Закончен школьный роман...

Размер шрифта: - +

Часть пятая. Главы 7-8

7

Конечно, она не могла относиться к происходящему спокойно. Она торопливо подошла к окошку в надежде хотя бы заметить, куда побежала Ника. Но Ника не появлялась. Значит, действительно, дочь никуда не отправилась дальше лавочки, а ту, как назло, скрывал от глаз широкий карниз над крыльцом.

Через какое-то время в замочной скважине зазвенел ключ. Она устремилась к дверям.

Может, это Нежданов пришел, и у него удастся узнать, что твориться внизу. Но появилась сама Ника, и не одна.

Можно с ума сойти от ее сюрпризов! Вот у Лады дела идут ровно, плавно, порядочно, совсем как полагается и предполагается. С Никой же ничего нельзя загадывать заранее, получится совершенно не так, а скорее даже наоборот.

Как все славно складывалось с Филиппом! Не парень, а сокровище! Умный, целеустремленный, но не зануда и не зазнайка, веселый, общительный, милый. А отношения между ними казались уж настолько серьезными, настолько крепкими и стабильными, что даже начинала подумывать: а не пойдет ли в ближайшее время разговор о свадьбе? И вдруг: «Он мне не нужен. У него – другая. Но, вообще-то, я от него беременна».

О, господи! И если бы не последняя, более других значащая новость, Никино возвращение стало бы самым потрясающим событием. Хотя, куда еще более потрясать!

Она до сих пор не пришла в себя после разговора с дочерью, поэтому бурной реакции – слава богу! – не получилось. А могло бы случиться неизвестно что, ведь возле Ники стоял Степа. Живой, настоящий и по-прежнему невозмутимый.

Самое большее, на что оказалась способна, сдержанно поздороваться, а потом неотрывно смотрела им вслед, пока они не исчезли за дверями комнаты, и вдруг осознала: она уже не так сильно волнуется и тревожится, и мысли уже не состоят сплошь из отрывочных перенасыщенных эмоциями восклицаний.

Надо взять себя в руки и заняться чем-нибудь, не требующим большого ума, но достаточно хлопотным. Не пойти ли приготовить ужин? Скоро появится Нежданов, и, возможно, ожидающие сюрпризы не лишат его аппетита.

Она что-то чистила, резала, крошила, пытаясь пока не очень задумываться, размеренно передвигалась по кухне и, однажды повернувшись, увидела Степу. Тот стоял, опираясь плечом о косяк и, наверное, ждал, когда она его заметит.

– Можно к вам? – негромко и спокойно поинтересовался он.

– Как сказать, – немного напряженно, но без всякой неприязни заговорила Никина мама. – Раньше я думала, что и на порог-то тебя не пущу. А сейчас даже и понять не могу, что теперь хорошо, что плохо, да как поступать.

Честно говоря, ей всегда нравился этот мальчик. Еще Нежданов когда-то привлек ее внимание своим спокойствием, умением мягко и ненавязчиво достигать цели. Это умение таило в себе серьезную опасность, но всегда оставалось притягательным. А сдержанность и невозмутимость Степы, как ничто более, подходили для импульсивной и порывистой Ники. Недаром так тяжело перенесла она их неожиданное расставание.

– Можно поинтересоваться, где ты пропадал? – естественный, у всех без исключения возникающий вопрос.

– Лучше не надо.

Ни наглого вызова, ни слезной мольбы, твердый, открытый взгляд, и не хочется ни обижаться, ни возмущаться.

– Ты и Нике то же самое ответил?

Степа кивнул.

– И как она к этому отнеслась?

Конечно, он только пожал плечами, не желая никого посвящать в подробности их объяснения.

– А зачем ты сейчас пришел?

Она имела полное право на подобные вопросы – кому, как ни ей, переживать с дочерью очередной поворот судьбы! Но этот странный мальчик не боялся прямых взглядов и трудных вопросов.

– Посмотреть, – он на мгновенье опустил глаза, необычно хмурые, холодные, но тут же поднял их, – что я натворил.

Он умолк и вдруг произнес совсем другим голосом:

– И потом, – и улыбнулся с легкой хитрецой, но мягко, совсем не по-мальчишески, как-то по-взрослому, по-мудрому, – мне всегда у вас здесь нравилось. И готовите вы замечательно.

Ну, как не улыбнуться ему в ответ, юному льстецу.

– Вы же знаете, мои редко бывают дома по вечерам. И приготовлением ужина они себя особо не утруждают. Обрадовались, что я вырос, и сам смогу противостоять голодной смерти.

Нет, Степе не откажешь в способности в напряженный момент выдать что-нибудь этакое, отчего все сразу расслабляются и умиротворяются!

– Следовательно, от ужина ты не откажешься?

Он скромно потупил глазки.

У мальчика оба родителя связаны с театром, и сыночек, похоже, получился прирожденный артист.

– Ника тоже сейчас придет. Она переодевается.

И о ее дочери он всегда знает больше матери. А она думала, что, как только увидит его, самое малое – спустит с лестницы. Но вот он появился, и будто все встало на свои места.

Нежданов так пока и не пришел. Они поужинали втроем, и, когда мама начала собирать тарелки, Ника остановила ее и героически заявила:

– Не беспокойся. Я сама все уберу и вымою.

– Можешь не мыть, – благосклонно разрешила мама. – Полежат до утра, никуда не денутся.

Она ушла. Ника, не торопясь, убрала со стола и посмотрела на Степу.

– Твои родители будут волноваться, если ты не вернешься сегодня?

– Они же знают, что я пошел к тебе, и последствия могут быть самые разнообразные.

Ника помедлила, сомневаясь в себе самой, и вдруг попросила:

– Останься со мной! – и торопливо пустилась в объяснения: – Лада уехала на неделю, ее место сейчас свободно. А мне надоело быть одной. Когда кто-то рядом, гораздо легче. Не уходи! Ладно?

Он согласился, хотя вместо «кто-то» хотел бы услышать «ты».



Виктория Эл

Отредактировано: 22.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги