Жизнь навыворот

Размер шрифта: - +

Глава 17

Глава 17

Что вам рассказать за утро понедельника? Оно похоже на визит докучливой тетушки, перед которым надлежит отдраить квартиру, закупить продуктов и наготовить всего пожирнее, да с майонезиком. И хочется притвориться, что заболел, улетел на Таити, а еще лучше в нирвану, но звенит набатом будильник и все послушно идут открывать дверь. Здравствуйте. Ждали, как не ждать?

Вставать пришлось рано, обманчиво извиняющаяся Гаянэ позвонила накануне и скомандовала прибыть к десяти. На другой конец города и еще немного по трассе. Серафима цветисто выругалась, а вечером объяснялась перед Игорем. Аргит попросил его разъяснить значение незнакомых слов. По очевидным причинам списать расширение лексического запаса на тлетворное влияние улицы не получилось.

– Какой у вас там песец был? – рассеянно уточнил Игорь.

– Дрыганый.

– Интересный эвфемизм.

Серафима несколько секунд наблюдала, как он, отставив чашку с кофе, скривившись, трет висок.

– Таблетку дать? От головы, – уточнила она в ответ на его вопросительный взгляд.

– Лучше уж сразу новую голову, – криво усмехнулся Игорь.

– Даже так, – задумчиво протянула Серафима, пристально его рассматривая. – Вставайте.

– Что?

– Вставайте и идите сюда.

Она протопала полосатыми пятками по ламинату и остановилась возле тренировочного мешка.

– Но я не собираюсь…

– Слушайте, я же не предлагаю вам спарринг. Это отличный способ сбросить напряжение и проветрить мозги. Не волнуйтесь, ему не больно, – она кровожадно улыбнулась. - Я проверяла.

Игорь нехотя поднялся.

– Знаете, мне в детстве постоянно твердили, что нужно беречь руки, – он оценивающе посмотрел на молчаливого противника.

– Зачем? – искренне удивилась Серафима.

– Фортепиано, – длинные пальцы изобразили в воздухе гамму.

– Круто! Еще играете?

– Нет, – сказал он резко.

И это короткое, казалось бы, слово, вместило в себя очень многое.

– Ну и отлично, – Серафима сделала приглашающий жест. – Ни в чем себе не отказывайте.

Игорь втянул носом воздух, присмотрелся к мишени и ударил.

 

Когда Серафима дорулила до спортивно-стрелкового клуба "Витязь", внедорожник Гаянэ уже украшал парковку своим матовым великолепием. Рядом с холеным вороным тяжеловозом хонда Серафимы смотрелась облезлой панкующей козой. Аргит проворно выпутался из ремня безопасности, выскользнул из машины и замер, изучая обстановку. Отчаянно зевающая девушка вывалилась с водительского сидения. Воздух здесь был, конечно, не чета городскому. С кошачьей бесцеремонностью он влетал в голову, устраивая там тонизирующий кавардак. Брал на слабо, побуждая дотянуться до солнца. Серафима запрокинула голову, позволила небу оценить работу ее стоматолога, по-собачьи отряхнулась и, подхватив рюкзак, пошла к крыльцу. Аргит неслышно следовал за ней.

В вестибюле их ждали евроремонт и миловидная блондинка на ресепшене.

–  Мы к Владимиру Николаевичу.

Девушка опустила глаза на экран монитора, внимательно рассмотрела Серафиму и с профессиональной вежливостью проворковала.

– Одну минуту. Сейчас вас проводят.

 

Собеседование в спортзале Серафима проходила впервые. Хотя назвать просторную комнату с пустыми белыми стенами и матами на полу залом - польстить ей безмерно. Кроме стойки для обуви тут не было ничего. Не записывать же в инвентарь Гаянэ, Захара и крупного мужчину за сорок со стрижкой ежиком и пронзительным взглядом.

– Аргит-джан, Серафима-джан, хорошо, что пришли, – широко, но как-то хищно улыбнулась Гаянэ. – Познакомьтесь, это Владимир Николаевич Воронов, руководитель девятого отдела.

– Здравствуйте, – Серафима протянула руку, подавая Аргиту пример.

Владимир пожал ее спокойно и обстоятельно. Надежно.

– Добрый день. Меня зовут Аргит. Приятно познакомиться.

Мягкие знаки в словах он, конечно, растерял, но фразу построил правильно.  

– Ну вот, а ты говорила по-нашему не понимает, – Владимир поднял перечеркнутую шрамом бровь.

– Вижу Игорь-джан не теряет зря времени, – одобрительно кивнула Гаянэ. – Аргит-джан, Серафима-джан, мы вас пригласили для нескольких несложных тестов.

Серафима тихо на пальцах и инфинитиве объяснила Аргиту, чего от них хотят.

– Испытание? – удивленно переспросил он.

– Да, небольшое испытание. Ты согласен?

Он едва заметно прищурился.

– Гаянэ назвать испытание. Я отвечу.

– Дружеский поединок с Захаром. Тренировка.

– Има?

Несколько минут ушло на выяснение правил боя, а в конце обсуждения Аргит неожиданно спросил:

– Захар человек?

– А есть разница? – удивился Захар.

Глаза у инспектора тоже оказались темными: карими, почти черными, в тон стянутым в хвост волосам. Аргит уточнил вопрос у Серафимы, после чего с дотошной обстоятельностью пояснил непонятливому мужчине.

– Человек делать больно нельзя. Закон.

Начальник девятого отдела одобрительно хмыкнул. Гаянэ одарила его многозначительным взглядом.

– Нет. Захар-джан не человек.

– Я согласен, – с неожиданным энтузиазмом выдал Аргит.

– Вот это разговор!

Захар энергично стукнул кулаком о кулак и начал разуваться.

– Обувь туда, – сказала Серафима по-английски.

Кроссовки Аргита встали рядом с парой Захара. Пока мужчины выходили на середину комнаты, Серафима достала из кармана телефон.



Софья Подольская

Отредактировано: 12.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться