада непременно бы возмутилась, но он, как и раньше, умел тонко регулировать свои интонации, и она не решилась возразить, а только хотела спросить: «Почему?», но ее окликнули. Она и сама знала, ей надо торопиться, и еще знала, она не услышит никаких объяснений на свой столь объемлющий вопрос. Да и нужны ли они теперь? У Ники все складывается прекрасно. Зачем ей будоражить себя какими-то давними воспоминаниями?

И Лада ничего не рассказала, потому что ее просили, и потому что так решила она сама. А ночью Лада никак не могла уснуть, все еще раздумывая, и Ника долго ворочалась в своей кровати.

Что-то не так! Трудно определить, что, но все-таки… Иначе, почему не проходит беспокойство, не исчезает осадок, оставленный утренним происшествием? Впрочем, какое там происшествие!

Обычное утро. Они встретились и разошлись в разные стороны. Будто раньше подобного никогда не случалось!  Бывали и такие утра, когда им вообще не удавалось встретиться. Разве обязательно каждый раз они должны направляться одной дорогой? Но раньше на вопрос о вечернем свидании он, не задумываясь, почти мгновенно отвечал «да» или «нет». Конечно, чаще «да». Почему же сегодня у него возникли сомнения? Будто он долго и трудно решал про себя, и вовсе не взвешивая возможность и невозможность предстоящей встречи. Он размышлял, нужна ли она ему вообще.

Нет! Скорее всего, Ника напрасно мучает себя, создавая из мухи слона. Подумаешь, сегодня не увиделись! Завтра увидятся.

Когда последний раз они сильно поссорились, то не встречались несколько дней. По собственной воле! И пережили ведь. Хотя Ника выдержала эти дни с трудом, неимоверными усилиями воли сдерживая желание отправиться к нему домой с целью выяснить отношения, а главное, конечно, помириться. Для чего же еще выяснять отношения? Хорошо, что Филипп ее опередил!

Однажды, выйдя из училища в толпе девчонок, она увидела его у крыльца и тут же отвернулась, почувствовав, как дрогнуло и учащенно забилось сердце.

– Ты обратила внимание? Там Филипп! – заботливо доложила Маша.

– Ну и что? – постаралась произнести Ника равнодушно, с нетерпением ожидая, когда он, наконец, подойдет и заговорит.

– Вы поссорились?

– Неважно!

Пусть еще помучается! Ника не торопилась оставить девчонок и обнаружить, что заметила присутствие молчаливого поклонника. Несомненно, Филиппа может утомить ожидание, тогда он развернется и уйдет. Это было бы ужасно! И означало бы, что им, собственно, уже не стоит ничего выяснять. Остается надеяться, что до подобного кошмара не дойдет. Конечно, не дойдет!

Ника двинулась с девчонками в сторону остановки. Он покорно шел следом, все еще не решаясь подойти. Он не любил сцен при свидетелях. Откровенность слишком дорога и уязвима, чтобы выносить ее на обозрение чужим людям. Однако, он стоически терпел дурацкое положение, в котором находился сейчас, потому что очень любил, потому что жить без Ники не мог. А сегодня?

Скорый поцелуйчик и свободный полет в противоположном направлении. Подальше от Ники. Пока еще есть время, пока окончательно не затянуло так, что снова поплетешься вслед за ней послушным псом.



Виктория Эл

Отредактировано: 22.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги